Долгий путь к примирению в Восточной Азии

Кавасима Син [Об авторе]

[01.09.2015] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

Заявление Мураямы и перспективы примирения

70-летие окончания Второй мировой войны вызывает много споров. В Японии масс-медиа часто обсуждают четыре ключевые формулировки («агрессия», «колониальное правление», «искреннее раскаяние» и «извинения»). Эти ключевые слова, касающиеся действий Японии в предвоенные и военные годы, использовались в речи премьер-министра Мураямы Томиити , посвящённой 50-летию окончания войны, в августе 1995 года, и в речи премьер-министра Коидзуми Дзюнъитиро по случаю 60-летней годовщины в августе 2005 года. Такие заявления получили благоприятную оценку в странах Азии, как это видно, например, по выступлению (на англ. яз.) премьера Государственного совета Китая Вэнь Цзябао в японском парламенте в апреле 2007 года. Премьер-министр Абэ Синдзо утверждал, что его администрация «в целом» поддерживает заявления его предшественников. Это один способ взглянуть на вопрос, но вряд ли эти четыре формулировки исчерпывают весь спектр исторических проблем, накопившихся в отношениях Японии и её соседей.

Представленный премьер-министру недавно «Отчёт группы советников по истории ХХ века и роли Японии, а также о мировом порядке ХХI века» (на англ. яз.) в основном посвящён истории, но также затрагивает темы послевоенного примирения и будущих перспектив. Взгляд в прошлое, несомненно, важен, но повышенное внимание, уделяемое в отчёте послевоенному примирению, является его отличительной чертой.

Послевоенное становление мира в Восточной Азии

И в мировых, и в локальных войнах боевые действия приводят к множеству смертей, оставляя семена ненависти в обществе того региона, где они происходят. У победителей и побеждённых проявляется это по-разному: в осознании ответственности в странах, потерпевших поражение, в описаниях героизма у стран-победителей и т. п. В этом смысле свои «проблемы осознания истории» существуют в любой стране мира.

В теории международных отношений и международной политике есть область, касающаяся миростроительства. Это отрасль знания, рассматривающая способы установления мирных общественных отношений в странах или регионах, переживших войну или другой вооружённый конфликт. Как же происходило такое миростроительство в Восточной Азии после Японско-китайской войны 1937-1945 гг. и Второй мировой войны? И произошло ли примирение между бывшими противниками?

Можно сказать, что процесс примирения начинается с дипломатических контактов, а потом уже продолжается в обществах примиряющихся стран. Субъектами примирения являются как государства, так и общества, и чрезвычайно важно примирение и на том, и на другом уровне.

В дипломатии миростроительство начинается с заключения мирного договора и установления нормальных дипломатических отношений. Однако это только самый первый, формальный шаг. Само собой, без заключения мира между странами что-то делать невозможно, и поэтому этот первый шаг совершенно необходим. Однако даже в том случае, когда договор оговаривает проблемы репараций, он не может излечить раны, нанесённые войной, и если в школьном преподавании истории отстаивать собственную правоту в войне, то враждебное отношение к бывшим противникам лишь усилится и укрепится.

Необходимость дальнейшего искреннего раскаяния и извинений

Вряд ли можно утверждать, что в Восточной Азии произошло примирение, судя по нынешней ситуации с историческими проблемами. И всё же процесс примирения между Японией и Тайванем и другими странами Юго-Восточной Азии дошёл до определённой стадии, если сравнивать с японско-китайскими и японско-корейскими отношениями. Стремление к примирению должны проявлять обе стороны, как повредившая, так и потерпевшая, – от первой требуется искреннее раскаяние и извинения, а от второй – великодушие и готовность простить.

Неизвестно, по этой ли формуле происходит примирение между Японией и Тайванем и странами ЮВА. Страны-жертвы агрессии следуют принципу «Прощать, но не забывать», и требуется дальнейшее изучение вопроса, чтобы понять, какие устремления и принимавшиеся для примирения меры к этому привели.

Это показывает, насколько сложно балансировать для того, чтобы добиться примирения. Следует учитывать множество важных факторов, внешнеполитических обстоятельств и внутреннеполитических проблем, на хитросплетениях которых должно появиться примирение. Именно поэтому, даже если покажется, что примирение произошло, в действительности всё может измениться, это обратимый процесс.

Так что даже если в какой-то момент Японии удастся достичь примирения с другими странами, это вовсе не значит, что об этой проблеме можно забыть. Как напавшая сторона, Япония должна продолжать выражать искреннее раскаяние и извиняться за свои прошлые действия. Наверняка со временем частота таких извинений снизится, но их необходимо продолжать приносить на знаковых мероприятиях, это чувство должно присутствовать в преподавании истории, и Японии следует чутко реагировать на различные изменения ситуации.

Ситуация примирения с Китаем и Южной Кореей ещё очень далека от принятия формулы «Простить, но не забывать». В обеих странах в преподавании истории особое внимание уделяется ужасам японской агрессии и колониального правления, и этот исторический опыт оказывается тесно связан с рассказом о завоевании независимости и становлении нынешних государств. Масс-медиа в этих странах, газеты и телевидение, чутко реагируют на события, связанные с историческими проблемами, и эта реакция повторяется по другую сторону китайско-корейской границы и взаимно подпитывается. В социальных сетях используется радикальная риторика, и на международных форумах Китай и Южная Корея не упускают случая донести выгодную для себя точку зрения о Японии – как это недавно было в случае спора о внесении японских объектов в Список культурного наследия ЮНЕСКО.

В этих условиях мы вряд ли в скором времени увидим примирение между Японией и Китаем, или между Японией и Южной Кореей. И всё же нам следует помнить, что так происходит оттого, что другая сторона использует историю как политический инструмент, но это вовсе не значит, что нам можно оставить попытки достигнуть примирения. Думаю, что нет никакой необходимости для Японии выполнять необоснованные требования либо же принимать взгляд на историю, диктуемый противоположной стороной, но нам нужно показывать наше стремление к примирению.

Задачи для поколений, не знавших войны

За послевоенные годы прилагалось немало усилий для примирения с Китаем и Южной Кореей. Было движение японско-китайской дружбы, многочисленные лидеры делового мира Японии, невзирая на трудности, с которыми это было сопряжено, достигали позитивных результатов в деле налаживания связей с Китаем. Опыт военного времени способствовал появлению городов-побратимов и других подобных контактов между местными администрациями в Японии и Китае. Регионы в Японии, откуда набирались воинские подразделения, налаживали дружеские контакты с регионами в Китае, куда вторгались эти подразделения. Японские интеллектуалы также внесли свой вклад, проводя широкие обсуждения ответственности за войну. Они также работали над изучением ошибок Японии в предвоенное время, проводя дискуссии о «Пятнадцатилетней войне»(*1) и её причинах.

Продолжая серьёзно изучать прошлые преступления нашей страны, мне кажется, необходимо также пересмотреть и наши инициативы по примирению, которые мы предпринимали до сих пор, и понять, чего им не хватало. Примирение становится задачей послевоенных поколений, которые не видели ту войну и не были непосредственно вовлечены в конфликт. Можно оспорить необходимость заново повторять то, что уже было сказано и сделано в 1950-1970-е годы, но в XXI веке от Японии наверняка потребуется найти своё видение примирения.

В этой связи важно продолжать выражать раскаяние и приносить извинения, но важнее использования этих слов будут действия, которые мы предпримем, чтобы выразить наши извинения и которых недоставало до сих пор в наших усилиях по достижению примирения. Я считаю, что очень важно показать нашими действиями, что мы не забыли прошлое и хотим загладить свою вину.

Говорят, что международное сообщество вступает в эпоху, когда национальные чувства играют важную роль наряду с политическими и экономическими факторами. Восприятие истории является ключевым элементом в формировании чувства принадлежности к нации, и то, как интерпретируется история в конкретной стране, связано с её способом действий в качестве национального государства. В таком контексте важно не быть пассивным в отношении слов и действий других и явно показывать чёткую позицию в стремлении к примирению, постоянно демонстрируя её своими действиями. Эту задачу должны решать государство, масс-медиа, другие общественные институты, а также каждый из нас.

 (Статья на японском языке написана 10 августа 2015 г.)

(*1) ^ «Пятнадцатилетняя война» – общее название японской агрессии в период Японско-китайской войны 1937-1945 гг. и Тихоокеанской войны 1941-1945 гг., являющихся тесно связанными между собой частями Второй мировой войны.

  • [01.09.2015]

Главный редактор сайта Nippon.com. Профессор кафедры международных отношений Института гуманитарных исследований Токийского университета. Специализируется в азиатской, в частности китайской дипломатии. Родился в Токио в 1968 г. В 1992 г. закончил Токийский университет иностранных языков по специальности «китайский язык», имеет степень доктора философии по литературе. Ранее преподавал в Университете Хоккайдо. Автор книг «Формирование внешней политики Китая в Новое время» (2004), «В поисках путей формирования современного государства: 1894-1925» (2010) и других.

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости