Ситуация в Южно-Китайском море и внешняя политика Китая: как реагировать Японии?

Кавасима Син [Об авторе]

[18.01.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | FRANÇAIS | ESPAÑOL |

Ситуация в Южно-Китайском море и великодержавная политика Китая

Мировые специалисты по китайской политике практически единодушны во мнении, что с момента прихода на должность председателя КНР Си Цзиньпина в ноябре 2012 г. политика Китая в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях стала значительно более жёсткой. Эксперты по китайской дипломатии тоже часто говорят, что Си Цзиньпин, в отличие от предыдущего председателя Ху Цзиньтао, вероятно, не пойдёт на уступки по морским и территориальным вопросам.

Действительно, судя по Декларации о поведении сторон в Южно-Китайском море 2002 г. или японско-китайскому Меморандуму об освоении Восточно-Китайского моря, при Цзян Цзэмине (председатель КНР в 1989-2002 гг.) и Ху Цзиньтао (председатель в 2002-2012 гг.) по вопросам территориальной принадлежности и морских интересов с Китаем можно было вести переговоры. Однако при Си Цзиньпине начались насыпные работы по созданию искусственных островов на рифах и подводных скалах в Южно-Китайском море, строительство на них взлётно-посадочных полос, военных сооружений, и эта деятельность не прекращается, несмотря на протесты окружающих стран и США.

В самом Китае это представляют так, что Китай, когда он ещё был слаб, только декларировал претензии на обладание островами в Южно-Китайском море, но теперь, обретя силу, он может воплощать свои притязания в жизнь. И в Китае всё шире распространяется мнение, что Китай стал великой и сильной страной, в том числе и в военном смысле, и именно поэтому он может делать то, что раньше делать не мог.

Правительство Си Цзиньпина считает, что США не прибегнут к решительным действиям

Таково восприятие ситуации в Китае, подпитывающее внешнюю политику Си Цзиньпина. Вообще говоря, во второй половине правления Ху Цзиньтао политика Китая действительно становилась всё более жёсткой, а после банкротства Lehman Brothers Holdings в 2008 году, испытывая уверенность в ослаблении США, Китай ещё более ужесточил политическую линию, но при Си Цзиньпине эта тенденция не только продолжилась, но и усилилась.

На фоне этих изменений китайское руководство стало исходить не только из общественного мнения в Китае, но начало воспринимать Китай как вторую в мире по значимости державу, обладающую неоспоримым преимуществом по меньшей мере в Восточной Азии, и стало выдвигать свои региональные инициативы и предлагать международные общественные блага как страна-лидер Восточной Азии и Восточной Евразии.

Конечно же, сам факт того, что Китай обрёл региональное превосходство, не приводит непосредственно к ужесточению политики в отношении территорий и морских интересов, но правительство Си Цзиньпина, вероятно, пришло к выводу, что Китай стал способен насыпать острова и создавать военные базы, а окружающие страны не могут этому ничего противопоставить, и даже США не могут принудить Китай прекратить эти действия. В основе такого рассуждения лежат, наверное, увеличение военной мощи, политика США по отношению к Китаю, состояние вооружённых сил стран АСЕАН и их экономические связи с Китаем.

Борьба США за свободную навигацию

Такая позиция Китая, само собой, привлекает внимание США. Проводя политику восстановления баланса сил, внося свой вклад в развитие экономики Восточной Азии, США придавали Китаю большое значение. Укрепляя сотрудничество в сфере безопасности с Японией и другими союзниками, Америка не намерена усиливать напряжённость в своих отношениях с Китаем. Позиция правительства Обамы за время первого и второго сроков изменилась, оно стало относиться к Китаю со всё большей опаской, но продолжает стараться налаживать с ним диалог.

Всё же даже тяжёлые на подъём Соединённые Штаты направили в Южно-Китайское море эсминец класса Aegis. Это была мера по обеспечению свободной навигации.

Однако США не вмешиваются в территориальную проблему, они всего лишь предупреждают Китай о проблеме возникновения прав на акваторию в результате создания островов на рифах, Конвенции ООН по морскому праву, удостоверяются в понимании Китаем принципа свободной навигации. Или, может быть, судно США просто совершает рейс через территориальные воды Китая без предварительного уведомления, наперекор Китаю, требующему такого уведомления, несмотря на право безопасного прохода через территориальные воды.

Несомненно, представления Китая о морских правилах вовсе не обязательно совпадают с представлениями, принятыми в Европе, Америке или Японии. Но это вовсе не значит, что такая интерпретация правил присуща только Китаю. Есть немало стран, так же понимающих правила, как и Китай.

Какой же видится из Китая американская позиция по отношению к нему? Отправив в Южно-Китайское море эсминец, США не остановят строительство аэродромов и военных сооружений. Надо полагать, США и не рассчитывали на такой эффект. Одновременно с отправкой эсминца в Южно-Китайское море США проводят американско-китайские военно-морские учения в водах возле Шанхая и приглашают Китай участвовать в учениях RIMPAC (военно-морские учения стран Азиатско-Тихоокеанского региона). С точки зрения Китая американские действия в Южно-Китайском море совершенно не должны выглядеть чрезмерно жёсткими. Всё это выглядит так, как будто правительство Обамы несколько усилило политику сдерживания Китая, но с китайской точки зрения это не настолько ощутимо, чтобы изменить свою политическую позицию.

Страны АСЕАН: экономические отношения и проблема безопасности

Даже в случае обострения ситуации в Южно-Китайском море страны АСЕАН в принципе не могут прибегнуть к решительным мерам. В Восточной Азии не сложилась структура, подобная НАТО. Однако политический курс Китая усилил сплочённость заинтересованных стран, которые обсуждают ситуацию, в которой они оказались, обмениваются информацией. Вначале многие из этих стран имели тесные экономические связи с Китаем и оказались перед проблемой совмещения таких связей и сохранения суверенитета и обеспечения своей безопасности. Кроме того, все они должны решить задачу увеличения боеспособности своей береговой охраны.

В этих условиях для Филиппин определённой сдерживающей мерой может стать обращение в международный арбитражный суд. Призывы этих стран к международной общественности также могут оказать определённое влияние. Однако заставить Китай полностью прекратить такие действия они, очевидно, не могут.

Вовлечённость Японии в проблему Южно-Китайского моря

Для Японии проблема Южно-Китайского моря не является «чужой проблемой». Исторически говоря, во время войны Япония владела почти всеми островами Южно-Китайского моря, а по Сан-Францисскому мирному договору, а также мирному договору с Тайванем (Китайской республикой), Япония признала отказ от притязаний на обладание архипелагом Спратли (яп. Нанса сёто). Можно рассматривать спор за обладание островами как соперничество за острова, оставленные Японией.

Кроме того, Япония в определённой степени вовлечена в проблему, учитывая то, что у нынешней Японии через Южно-Китайское море проходят важные пути морских коммуникаций, а также то, что территориальные проблемы Южно-Китайского моря связаны с территориальными вопросами Восточно-Китайского моря.

Вьетнам и другие вовлечённые в спор страны знают о том, что американское участие ограничивается разграничением сторон, и ждут от Японии более активных действий. Однако, к сожалению, все видят, что для Японии почти невозможно отправить Морские силы самообороны в Южно-Китайское море. Можно было бы представить участие Береговой охраны Японии в решении проблемы, но Береговая охрана уже подошла к пределу своих возможностей в сохранении паритета с Китаем в Восточно-Китайском море. На данный момент актуальной задачей является снабжение флота кораблями, обучение персонала и другие меры, которые помогли бы повысить его возможности.

Пять возможных политических мер

Что же можно противопоставить жёсткой политике Китая, которую он не собирается менять? Само собой, можно протестовать против создания островов и строительства военных баз, но, как мы указывали выше, в нынешней ситуации не стоит надеяться на какие-то результаты. Сейчас, или же в ближайшем будущем, возможны следующие меры.

Во-первых, нужно выступать против создания новых островов на рифах и скалах и строительства аэродромов. Для этого, безусловно, требуется участие США, но важна здесь и роль Японии.

Во-вторых, следует расширять возможности контроля за ситуацией в проблемном регионе – заключать договора о предотвращении инцидентов на море, устраивать «горячие линии» для экстренных случаев. Это можно делать не только в Восточно-Китайском, но и в Южно-Китайском море.

В-третьих, вовлечённым странам следует укреплять береговую охрану и военно-морские силы, стремясь к тому, чтобы они были способны противостоять Китаю. Здесь роль Японии особенно важна.

В-четвёртых, следует прилагать усилия и активнее вести диалог о сужении возможностей интерпретации международного права, в том числе и с Китаем. При этом важно привлекать третьи страны, Европу, Америку.

В-пятых, следует разворачивать публичную дипломатию в отношении третьих стран, не вовлечённых в проблему, чтобы высказать свою точку зрения в противовес китайской. Если при этом поднимать только вопросы суверенитета и территориальные проблемы, эффект будет незначительным.

В этом случае следует обратить внимание на экологические проблемы. Создание Китаем островов в Южно-Китайском море явно разрушает окружающую среду. Неправительственные организации и масс-медиа на Западе проявляют гораздо больший интерес к разрушению прекрасных коралловых рифов, чем к территориальным проблемам в далёких странах. Об этом же автору данной статьи говорили и западные исследователи, которым в японском правительстве объяснили «правильную» точку зрения на территориальные проблемы. Она может нам самим казаться правильной, но подавать информацию, вероятно, нужно так, чтобы заинтересовать и привлечь собеседника к проблеме.

(Статья на японском языке написана 21 декабря 2015 г.)

  • [18.01.2016]

Главный редактор сайта Nippon.com. Профессор кафедры международных отношений Института гуманитарных исследований Токийского университета. Специализируется в азиатской, в частности китайской дипломатии. Родился в Токио в 1968 г. В 1992 г. закончил Токийский университет иностранных языков по специальности «китайский язык», имеет степень доктора философии по литературе. Ранее преподавал в Университете Хоккайдо. Автор книг «Формирование внешней политики Китая в Новое время» (2004), «В поисках путей формирования современного государства: 1894-1925» (2010) и других.

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости