Различие во взглядах на конфуцианство в Японии, Китае и Корее

Ван Минь [Об авторе]

[28.04.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 |

Статус конфуцианства: разница между островной Японией и материковыми Китаем и Кореей

Можно с уверенностью сказать, что отношение к конфуцианству в Японии отличается от отношения к этой философии в Китае и Корее. В китайской и в корейской культурах конфуцианство является центральным элементом классической морали, в то время как в Японии конфуцианство так и не вошло в число центральных элементов локальной культуры. В Китае и Корее конфуцианство это не только общая система взглядов на природу человека, на жизнь в целом, на человеческое счастье; речь идет не только о мировоззрении, но о важном источнике, в котором черпается повседневная мудрость. В японской культуре гораздо большую роль играли такие традиционные ценности, как уважение, отзывчивость и чуткость.

Конфуцианство философское течение, которое появилось и сформировалась в Китае; иначе говоря, это жизненная философия, созданная китайцами и для китайцев. И этот контекст был определяющим в том, что касается распространения конфуцианства в Восточной Азии. В Корее на протяжении всего периода Чосон (1392-1897), когда страной управляла династия Ли, конфуцианство имело статус государственной религии. В XVI веке благодаря прославленным корейским философам-конфуцианцам Ли Хван (Тэге) и Ли И (Юльгок) конфуцианство в Корее достигло небывалых вершин. Корейский полуостров образцово перенял уроки конфуцианства, и не зря одним из самоназваний Кореи было название «маленький Китай».

Сейчас корейские исторические сериалы и вся корейская поп-культура в целом находятся на пике популярности во всей Восточной Азии, и Китай не исключение. Но почему? Для китайской публики сюжеты корейских сериалов очень близки и понятны именно из-за конфуцианской подоплеки. Такие популярные сериалы, как «Жемчужина дворца» («Великая Чан Гым», корейский сериал, который в Китае смотрело 27% зрителей) и «Ли Сан: король Чончжо», полны реплик и диалогов, в которых нашли отражение конфуцианские ценности – тот самый общий знаменатель, в значительной степени облегчающий восприятие.

Переоценка ценностей: конфуцианство в Китае XXI века

В коммунистическом Китае конфуцианство подвергалось критике и репрессиям, но в конце концов люди осознали, что эта философия – неотъемлемая часть китайской идентичности, и если её уничтожить, то Китай перестанет быть Китаем. Таким образом, с началом XXI века началось переосмысление конфуцианства.

В наши дни изучение конфуцианства снова входит в школьную программу. Повсеместно продвигается система образования, в основе которой лежит традиционная культура и конфуцианские ценности. Руководство Китая также использует конфуцианство как инструмент для распространения и усиления влияния китайской культуры в мире. Одним из наиболее показательных примеров этой политики являются Институты Конфуция в октябре 2010 года в девяноста шести странах мира действовало триста двадцать два таких института, зачастую на базе университетов. Помимо Институтов Конфуция, китайское правительство учредило также и менее крупные учебные центры, так называемые «классы» Конфуция, в количестве трехсот шестидесяти девяти. Сеть Институтов Конфуция была создана в 2004 году, и первый такой центр открылся в ноябре того же года в столице Кореи Сеуле.

Влияние конфуцианской философии на экономическое преуспевание

В 1980 году бывший посол США в Японии Эдвин Райшауэр был в числе тех западных исследователей, которые утверждали, что «Азиатские тигры»(*1) обязаны своим небывалым экономическим расцветом именно конфуцианству как основополагающей философии. В тот период китайская экономика словно бы топталась на месте, и причиной этого «топтания» Райшауэр и его коллеги считали отказ от конфуцианства и традиционной культуры в тогдашнем Китае. Не будет преувеличением сказать, что в качестве обобщающего взгляда на восточноазиатский регион в целом со стороны эта теория оправдывает себя и по сей день.

Лучшим доказательством верности этого тезиса может послужить экономический рост Китая, особенно за последние полтора десятка лет, с начала XXI века, когда произошло переосмысление традиций и переоценка ценностей. Показателен также и тот факт, что в 2011 году индекс человеческого развития(*2) (ИЧР) для всех четырех «Азиатских тигров» практически достиг 0,9 балла.

А что же Япония? Как уже говорилось выше, в отличие от Китая и Кореи, где конфуцианство пронизывает всю повседневную жизнь, в Японии эта философия так и осталась в статусе некой системы знаний, всего лишь еще одним предметом для изучения. Возможно, именно в этом кроется причина той легкости, с которой Япония встала на рельсы вестернизации в период краха сёгуната Токугава (1853-1869) и в первые годы реставрации Мэйдзи.

(Статья на японском языке написана 5 ноября 2012 г.)

(*1) ^ Четыре развитых азиатских страны (территории) – Южная Корея, Китай (Тайвань), Гонконг и Сингапур.

(*2) ^ Индекс человеческого развития – новый всеобъемлющий экономический показатель уровня развития человеческого потенциала различных стран. При определении этого индекса учитываются продолжительность жизни, образование и бытовые жизненные стандарты, индекс имеет значения между 0 и 1. Чем ближе значение индекса к 1, тем шире у людей возможности выбора жизненного пути и тем более развито общество (см. http://www.undp.or.jp/publications/pdf/whats_hd200702.pdf).

  • [28.04.2016]

Профессор Университета Хосэй. Член попечительского совета Национального нового художественного музея (Национального центра искусств) в Токио. Специалист сравнительных исследований по социологии и культуре, а также исследований Японии, в частности, творчества писателя и поэта Миядзавы Кэндзи. Родилась в Китае, в провинции Хэбэй. После окончания факультета японского языка Даляньского университета иностранных языков закончила магистратуру Сычуаньского университета иностранных языков. Получила степень доктора гуманитарных наук в женском Университете Отяномидзу в Японии. После окончания Культурной революции была выбрана в качестве стажёра государственного стипендиата в педагогический Университет Мияги (Япония). В 2009 году была удостоена награды руководителя японского Агентства по культуре. Автор многочисленных публикаций, в числе которых «Япония и Китай: Структура обоюдных заблуждений» (Ниппон то тюгоку — Сого гокай но кодзо, Тюокоронсинся, 2008), «Прекрасная японская душа» (Уцукусий ниппон но кокоро, Санвасёсэки, 2010), «Япония как страна зеркал» (Кагами но куни то ситэ но Ниппон, Бэнсэйсюппан, 2011).

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости