Дух Бандунгской конференции: путь стремления к миру, проложенный нашими предшественниками

Ван Минь [Об авторе]

[22.08.2014] Читать на другом языке : 日本語 | 简体字 | 繁體字 |

В разгар лета 2013 года, в августе, мне наконец-то удалось побывать в городе Бандунг в западной части индонезийского острова Ява. Это место известно в связи с тем, что в апреле 1955 года здесь состоялась Бандунгская конференция (Конференция стран Азии и Африки), проходившая, в числе прочих, под лозунгами борьбы с колониализмом, а также права азиатских и африканских народов на самоопределение. 

Единогласно принятое конференцией, где Китай представляла делегация под руководством первого премьера Госсовета КНР Чжоу Эньлая, итоговое коммюнике содержало Декларацию «О содействии всеобщему миру и сотрудничеству»(*1), а также 10 принципов мирного сосуществования и международных отношений, получивших название «10 бандунгских принципов». Тем самым страны Азии и Африки заявили о самостоятельности и стремлении вносить вклад в дело мира и дружбы между народами. Величественные устремления, которые называют «духом Бандунгской конференции», созвучны духу «трудиться самостоятельно, неустанно и, отдавая все силы»(*2), которому в детстве меня учил мой отец. Они глубоко запали в мою душу с раннего возраста. С тех самых пор я мечтала когда-нибудь побывать в этом месте. 

22 августа 2013 года, будучи командирована в Индонезию, чтобы присутствовать на Саммите ислама и конфуцианства 2013 года, совместно организованном Советом улемов Индонезии (MUI) и Верховным советом конфуцианства Индонезии (MATAKIN), я села в Джакарте в тряский поезд и через два часа была в Бандунге. В 1980 году в этом городе по случаю 25-летней годовщины был построен ставший целью моей поездки Музей Конференции стран Азии и Африки, где можно ознакомиться с материалами, связанными с этим мероприятием, непосредственно на месте его проведения. Наиболее ценными из них являются аудиозаписи выступлений руководителей делегаций и других участников Бандунгской конференции. Там можно услышать голос Чжоу Эньлая, который заявил: «Мы признаём наличие разных идеологий и общественного строя в странах Азии и Африки, но это не препятствует общности и единству, к которым мы вместе стремимся». 

На следующий день, 23 августа, уже после возвращения в Джакарту, мне довелось лично убедиться, что эти слова Чжоу Эньлая преодолели пространство и время.  На приёме по случаю открытия Саммита ислама и конфуцианства 2013 года выступили заместитель министра по делам религии Республики Индонезии, начальник информационного отдела Министерства иностранных дел Индонезии, представитель Совета улемов Индонезии (MUI), председатель конференции Мухаммадия, председатель Верховного совета конфуцианства Индонезии (MATAKIN), председатель Общества религиозных и культурных связей Индонезии, участники из Малайзии, Сингапура, Китая, Японии, Перу, с Тайваня, а также из других стран. Слушая их слова, я вновь вспомнила и ощутила дух Бандунгской конференции. 

На конференции в Джакарте, тема которой была сформулирована как «Вклад ислама и конфуцианства в развитие новой цивилизации мира», дискуссии проходили по четырём пунктам повестки, объединённым общей целью — предложить миру новые пути развития веры и стабильных межконфессиональных взаимоотношений: (1) поиск взаимосвязей исламской и конфуцианской культур в регионах, связанных с Великим шёлковым путём, (2) что могут сделать последователи конфуцианства и ислама для гармоничного развития вместе с представителями всех религиозных конфессий Индонезии, (3) цивилизация ислама и конфуцианства и их вклад в мирное сотрудничество в Азии и во всём мире, (4) джакартская декларация для мира во всём мире. 

Выступление на официальном открытии конференции утром 24 августа президента Индонезии Сусило Бамбанг Юдойоно также стало для меня незабываемой речью: 

—— Ведущие к социальной нестабильности конфликты, причины которых, как правило, зависят от стремления к политическим и экономическим выгодам, то и дело происходят под лозунгом защиты веры. Ни одна религия не поощряет насильственных действий. Если рассматривать вопрос с точки зрения соотношения количества верующих и общей численности населения, гармоничное сосуществование последователей ислама и конфуцианства способно внести большой вклад в развитие человеческой цивилизации, общественного мира и стабильности. 

В тот же день вечером была опубликована Джакартская декларация, а заместитель министра по делам религии Индонезии выступил с заявлением по результатам работы конференции. Эта мирная декларация была зачитана в присутствии более чем двухсот исследователей, представителей сферы образования и религиозных деятелей со всего мира, в числе которых были профессор Тан Эньцзя, ректор гонконгской Конфуцианской академии, и председатель Всемирного конфуцианского научного общества Тансри Ли Ким Ю. 

По окончании работы конференции я побывала в расположенных в Джакарте китайской школе и детском саде, а также в местном Доме культуры, знакомящем с историей и жизнью китайских и других иммигрантов в Индонезии. И там я обратила внимание на то, что начиная с меня, независимо от возраста и национальной принадлежности, там нет ни одного человека, кто не знает имени Чжоу Эньлая. Все они хотят, чтобы Китай и Япония шли рука об руку и желают мира в Азии и во всём мире. Наверное, все мы живём, руководствуясь стремлением к миру, путь к которому проложили наши предшественники в Бандунге. 

(Оригинал статьи опубликовано 4 октября 2013 г.)

(*1) ^ Официальное название: «Декларация о содействии всеобщему миру и сотрудничеству». Документ включал десять принципов мирного сосуществования и международных отношений, также известных как «Бандунгские принципы»: 1. Уважение прав человека, принципов и целей Устава ООН. 2. Уважение суверенитета и территориальной целостности всех государств. 3. Признание равенства всех рас и государств, как больших, так и малых. 4. Невмешательство во внутренние дела других стран. 5. Уважение права каждой страны на индивидуальную и коллективную самооборону в соответствии с Уставом ООН. 6. Отказ от использования соглашений о коллективной обороне в частных интересах какой-либо из великих держав и оказания давления на другие страны. 7. Отказ от агрессии, угрозы агрессии и применения военной силы против территориальной целостности или политической независимости других стран. 8. Урегулирование международных споров мирными средствами. 9. Содействие взаимным интересам и сотрудничеству. 10. Уважение справедливости и международных обязательств. 

(*2) ^ Из «Книги перемен»: самостоятельно усердно двигаться вперёд, отдавая все силы, и, не уклоняясь от трудностей. 

  • [22.08.2014]

Профессор Университета Хосэй. Член попечительского совета Национального нового художественного музея (Национального центра искусств) в Токио. Специалист сравнительных исследований по социологии и культуре, а также исследований Японии, в частности, творчества писателя и поэта Миядзавы Кэндзи. Родилась в Китае, в провинции Хэбэй. После окончания факультета японского языка Даляньского университета иностранных языков закончила магистратуру Сычуаньского университета иностранных языков. Получила степень доктора гуманитарных наук в женском Университете Отяномидзу в Японии. После окончания Культурной революции была выбрана в качестве стажёра государственного стипендиата в педагогический Университет Мияги (Япония). В 2009 году была удостоена награды руководителя японского Агентства по культуре. Автор многочисленных публикаций, в числе которых «Япония и Китай: Структура обоюдных заблуждений» (Ниппон то тюгоку — Сого гокай но кодзо, Тюокоронсинся, 2008), «Прекрасная японская душа» (Уцукусий ниппон но кокоро, Санвасёсэки, 2010), «Япония как страна зеркал» (Кагами но куни то ситэ но Ниппон, Бэнсэйсюппан, 2011).

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости