Божество в кроссовках или о чем поют сверчки в японском храме

Александр Николаевич Мещеряков [Об авторе]

[11.04.2014] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | ESPAÑOL | العربية |

Храм Судзумуси-дэра расположен в Киото, в районе Арасияма. Я очень люблю это место, намоленное веками. Зима. Деревья и крыша храма покрыты свежевыпавшим снегом. Красота! Отстояв очередь, захожу вместе с многочисленными посетителями в лекционный зал. Перед тем, как осмотреть этот храм, полагается прослушать проповедь. Все-таки это храм, а не туристский аттракцион. Что ж, здесь правила диктуют не туристы, а местные служители. В душноватом зале стоят плексигласовые прозрачные ящики, наполненные сверчками. Для того, чтобы петь, сверчкам требуется тепло – поэтому обогреватели в лекционном зале включены на полную мощность. Сверчки так старательно трутся лапкой о лапку, что их гомон переполняет помещение. Недаром японцы назвали их “сверчками-колокольчиками” — судзумуси. Эти голосистые сверчки многократно воспеты в поэзии. Знаменитая придворная дама Мурасаки-сикибу в своем замечательном романе “Повесть о Гэндзи” (“Гэндзи-моногатари”) тоже не может не упомянуть о них. Одна из героинь романа произносит:

Знала всегда:
Осень постыла…
Но лишь зазвенит
Сверчок-колокольчик –
И уже не расстаться

(おほかたの秋をば憂しと知りにしをふり捨てがたきすず蟲の声)

Природным сверчкам положено петь осенью, а вот в Судзумуси-дэра они поют сейчас, в самый разгар зимы. Они вообще поют здесь круглый год. Для японцев это удивительно – воздействие муссонного климата таково, что каждое природное явление в этой стране редко отклоняется от календаря. Есть время цветения сакуры, есть сезон дождей, есть сезон тайфунов… Поступь японской природы предсказуема, она движется в соответствии с природным расписанием и в этом отношении похожа на электричку. Всему свое время, а вот сверчки в Судзумуси-дэра этого не знают. Поэтому-то японцы приходят сюда во множестве – подивиться. Усаживаются на циновки, молча слушают эту природную музыку. 

Крепкий монах средних лет рассказывает публике не только про сверчков, но и про историю храма. Одна из главных его святынь – каменная статуя бодхисаттвы Дзидзо. Монах говорит о том, что местный Дзидзо непременно откликается на молитвы. Нужно только потихонечку подойти к нему и сообщить о своем заветном желании. Можно пожелать себе счастливого брака, можно попросить о поступлении в университет. Да мало ли о чем еще. Люди – разные, у каждого душа болит по-своему.

Монах настроен оптимистически, однако немедленного чуда не обещает. Но если будешь твердо верить в доброго Дзидзо, говорит он, тогда – рано или поздно – твое желание непременно исполнится. Если же ты вдруг сменил местожительство еще до исполнения молитвы, тогда следует незамедлительно сообщить о своем новом адресе в храм. Для этого годятся любые средства коммуникации: можно сделать это письмом, можно послать факс, позвонить, воспользоваться электронной почтой…

При этих словах приходится удивляться уже мне, хотя у окружающих японцев эти объяснения не вызывают никакого отторжения. Я привык к христианскому восприятию бога. Этот бог – всемогущ, у него – недреманное око, от него невозможно спрятаться, он видит тебя всегда. Если ты грешишь, то люди могут этого и не узнать, но от христианского бога ничего утаить нельзя. О твоем благочестии богу тоже становится известно незамедлительно. У бога же японского – иные возможности, иная стать. Он похож на только что взятого на работу почтальона, которому следует объяснить дорогу к дому каждого, кто нуждается в помощи. А иначе Дзидзо может не найти дорогу. Этот почтальон добросердечен, но он не всемогущ.

Синто – религия политеистическая, количество божеств, входящих в его пантеон, не поддается учету. Как правило, эти божества имеют локальный характер, их сила распространяется на ограниченную территорию. Японский буддизм в значительной степени подвергся влиянию синто, и многие сверъестественные существа буддизма приобрели черты божеств синто. Божества Японии близки и понятны человеку. Конечно, они умеют больше человека, но все-таки – по сравнению с христианским богом – не настолько больше, чтобы назвать их всемогущественными. В таких отношениях между человеком и божеством меньше божественности, зато больше теплоты и человечности.

Трогательная деталь: этому Дзидзо в Судзумуси-дэра положено преподносить соломенные лапотки-варадзори. Дзидзо приходится много ходить по домам страждущих, поэтому ему необходимо много обуви – ведь лапотки снашиваются быстро. Лапотки – подношение традиционное, но вот нынешние японцы преподносят Дзидзо и более современную и практичную обувь. На специальной вешалке возле статуи можно увидеть и обычные городские туфли, и столь удобные для ходьбы кроссовки. Дзидзо наверняка с благодарностью воспользуется и ими.

  • [11.04.2014]

Александр Николаевич Мещеряков (род. 1951) — российский историк, японист, литератор. Доктор исторических наук (1991). Окончил Институт стран Азии и Африки при МГУ (1973). После защиты кандидатской диссертации в 1979 году более двух десятилетий работал в Институте востоковедения РАН. С 2002 года ведущий научный сотрудник, затем профессор Института восточных культур и античности РГГУ. Возглавлял Межрегиональную общественную организацию «Ассоциация японоведов» (декабрь 2003 — март 2008), журнал «Япония. Путь кисти и меча». Член редакционного совета журнала «Восточная коллекция». Автор около 300 публикаций. За книгу «Император Мэйдзи и его Япония» получил премию «Просветитель» за 2012 год в области гуманитарных наук. Помимо научных трудов опубликовал также три книги стихов и три книги прозы. В переводах Мещерякова на русский язык изданы сочинения Мурасаки Сикибу, Синтаро Исихары, Ясунари Кавабаты и др.

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости