Как выжить в Азии японскому бизнесу?

Эгами Го [Об авторе]

[27.05.2015] Читать на другом языке : 日本語 |

Азиатский бизнес: вынужденная трансформация японских корпораций в борьбе за выживание

Отправившись в путь в июне 2013 года, я побывал в нескольких странах азиатского региона, собрал материал о преуспевающих там японских корпорациях и написал книгу «Японский бизнес не сдает позиции», которая вышла в издательстве «Коданся» в июне 2014 года.

Вообще-то, в 2006-2007 годах я уже занимался этой темой, и тогда тоже ездил в Азию за материалом. Между двумя поездками прошло всего лишь семь лет, но как все изменилось! В 2008 году после банкротства Lehman Brothers японская экономика пошла на спад, а китайское влияние в регионе, наоборот, усилилось и сделалось гораздо заметнее.

Во времена моей первой поездки японские корпорации использовали стратегию вывода бизнеса в Азию в качестве «довеска» к основной деятельности. Дела у многих налаживались, прибыль росла, и поначалу все происходило как бы между прочим: «а почему бы не попробовать продвинуть бизнес в Азии?»  Но сейчас буквально все СМИ только и говорят, что о стратегии «выхода в Азию».  Положа руку на сердце, вы думаете, это нормально? Во время бума японские компании всегда предпочитают действовать по принципу «куда все, туда и я». Они в один голос говорят: «Если не выйти на азиатские рынки, японский бизнес может погибнуть. Но сегодня надо двигаться не в Китай, а в Юго-Восточную Азию». Так ли это на самом деле? Чтобы разобраться, мне нужно было увидеть все собственными глазами.

По результатам могу сказать — очевидно, что перед японскими корпорациями стоит выбор: либо с помощью вывода бизнеса в Азию попытаться сохранить свою «японскость», либо превратиться из японского бизнеса в азиатский просто для того, чтобы выжить.

Не только Япония

Первой страной, в которую я поехал была Малайзия. В Малайзии я хотел встретиться с экс премьер-министром Махатхиром, чтобы узнать его точку зрения на экономическое положение азиатского региона в целом и получить приблизительное представление о том, как воспринимают наши соседи в Азии ситуацию в Японии.

Интервью с Махатхиром проходило в его офисе на последнем этаже Башен Петронас, на фоне панорамы города, который он построил.

Махатхир Мохамад, экс премьер-министр Малайзии, вместе с автором статьи (слева)

В свое время Махатхир сделал девизом своей экономической политики фразу «look East», «смотри на Восток». Мы, японцы, всегда воспринимали этот девиз, как желание учиться у Японии, следовать ее примеру. В Японии, которая мыслит себя «Востоком», противопоставляя «Западу», заявленный Махатхиром курс интерпретировался как заимствование и внедрение именно японской модели экономического развития. Но в эту нашу встречу Махатхир буквально огорошил меня, сообщив, что в понятие «Восток» он с самого начала включал и Китай. 

Следовательно, он очень критически оценивает конфликтные отношения, сложившиеся во время этой каденции премьер-министра Абэ между Китаем и Японией. Он считает, что вместо того, чтобы сотрудничать с Америкой в рамках Транс-Тихоокеанского Партнерства (ТТП), Малайзия должна обеспечить себе нормальное существование в регионе, и ссориться с Китаем ей категорически нельзя. Для тех экономических организаций, с которыми он работает, Махатхир выпустил директиву — если есть несколько альтернатив для сотрудничества, выбирать Китай. И хотя нынешнее правительство Малайзии решило принять участие в ТТП, Махатхир, естественно, выступает против этого решения.

Однако есть и другие, не менее важные, на его взгляд, регионы. В бытность главой правительства Малайзии Махатхир уделял много внимания ситуации на другом конце света — на Ближнем Востоке. Его интересовало то, что происходит в исламских государствах, ведь в Малайзии тоже исповедуют ислам. Повседневная жизнь мусульман регулируется религией вплоть до мелочей, а основным из правил считается «халяль». Стараниями Махатхира в Малайзии было создано ведомство, отвечающее за стандартизацию и сертификацию халяльных продуктов, и в будущем Малайзия рассчитывает выйти также и на этот рынок.  

Для жителей мусульманских стран «халяль» — это нечто само собой разумеющееся, и сложно себе представить, чтобы его воспринимали как сферу хозяйственной деятельности. Но Малайзия является мультикультурным, многонациональным государством и ей не чужд такой «либеральный» подход. Кроме того, если в политике здесь в основном задают тон этнические малайцы, то в в сфере экономики наиболее влиятельны этнические китайцы и индийцы. Единственная ниша, в которой предприниматели-малайцы могут развернуться — это бизнес, связанный с «халялем».

Малайзия, как и Ближний Восток, позиционирует себя воротами, через которые далекий и отстраненный «Запад» может попасть в Азию. Здесь внимательно следят за тем, что происходит и в Китае, и в Японии, и в ближневосточном регионе. Это, можно сказать, одно из преимуществ многонационального государства — осознавать и адекватно оценивать свое геополитическое положение, умело держаться на плаву. В этом смысле, Малайзия — полная противоположность Японии, как мне кажется.

Пониженная выживаемость в жестких условиях

Кроме Малайзии я побывал также и в Мьянме — это еще одно государство, на которое стоит обратить внимание в контексте отношений Японии с другими азиатскими странами. Мьянму сейчас называют «последним азиатским фронтиром», хотя здесь до сих пор много разных дестабилизирующих факторов, в том числе разногласия между представителями военной хунты, демократами и Америкой. Но Япония поддерживает с Мьянмой хорошие отношения еще со времен Второй мировой войны. С исторической точки зрения Мьянма — сильный и опытный игрок на политической арене. Кроме того, это важный геополитический партнер. В интересах Японии укрепить свои позиции в Мьянме, что и пытается сейчас сделать премьер-министр Абэ.

Но вести бизнес в таком государстве, как Мьянма, весьма рискованно. Японские компании, рассматривая выход на нестабильные рынки, как правило, выбирают стратегию NATO (no action, talks only, «обсуждаем, но бездействуем»), когда дальше переговоров дело не идет. И как бы ни старался глава государства, покуда японский бизнес не готов рисковать, продвинуться в Мьянме не удастся.

Местные работники японских компаний, открывших представительства в Мьянме, недовольны нерешительностью головных офисов. «Почему начальство не готово рисковать?» – спрашивают они, и их можно понять. Но компании идут на такой риск лишь в определенных условиях, которые сейчас не выполняются. И хотя в японских газетах нередко пишут о тех, кто действительно преуспел в Мьянме, само собой, далеко не все компании столь успешны.

Я слышал похожие истории и об Индии: чем жестче условия для бизнеса, тем японские компании менее конкурентоспособны. «Салариманы» — офисный планктон — не обладают необходимой силой духа и выдержкой, они с самого начала озабочены гипотетическими последствиями возможного провала и не могут адекватно и оперативно реагировать на ситуацию. Мне часто говорят: «Ну а как работать без налаженной инфраструктуры?» Так ведь с налаженной-то инфраструктурой любой сумеет! Если условия резко улучшатся, то подтянется и западный бизнес, который так легко не уступит свою долю. В этой нерешительности — слабость японского бизнеса, именно из-за этого наши компании часто проигрывают.

  • [27.05.2015]

Писатель, экономический обозреватель. Родился в 1954 году в префектуре Хёго. Окончив факультет политэкономики университета Васэда, начал работать в банке «Дайити Кангё». В 1997 году служил заместителем начальника отдела по связям с общественностью и в разгар скандала, связанного с выплатами крупных средств рэкетирским группировкам «сокайя», стал одним из лидеров внутрикорпоративных реформ, позволивших предотвратить развал корпорации. Позднее, в период работы директором филиала Цукидзи, дебютировал как писатель и вскоре ушел из банка. Автор многих книг, в том числе, «Аварийный банк», «На мели: день, потрясший банки-гиганты», «Этой битве нет конца: горячие хроники современного бизнеса в Азии».

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости