Ситуация на Украине, отложенный визит Кисиды Фумио в Россию и участие Японии в мировых делах
Проявить себя страной — «глобальным игроком» в дипломатии

Ватанабэ Хиротака [Об авторе]

[15.10.2014] Читать на другом языке : 日本語 | FRANÇAIS |

Министру иностранных дел Японии следовало отправиться в Россию

Ситуация на Украине продолжает оставаться нестабильной. По мнению автора, суть проблемы состоит в соперничестве сторонников сохранения сложившегося международного порядка с теми, кто стремится его изменить. В подобной ситуации вполне естественным представляется возникновение «дисбаланса силы воли», когда сторонники перемен напористо пытаются вывести ситуацию из равновесия, а государства-поборники сложившегося миропорядка склонны занимать умиротворяющую позицию. На Западе много спорят, сравнивая нынешнюю ситуацию с натиском Германии и усилиями по её сдерживанию в период перед началом Второй мировой войны. Это не просто возврат к прежним геополитическим идеям или продолжение «большой игры» за ресурсы. Это куда как более масштабный, глобальный спор. В сложившейся ситуации Япония не должна занимать позицию стороннего наблюдателя.

Автор этих строк в принципе поддерживает политику активной дипломатии премьер-министра Абэ Синдзо и согласен с тем, что Японии следует хоть немного «показывать лицо» в зарубежных делах. Вместе с тем необходимо отметить, что в такого рода активности необходимо опираться на суждения, обусловленные глобальной широтой видения происходящего. В таком случае активная дипломатия Японии станет хорошей, своевременной помощью и для её главного союзника — Соединённых Штатов Америки. Конечно, существует вероятность того, что ведение Японией прямого диалога с Россией в обстановке охлаждения отношений между Российской Федерацией и США может вызывать недоверие у Соединённых Штатов. С другой стороны, не следует ли предположить, что в случае выбора правильного тона такого диалога Япония с большой долей вероятности могла бы помочь наведению мостов в американо-российских отношениях?

В этом смысле отложенный визит министра иностранных дел Японии Кисиды Фумио в Россию, который был первоначально запланирован на май, возможно, мог бы стать одним из редчайших, выпадающих раз в тысячелетие шансов, если бы только он состоялся. Формальной причиной, по которой этот визит был отложен, стали трудности согласования дат, однако сообщалось и о том, что в связи с происходящим в последнее время осложнением ситуации на Украине, решение было принято с учётом заботы Японии о своих отношениях с США. По мнению автора этих строк, если только решение об отсрочке не было принято под непреодолимо сильным давлением со стороны Соединённых Штатов, визиту непременно следовало состояться.

Хотя и в правительственном аппарате, включая Министерство иностранных дел, вероятно, были те, кто отстаивал такую позицию, очевидно, возобладала точка зрения о недопустимости шагов, которые могут продемонстрировать расхождение позиций в отношениях с США, а также навлечь недовольство России в случае какой-нибудь оплошности. Судя по всему, сработало желание избежать осложнения японско-российских отношений из-за украинской проблемы в ходе визита министра в обстановке, которая не благоприятствует переговорам с целью решения проблемы четырёх островов севернее Хоккайдо.

Чего недостаёт Японии в области распространения информации за рубежом?

Размышляя над сложившимися обстоятельствами, автор считает, что Кисиде Фумио всё-таки следовало отправиться в Россию. Таким образом Япония смогла бы прямо и недвусмысленно заявить о своём стремлении заниматься требующей безотлагательного решения украинской проблемой, которая вызывает опасения о возможности возрождения «холодной войны». Для того, чтобы решение не только проблемы Северных территорий, но и вопроса островов Сэнкаку и Такэсима, а также проблем «женщин для утешения» и похищений японских граждан в Северную Корею продвигалось в благоприятном для Японии направлении, стране крайне необходима поддержка со стороны международного сообщества, и, в первую очередь, стран Запада.  Вот уже несколько лет для того, чтобы распространять информацию по вопросу Северных территорий, а также о других проблемах страны, японское правительство не только направляет в страны Запада официальные миссии, но и прилагает существенные усилия, чтобы донести свою позицию на уровне неправительственных контактов. В прошлом году на эти цели были выделены небывало солидные бюджетные ассигнования.

Япония становится темой обсуждений в самых разных формах. Следует отметить, что заочная дискуссия, в которую вступили послы Японии и Китая в Великобритании в эфире одной из телевизионных передач на BBC, свидетельствует о том, что Япония реагирует на активную зарубежную пропагандистскую деятельность Китая. Вместе с тем, эта дискуссия дала остро ощутить решительную недостаточность работы Японии в области информирования о своей позиции. Сам автор, который в прошлом году выступил как организатор проведения встречи специалистов в области интеллектуальных связей Японии и Франции, в ходе состоявшихся в конце года в Париже дискуссий вновь ощутил, что позицию Японии не слишком хорошо понимают, по-прежнему имеют место различные предубеждения.

Япония сможет развернуть в благоприятном для себя направлении споры по нерешённым проблемам с соседними странами, только заручившись поддержкой со стороны международного сообщества, в особенности стран Запада. В противном же случае постоянной и всеобщей темой обсуждений будут подъём национализма в Японии и её проблемы с ближайшими соседями, обусловленные разногласиями по вопросам истории. Японии следует проявлять активную заинтересованность в решении злободневных международных проблем и демонстрировать дипломатию, основанную на широком видении ситуации, в том числе и для того, чтобы не допустить такого развития событий.

Стать глобальным игроком

Автору хотелось бы особо подчеркнуть, что в этих целях следует также отказаться от характерной для Японии «выжидательной дипломатии» (сам автор предпочитает называть её «дипломатией самотёка»), которая сводится к выжиданию, пока ситуация не успокоится естественным образом. Пользуясь случаем, автору хотелось бы призвать к позиции, ориентированной на инициативную работу по решению неурегулированных дипломатических вопросов. Пользуясь политическим лексиконом правительства Абэ Синдзо, именно такой подход следует считать истинным «активным пацифизмом». К тому же, это стало бы дипломатией уровня «глобального игрока», а не компаньона — «глобального партнёра».

Украинская проблема, которая является проблемой общемирового уровня, имеет к нам самое непосредственное отношение, потому что нельзя допустить повторения «холодной войны». Более того, и по актуальным проблемам отношений со своими ближайшими соседями Япония желает вести прямые и честные дискуссии на основе закона и логики, и решать их при помощи стран Запада. — Вот какой подход Японии следует продемонстрировать Соединенным Штатам и странам Европы. В этом суть идеи, которая побудила автора написать эту статью.

Конечно, реализовать такой подход, даже понимая его обоснованность, очень непросто. Нет необходимости вновь говорить о том, что поддерживающий Украину Запад выступает против ряда односторонних агрессивных действий, которыми отреагировала на события в этой стране Российская Федерация. В этих условиях для того, чтобы обеспечить возможность ведения диалога по возврату Северных территорий, для Японии представляется необходимым принципиально поддерживать Запад, воздерживаясь от прямых контактов с Россией по украинской проблеме, не предпринимая вместе с тем ничего сверх этого и проявляя осторожность, чтобы не дать искрам нынешней проблемы перекинуться на японско-российские отношения. Такова одна из альтернатив для японской дипломатии.

Следовательно, не сулящая осложнений реакция министра иностранных дел — отложенный визит в Россию — представляется вполне обоснованной позицией. Японцам такая позиция вполне понятна. Однако подобная аргументация совершенно не подобает дипломатии страны, которая хочет выступать в роли «глобального игрока». Скорее напротив, такая дипломатия является уклонением от её исполнения.

А нельзя ли развернуть аргументацию в противоположном направлении? Не лучше ли ясно продемонстрировать как своему народу, так и другим странам, что именно потому, что между Россией и Японией имеется проблема Северных территорий, Япония взяла на себя роль посредника в поисках путей решения украинского конфликта? И хотя мы не можем непосредственно встать между Россией и Украиной, тем не менее, не лучше ли было бы продемонстрировать позицию, которая позволяет передать через Японию адресованное России послание Запада и выслушать российские заявления и предложения, направленные на достижение компромисса? При этом данная проблема должна рассматриваться абсолютно вне зависимости от вопроса Северных территорий. Если же российская сторона все-таки попытается использовать вопрос Северных территорий в качестве заложника в японско-российском диалоге, можно подумать об ответных предложениях. К примеру, можно поднять вопрос о смягчении условий для инвестиций в развитие Сибири. Необходима решимость идти на некоторые издержки.

Упущенные возможности

Фактически, Япония не раз упускала шансы, что выпадают раз в несколько столетий. Первым таким случаем сразу после завершения «холодной войны» стала отмена визита премьер-министра Кайфу Тосики в Ирак перед началом войны в Персидском заливе (1991 г.). В то время автор этих строк настаивал на том, что визит в Ирак следует непременно нанести, как было запланировано. Однако его отменили, мотивировав это решение соображениями безопасности. Конечно, есть основания сомневаться, насколько следовало Японии брать на себя труд по примирению сторон в обстановке жесткого противостояния Соединенных Штатов и Ирака.

Однако заложниками в Ираке были и японские граждане. И если проблема заключалась исключительно в соображениях безопасности, можно было бы просто не выходить за пределы аэропорта. В любом случае, одна лишь фраза о том, что «Япония заботится о мире во всём мире, а равно и о стабильности региона, который ей не безразличен» вместе с самим фактом прибытия японского премьера в центр опасного кризиса, растиражированные СМИ вместе с соответствующими кадрами, могли бы сослужить большую службу. Сложись всё именно так, по завершении войны в Персидском заливе Японии, возможно, не пришлось бы столкнуться с прохладным приёмом в качестве страны, которая «не вносила вклад в общее дело», невзирая на масштабную японскую финансовую помощь.

Перед началом иракской войны Япония одной из первых среди западных стран оказала США помощь для нанесения ударов по Ираку. В результате более половины стран Восточной Азии, которые демонстрировали антиамериканскую позицию либо колебались, изменили курс и поддержали Соединённые Штаты. Япония стала страной, консолидировавшей поддержку со стороны Азии. Однако при принятии этого решения японское правительство руководствовалось отнюдь не широким взглядом на общемировые дела. Решение Японии было обусловлено гораздо более узкими рамками японско-американского альянса. Оно принималось не из глобальных соображений с учётом расхождений позиций Соединенных Штатов и стран Европы. Поэтому, хотя действия Японии и оказали большую услугу в рамках двустороннего альянса, они совершались без должного понимания.

Какие взгляды нам следует продемонстрировать

Готовность брать на себя риск. Отправной точкой обсуждений должна служить предпосылка о том, что решения должны безусловно приниматься к собственной выгоде, и вместе с тем быть выгодны для мирового сообщества. При этом позиция решительно не должна быть эгоцентричной. Следует основательно задуматься. Более 30% энергетических потребностей Германии покрывают поставки российского природного газа. К тому же, из-за введённых в отношении Российской Федерации санкций немецкие предприятия, которые активно развивают сотрудничество с российскими партнёрами, по некоторым прогнозам, могут потерять более 20 тысяч рабочих мест. В первой декаде марта, в разгар развития событий вокруг Крымского полуострова, Россию посетила делегация немецких промышленников, в составе которой было отмечено участие бывшего канцлера Германии Герхарда Шрёдера. В тот же самый период другая встреча с немецкими предпринимателями состоялась с участием бывшего президента СССР Михаила Горбачёва и премьер-министра России Дмитрия Медведева. В наши дни, когда всё более возрастает экономическая взаимозависимость, эффект от экономических санкций является весьма неопределённым. Российский президент Владимир Путин это хорошо понимает.

По мнению автора этих строк, визит в Россию министра иностранных дел Кисиды Фумио со всей определенностью являлся шансом для дипломатии, направленной на поиск решения украинской проблемы. Безусловно, трудно было бы ожидать, что реалистичный путь к решению этой проблемы отыщется сразу же, и тем не менее, разве не мог бы получить достойную оценку образ Японии в качестве стороны, которой небезразлично решение животрепещущей мировой проблемы? Это могло бы стать неплохим сувениром, который пригодился бы премьер-министру Абэ во время визита в Европу или к визиту президента Барака Обамы в Японию. Фоном для идеи «беспроблемной» японской дипломатии, вероятно, служит сохраняющийся недостаток самосознания страны в качестве «глобального игрока». Вряд ли стоит рассчитывать на то, что перемена позиции может произойти на каком-то отдельно взятом направлении. Это проблема, решение которой требует ежедневных сознательных усилий. Именно такое ощущение возникло в очередной раз при известии о решении отсрочить поездку в Россию министра иностранных дел Японии. Это решение вряд ли демонстрирует выверенную точность суждений о текущей ситуации, скорее, оно показывает в неприкрытом виде отношение Японии и силу её желания участвовать в международных делах.

 

Фото к заголовку: Абэ Синдзо и Владимир Путин на японско-российском саммите в сентябре 2007 года. (предоставлено Reiters/Aflo)

(Оригинал статьи опубликован на японском 25 сентября 2014 г.)

  • [15.10.2014]

Член редакционной коллегии nippon.com. Директор Института международных исследований Токийского университета иностранных языков. В 1978 году закончил отделение французского языка, в 1980 г. – аспирантуру Института исследований региональной культуры того же университета, в 1983 г. получил степень доктора философии в Университете Кэйо. В 1988 г. в Университете Париж 1 Пантеон-Сорбонна получил французскую степень DEA по истории современных международных отношений. С 1999 г. профессор Токийского университета иностранных языков, в 2008-2010 гг. работал в дипломатической миссии во Франции, министром посольства по вопросам культуры и связям с общественностью. Был главным редактором журналов «Cahiers du Japon», «Дипломатия». Автор книг «Франция эпохи Миттерана», (1990 г., изд-во «Асисёбо», лауреат премии Клодель), «Современная история Франции» (изд-во «Тюо Корон Синсё», 1998 г.), «Уроки французской стратегии культурной дипломатии» (изд-во «Тайсюкан», 2013 г.), «Закат эпохи процветания современной Франции. Выход в Евросоюз», (изд-во «Иванами», 2015 г.) и многих других.

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости