Тибетская икона продана за 5,2 млрд йен
Говорит ли это о замедлении китайской экономики «мыльного пузыря»?

Сида Кэндзо [Об авторе]

[08.04.2015] Читать на другом языке : 日本語 | 简体字 | 繁體字 |

26 ноября 2014 года на осеннем аукционе «Кристис», проходившем в конференц-центре в Гонконге, тибетская вышитая буддийская икона периода Мин (1368-1644) была продана за 348 млн 400 тысяч гонконгских долларов (около 5,2 млрд йен). Это наибольшая сумма, выплаченная на аукционе за произведения искусства из Китая, и в самом Китае рынок предметов искусства, нефрита, вплоть до марок, испытал серьёзный скачок цен, что указывает на наличие экономического «мыльного пузыря».

Экономика Китая развивается уже не настолько активно, правительству приходится указывать цели годового роста ВВП на уровне 7,5%, и на этом фоне происходит необычайное оживление рынка предметов искусства. В этой тенденции можно усмотреть симптомы того, что китайский «мыльный пузырь» входит в завершающую фазу.

Тибетская икона по цене шедевров Ван Гога

«Вышитая по распоряжению императора Юнлэ (1403-1424) танка периода Мин, изображающая Красного Ямараджу», проданная за 5,2 млрд йен (© Christie’s Images Ltd)

Полное название этой буддийской иконы – «Вышитая по распоряжению императора Юнлэ (1403-1424) танка периода Мин, изображающая Красного Ямараджу». «Танка» – это общее название тибетских икон, выполненных на ткани. Высота этой иконы составляет около 3 метров, ширина – 2 метра. На зелёном фоне изображён, как понятно из названия, трёхглазый Красный Ямараджа (яп. Эмма). По распоряжению императора Юнлэ династии Мин было создано три таких иконы, которые были подарены тибетским буддистам. Другие две сейчас по-прежнему находятся в монастыре Джоканг в Тибете.

Из Китая икона была вывезена в 1940-х годах, когда тибетский буддийский лидер подарил её своему английскому другу, и в 1977 г. она внезапно появилась на аукционе «Кристис» в Лондоне. Тогда её купил индийский коллекционер за 7000 фунтов, что на нынешние деньги в пересчёте составляет около 3-3,5 млн йен (25-29 тыс. долларов по курсу на момент перевода статьи). После этого она перепродавалась около двух раз, её цена поднялась до 40 млн йен, и она попала в Гонконг.

Хотя эта икона и является выдающимся произведением искусства, по сравнению с европейскими картинами рынок этого искусства не настолько велик. Если учесть, что в ноябре 2014 г. картина Ван Гога «Натюрморт. Красные маки и маргаритки» продавалась за 5,5 млн долларов (Прим. перев. – конечная цена составила 61,8 млн долларов), то цена тибетской иконы в 5 млрд йен не может не удивлять.

«Куриная чашка» куплена за 3,7 млрд йен

Инвестор Лю И Цин, ведущий дела в Китае и Шанхае, который приобрёл вышитую тибетскую икону, в апреле 2014 г. купил «Чашку для вина эпохи Мин с подглазурной цветной росписью, на которой изображены куры» (в обиходе называемую «Куриная чашка») за 3,7 млрд йен (около 30,8 млн долларов). Можно вообразить, будто бы он необыкновенно богатый человек, но, согласно одному из списков зажиточных китайцев, «Сотня богатых людей от Руперта Хугеверфа за 2014 год», состояние Лю И Цина занимает 100-е место и оценивается в 13,5 млрд юаней (примерно 256,5 млрд йен, или 2,14 млрд долларов). Принимая во внимание тех, кто не афиширует свои средства, можно понять, что в Китае довольно много людей примерно настолько же состоятельных.

Американская компания Bain, занимающаяся управленческим консалтингом, совместно с Китайским коммерческим банком издала «Доклад о частном капитале в Китае за 2009-2013 гг.», согласно которому в 2012 году количество людей, имеющих свободных (инвестируемых) средств на 10 млн юаней (около 190 млн йен, 1,58 млн долларов), составляло 700 тысяч человек, а совокупный свободный инвестируемый капитал этих людей оценивался в 22 трлн юаней (418 трлн йен, 3,5 трлн долларов). Из них 43 тысячи человек имели капитал более 100 млн юаней (около 1,9 млрд йен, 15,8 млн долларов) в совокупности обладали 6 трлн юаней (около 114 трлн йен, 0,95 трлн долларов).

Не столь важно, насколько точны эти цифры – ясно, что в Китае огромные деньги вкладываются в недвижимость, акции, фьючерсные сделки и т. п. Львиную долю составляли инвестиции в недвижимость, и они принесли вкладчикам баснословные прибыли. Однако цены на недвижимость резко выросли, сделки стали контролироваться государством, и привлекательность инвестиций в недвижимость понизилась. Появляются признаки того, что освободившиеся из-за этого средства перетекают в китайский рынок искусства, на котором начинает надуваться экономический пузырь.

Оживление аукционов на фоне неожиданного ухудшения в экономике Китая

Аукционы, проводящиеся в Китае, пользуются большим успехом, и множество скупщиков в поисках товара приезжает в Японию, где можно в больших количествах найти китайские произведения искусства. Однако же ежегодный рост экономики Китая перестал исчисляться в двузначных цифрах с 2010 года, и продолжает замедляться. В 2014 году ориентировочный рост определялся в 7,5%, но по результатам третьего квартала прогноз снижен до 7,3%. Народный банк Китая по указанию правительства в конце ноября неожиданно понизил ключевую ставку и ставку процентов по депозитам.

С момента последнего понижения ставок прошло 2 года 4 месяца. Проценты по депозитам снижены на 0,25 пунктов до 2,75%, ключевая ставка снижена на 0,4 пункта до 5,6%, и ясно, что в банке серьёзно обеспокоены перспективами китайской экономики.

Получается, что при поверхностном взгляде на цифры экономика Китая выглядит совсем неплохо, но в глубине ситуация совсем не так хороша. По словам Инь Чжунцина, члена комиссии Всекитайского собрания народных представителей, дефицит местных бюджетов «может превысить 30 трлн юаней» (около 570 трлн йен, 4,8 трлн долларов), при том, что неоднократно осуществляются дублирующие инвестиции в скоростные автодороги, скоростной железнодорожный транспорт, оборудование жилья, – то есть неэффективные инвестиции.

Несмотря на дублирующие инвестиции, ожидается рост ВВП до 6%

В результате, как указывает заместитель министра путей сообщений Гао Хунфэн, «в центральных и западных районах большая часть скоростных автодорог убыточна, а отношение задолженности к собственному капиталу составляет более 80%». Скоростные железные дороги убыточны все, кроме линии Циндао-Цзинань, и за короткий период сможет стать доходной только линия Пекин-Шанхай.

И всё же, даже непродуктивное расходование поднимает ВВП. При этом такая ненормальная ситуация не может продолжаться вечно. Есть предположения, что изначально высокий рост китайской экономики опускается ниже 6%. В этих условиях продолжающийся рост цен на китайские произведения искусства может быть последним вздохом раздутой экономики Китая.

Фотография вверху страницы: Аукцион «Кристис» в Гонконге, ноябрь 2014 г. © Christie’s Images Ltd.

(Оригинал статьи на японском языке опубликован 8 декабря 2014 г.)

  • [08.04.2015]

Журналист, специалист по проблемам Китая. Ранее работал профессором факультета социологии Университета Тоё, консультантом Организации исследований прессы, директором nippon.com. Родился в 1948 г. в преф. Сидзуока. В 1973 г. закончил литературный факультет Университета Васэда, работал в агентстве «Дзидзи цусин», был специальным корреспондентом агентства в Гонконге, Пекине, возглавлял Пекинскую, потом Гонконгскую редакции агентства и т. п. За заслуги в подаче информации о Китае награждён Мемориальной премией Вона и Уэды за международную журналистику. Автор книг «Воскрешение гигантского дракона: гены Великого Китая», «Бизнес Китая: свет и тьма», и других.

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости