Переводы русской литературы в наши дни: от классики в новых переводах до Сорокина

Акикуса Сюнъитиро [Об авторе]

[16.12.2014] Читать на другом языке : 日本語 |

«Братья Карамазовы» в переводе Камэямы Икуо, издательство «Кобунся», серия «Классика в новых переводах» (слева); «Война и Мир» в переводе Фудзинумы Такаси, издательство «Иванами» (справа)

Начиная с конца XIX – начала ХХ веков переводы русской литературы в Японии пользовались стабильной популярностью. С тех пор, как в 1892 году  известный литературовед и переводчик Утида Роан опубликовал частичный перевод «Преступления и наказания» на японский язык (выполненный с английского перевода), появилось бесчисленное количество переводов этого произведения с языка оригинала, что оказало большое влияние и на саму японскую литературу. В последнее время осуществляются исследования переводов, выполненных в период с конца XIX – начала ХХ веков: Като Юри «О переводах русской литературы в эпоху Мэйдзи(*1)», Хаидзима Ватару «Жизнеописания переводчиков русской литературы» и т. д. Нам бы хотелось пронаблюдать за процессом прочтения русской литературы в Японии в ХХI веке, в частности за последнее десятилетие.

Хит «Братья Карамазовы» в переводе Камэямы

Роман «Братья Карамазовы» Ф. Достоевского широко известен в Японии; он лёг в основу одного из спектаклей театра «Такарадзука»; кроме того, по его мотивам был снят телесериал, действие которого происходит в Японии, но сюжет заимствован из романа.

При анализе особенностей прочтения = восприятия русской литературы в ХХI веке нельзя обойти вниманием бум, возникший вокруг «Братьев Карамазовых» в переводе известного исследователя русской литературы, профессора Токийского университета иностранных языков Камэямы Икуо, издательства «Кобунся», серии «Классика в новых переводах».

I том «Братьев Карамазовых» в переводе Камэямы Икуо вышел в свет в 2006 году, став первой книгой серии «Классика в новых переводах» издательства «Кобунся». Девиз стиля перевода «Переводить живым языком» послужил темой для обсуждения, и книга оказалась исключительным для переводного издания хитом. В итоге по результатам сентября 2008 года этот новый перевод превзошел рекорды продаж, поднявшись на отметку 1 миллион экземпляров, о чем даже сообщали в российских СМИ.

Переосмысление «бума новых переводов классики»

Хит «Братьев Карамазовых» стал долгожданной «благой вестью» для продаж переводных романов, которые испытывали тяжелые времена. Заслуги издательства «Кобунся», обратившего внимание студентов и бизнесменов, обычно не бравших в руки книги, к переводной литературе, огромны. При этом следует оценивать их объективно, не прибегая к завышенным расчетам. Например, миллионные продажи нового перевода «Братьев Карамазовых» основываются на подсчетах общего объема продаж всех пяти томов, а не каждого по отдельности. Если взять среднюю величину, то это по двести тысяч экземпляров на каждый том.  Конечно, даже при таких показателях перевод можно назвать бестселлером, но он будет уступать другим указываемым в Книжном ежегоднике и входящим в список бестселлеров переводным изданиям, выпущенным отдельной книгой, таких как серия книг о Гарри Поттере, или «Богатый папа» (так как многие читатели бросают читать многотомники после первого тома, количество проданных экземпляров отдельно по томам имеет разброс).

Кроме того, рано делать выводы о том, что с успехом нового перевода «Братьев Карамазовых» в ХХI веке в Японии наступил «ренессанс русской классической литературы». Один из вопросов: насколько «новый перевод» расширил круг читателей? – остается без ответа.

Обратная сторона «бума новых переводов»

Бум новых переводов, с другой стороны, вызвал дискуссии об ошибках перевода. В отношении «Братьев Карамазовых» в переводе Камэямы на личных сайтах указания профессионалов на ошибки стали появляться довольно-таки скоро (сам Камэяма не является специалистом именно по Достоевскому). Это касается не только «Братьев Карамазовых» в переводе Камэямы, но и других новых переводов классики, – например, «Красного и черного» в переводе Нодзаки Кана, о чем сообщалось в СМИ. В результате издательство было вынуждено отвечать на замечания.

С другой стороны, существует мнение, что между текстом перевода и продаваемостью книги нет прямой связи. Мики Сато из Университета Саппоро, исходя из анализа отзывов на сайте Amazon, предполагает, что большинство обычных читателей не испытывает сильного интереса ни к переводчику, ни к качеству перевода. Это совпадает и с моими собственными ощущениями. С точки зрения моего опыта, количество ценителей, которые знают имя переводчика зарубежной литературы или обращают внимание на качество перевода, составляет от силы две-три тысячи человек на всю Японию, включая переводчиков, редакторов, исследователей (а также резерв). Если продан миллион экземпляров, то это означает, что среди читателей есть те, кто до сих пор ни разу не держал в руках переводную книгу. Грамотность обычных людей в отношении переводов гораздо ниже предполагаемой экспертами.

Вероятно, большинство простых читателей выбрало новый перевод не в результате сравнения различных версий перевода, а совершило покупку просто потому, что видели рекламу или «потому что все читают». Можно сказать, что причина успеха издательства «Кобунся» состоит в создании бизнес-модели: «классика + удобный формат». При переиздании классики для издательства существует плюс: если прошло свыше пятидесяти лет после смерти автора, выплачивать авторские отчисления не нужно. При издании зарубежного произведения в переводе необходимо выплачивать гонорар за перевод и авторские отчисления. К тому же переговоры осуществляются через агента, и издержки неизбежно увеличиваются. В случае нового перевода классики, срок авторских прав на которую уже истек, выплачивается только гонорар переводчику.

Магическая аура Достоевского

Роман «Анна Каренина» Л. Толстого. Достоевский писал о нём: «“Анна Каренина” есть совершенство как художественное произведение, подвернувшееся как раз кстати, и такое, с которым ничто подобного из европейских литератур в настоящую эпоху не может сравниться». На обложке использована картина И. Крамского «Неизвестная»; согласно одной из версий, на написание этой картины художника вдохновил роман Л. Толстого.

Если бы действительно возник бум на «новые переводы классики», то после выхода «Братьев Карамазовых» могли бы появиться и другие бестселлеры классических произведений в новых переводах.  «Классика в новых переводах», в частности, выступила продюсером перевода профессора Университета Хоккайдо Мотидзуки Тэцуо «Анны Карениной» Льва Толстого, который был удостоен высшей награды на конкурсе переводов, проводимом Международным центром переводчиков русской литературы в 2010 году, и получил высокую оценку. Но не слышно, чтобы его издание достигло тиражей уровня «Братьев Карамазовых». Несмотря на то, что с точки зрения бизнес-планирования другие компании могли бы последовать успешным примерам, за исключением некоторых мелкомасштабных прецедентов серьезный бизнес не состоялся. Вероятно, так получилось потому, что за последние тридцать лет рынок переводной литературы сократился.

Как часто указывают, с распространением Интернета у потребителей расширился выбор возможностей, а потому издателям и бизнесу развлечений волей-неволей приходится меняться. Например, в сфере компьютерных игр и кинематографа падает количество новых оригинальных продуктов, а те продукты, которые однажды стали бестселлерами, улучшают, переделывают, создают на их основе серии, – это стало «безопасной стратегией». Подобно тому, как игра «Dragon Quest III» выходила много раз для разных медиа – новых компьютеров, смартфонов, и приносила дохода больше, чем многие гораздо более технологически совершенные новые игры, – так же и Достоевского, пользуясь популярностью этого имени, можно переделывать в разных форматах. Феномен «новых переводов классики» вызван теми же процессами, которые приводят к увеличению переделок в других жанрах. Переводы в этом случае является тем же, чем и версии старых игр для новых компьютеров.

Столовая в доме Толстого в Ясной Поляне

Таким образом, внимание к «классике в новых переводах», наверное,  можно объяснить затруднениями в продажах современных переводных произведений (здесь под современными в широком смысле подразумеваются те произведения, срок авторских прав на которые ещё не истёк, то есть с момента смерти автора прошло менее 50 лет). Услышав, что «Братья Карамазовы» проданы тиражом в один миллион экземпляров, хочется поверить, что японцы испытывают интерес к России, но в реальности ни количество наименований, ни тиражи переводов современной русской литературы не увеличиваются. Вероятно, японцам интересна специфическая аура, которая исходит от имени «Достоевский», но их не слишком волнует, что читают в современной России, о чем думают россияне в наши дни. Опять же, даже при наличии какого-то интереса, всё равно их мотивация недостаточно сильна для того, чтобы потратить одну-две тысячи йен.

Такие крупные издательства, как «Коданся» и «Сюэйся» (за исключением издательства «Синтёся», которое стало выпускать серию переводов «Синтё Крест Букс»), в результате расчетов, о которых речь пойдет ниже, практически прекратили знакомить читателей с современной переводной литературой помимо англоязычной. А для небольших издательств при публикации произведений, на которые распространяются авторские права, выплата авторских отчислений авторам и процентов их агентам становится тяжелым бременем.

(*1) ^ Период Мэйдзи продолжался с 1868 по 1912 годы.

  • [16.12.2014]

Преподаватель факультета свободных искусств и наук Токийского университета. Закончил аспирантуру Института гуманитарных и общественных наук Токийского университета, получил степень доктора философии по специальности «литературоведение». В 2006-2012 гг. был научным сотрудником Общества содействия развитию науки, приглашённым научным сотрудником Висконсинского университета в Мадисоне (2009-2010), Гарвардского университета (2012-2014). Автор книги «Набоков, перевод мой: как само-перевод создаёт текст» (2011), перевёл книгу Сигизмунда Кржижановского «Воспоминания о будущем» (2013).

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости