Отсутствие новостей — хорошие новости

Василий Молодяков [Об авторе]

[19.12.2014] Читать на другом языке : 日本語 |

Октябрь этого года я, как обычно, провел в Москве, в служебной командировке — работал в архивах и библиотеках, выступал с научными докладами и лекциями о своих исследованиях, встречался с коллегами, обмениваясь полезной информацией и обсуждая планы на будущее.

Я историк, поэтому главной темой бесед были события прошлого — как говорится, «дела давно минувших дней», или, если взять менее затертую цитату, «племен минувших договоры» (из «Евгения Онегина», если кто забыл).

Но почти в каждом разговоре — обычно ближе к концу, но иногда в начале — московские друзья, знакомые или просто коллеги спрашивали: Что нового в Японии? Как там сейчас относятся к России? Чего нам ждать от Японии в ближайшее время?

За большей частью вопросов стоял практический интерес — какие последствия для России и русско-японских отношений будет иметь присоединение Японии к санкциям против нашей страны? Разных людей интересовали разные аспекты. Одни рассуждали в общем: насколько решение Токио присоединиться к санкциям может быть чревато изоляцией России в мире и в Азии? Других волновали самые что ни на есть конкретные вопросы: не скажутся ли санкции на работе сборочных японских автомобильных заводов в России и не исчезнут ли из продажи запасные части к японским автомобилям? Кто-то беспокоился насчет японских продуктов в московских магазинах, потому что успел привыкнуть к сакэ и соусам.

Приятно отметить то, что никто из моих собеседников — а это люди разного возраста, пола и рода занятий — повторяю, никто не говорил про Японию и даже про ее политику ничего плохого или оскорбительного. В русском сегменте интернета таких оскорбительных высказываний немало, хотя несравненно меньше, чем по адресу Америки. Впрочем, в русскоязычном интернете пишется много такого, чему не следует придавать значение. Лучше вообще не читать, чтобы не расстраиваться по поводу чужой глупости или бескультурья. Слава богу, среди моих знакомых таких людей не видно.

Кое-кто из московских собеседников понимающе посмеивался над следованием Токио в фарватере американской политики. То, что в стратегических вопросах японское правительство поддерживает и будет поддерживать Америку, в России понимают, наверно, все, кто хоть как-то интересуется данными вопросом. Почему японское правительство так поступает и не может поступать иначе — тоже понимают более-менее все мыслящие люди. Такова Большая Стратегия.

Однако помимо стратегии есть еще и тактика. Моих собеседников волновала главным образом именно она — что изменится на уровне автомобилей и запасных частей к ним, а также не обижают ли русских граждан в Японии в связи с санкциями и событиями на Украине. Насчет автомобилей я ничего сказать не мог ввиду полного незнания вопроса — у меня самого нет не только машины, но и водительских прав — а обижать нас вроде никто пока не обижал.

Не знаю, как в Кремле и других центрах российской власти, но среди ученых, аналитиков и просто интересующихся политикой людей, японские санкции были встречены — рискну сказать, с пониманием. Конечно, не в том смысле слова, что кто-то в России эти санкции одобрил. Речь о другом. Понимая истинные мотивы присоединения Токио к американско-европейским санкциям, российские наблюдатели не преминули отметить, что японцы сделали это с явной неохотой, несмотря на многозначительно-серьезные заявления соответствующих официальных лиц и даже перенос визита президента Путина. Перенос, а не отмену — как мы теперь знаем (и не слишком удивились).

Особенный восторг у моих собеседников вызвало грозное и мужественное решение японского правительства никогда не продавать в Россию военные технологии и материалы. Звучит очень серьезно, правда? А когда Япония — если не считать Первую мировую войну — продавала России военные технологии? Да, была какая-то история с двигателями для подводных лодок (или с винтами? — точно не помню) лет тридцать назад, когда Исихара Синтаро заявил что-то вроде «А почему бы и нет?». Но в последние годы много ли Япония продала России, а Россия купила у Японии военных технологий? Может быть, это большой-большой секрет? Во всяком случае, я о таком не слышал.

Зато про рыбу, крабов и сжиженный природный газ не сказано ни слова. И не только потому, что зимой на Хоккайдо так же холодно, как в России, да и Токио находится не в тропиках. Многие японцы из сферы мелкого и среднего бизнеса ведут дела с Россией — неизмеримо меньше, чем с Китаем или Республикой Корея, но ведут. А это избиратели, голосами которых японские политики не привыкли разбрасываться, особенно в преддверии  всеобщих выборов.

Не снята с повестки дня и пресловутая «территориальная проблема», в которую санкции вдохнули новую жизнь. Я много раз говорил и писал, что надежды на «решение территориального вопроса» — а под этим абсолютное большинство японцев понимает «четыре острова и никак иначе» — в обозримом будущем совершенно призрачны, но другие варианты сбрасывать со счетов нельзя. Об этом, напомню, говорил сам президент Путин.

Присоединение Японии к санкциям против России было для Москвы отличным поводом разорвать переговоры о подготовке мирного договора и неотделимой от него «территориальной проблеме». Более того, голоса в пользу такого решения раздавались открыто. Думаю, премьер-министр Абэ если не боялся такого варианта развития событий, то, во всяком случае, не мог не опасаться и не принимать его во внимание. Москва этого не сделала. Пока не сделала. И вроде пока не собирается.

В тайны Большой Политики я не посвящен. Не посвящены в них и многие другие, кто с «ученым видом знатока» склонен многозначительно рассуждать о решениях и планах власть имущих. Однако анализировать текущую политику, не доверяя эмоциям и не поддаваясь на пропагандистские уловки, — моя профессия. По состоянию на тот день, когда я пишу эти строки, — а к вам, уважаемый читатель, они придут только через несколько недель — я не вижу никаких реальных предпосылок для резкого ухудшения российско-японских отношений даже после всеобщих выборов в Японии. Впрочем, реальных предпосылок для улушения этих отношений я тоже не вижу.

Думаю, на протяжении какого-то времени нас ждет отсутствие важных новостей про российско-японские отношения. В данном случае это само по себе — хорошие новости, как гласит известная пословица: no news — good news.

Фотография вверху страницы: Гоголевский бульвар в историческом центре Москвы

  • [19.12.2014]

В 1993 г. закончил историко-филологический факультет Института стран Азии и Африки по специальности «история Японии», и до 1996 г. учился в аспирантуре того же института. В 1996-2000 гг. учился в аспирантуре Института искусств и наук Токийского университета, в 2000-2001 гг. работал приглашённым исследователем Института общественных наук Токийского университета. С 2003 г. работал старшим научным сотрудником Института японской культуры Университета Такусёку, с 2008 г. — приглашённый профессор того же университета. С 2012 г. стал профессором политологии Университета Такусёку. Автор более 30 книг на русском языке, из них 15 имеют отношение к Японии. На японском изданы «Гото Симпэй и история русско-японских отношений» (2009), «Россия японизма» (2011). Опубликовал более 50 статей на японском языке.

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости