Токийский процесс: взгляд из XXI века

Василий Молодяков [Об авторе]

[18.08.2015] Читать на другом языке : 日本語 | 简体字 | 繁體字 | ESPAÑOL |

Политическая составляющая Токийского процесса

Спорам о Токийском процессе столько же лет, сколько самому процессу. Что это – справедливый и беспристрастный «суд народов» над преступниками мирового масштаба или «правосудие победителей», покаравшее лидеров поверженной стороны?

Токийский процесс имел прежде всего политический, а не юридический характер.

Во-первых, обвинение и судьи выступали на нем как единая команда, что исключает возможность беспристрастного рассмотрения дела и вынесения объективного вердикта. 

Во-вторых, подсудимые были объявлены «военными преступниками» не только до вынесения приговора, но еще до предъявления им официального обвинения.

В-третьих, обвинению и защите на практике не были предоставлены равные права и возможности. Обладая правом отвергать любые доказательства или свидетельства, представляемые обеими сторонами, трибунал в большинстве случаев принимал решение в пользу обвинения.

В-четвертых, обвиняемых судили в том числе за преступления, которые не были квалифицированы на момент совершения, т. е. на основе не-юридического принципа ex post facto, или «обратной силы закона». В основу обвинения было положено понятие «заговора» (conspiracy), заимствованное из англо-саксонского права и не получившее к тому времени международного признания. 

В-пятых, некоторые страны-члены трибунала сами были виновны в совершении военных преступлений, но эта деликатная тема требует отдельного рассмотрения.

В шестых, Токийский процесс, проходивший в условиях «холодной войны», в большей степени, чем Нюрнбергский, был ареной формально скрытого, но очевидного политического противостояния между США, Великобританией и их сателлитами, с одной стороны, и СССР, с другой. 

Взгляд на историю со стороны стран-победительниц

В конкретных историко-политических условиях Токийский процесс, как и Нюрнбергский, был неизбежен, причем именно в такой форме. Однако ориентированы они были на будущее – и не только в плане предотвращения агрессивных войн и глобальных конфликтов. «Холодная война» уже шла, и мало кто верил в бесконфликтное развитие событий.

Процессы закрепили выгодную победителям версию истории: во всем виноваты страны «Оси» – и заложили идеологическую основу послевоенного «перевоспитания» побежденных, которым в разной форме, но с одинаковым рвением занимались и США, и СССР. В Японии появилось выражение «взгляд Токийского процесса на историю» (Токио сайбан рэкисикан). Лево-либеральный, центристский и большая часть неоконсервативного истэблишмента по-прежнему придерживаются этого «взгляда», но вольнодумцы справа и слева критикуют его все более и более активно и аргументированно.

Был ли Токийский процесс справедлив?

Был ли справедлив Токийский процесс? Обвинители и большинство судей не считали, что делают неправое дело. Они руководствовались благородными намерениями покарать преступников и раз навсегда покончить с агрессивными войнами. Но главное не это. Обвинители и судьи выступали как представители пославших их держав и сознавали свою ответственность в этом качестве.

Правители разгромленной Японии должны были нести ответственность за содеянное перед собственным народом, который мог предъявить многим из них строгий счет – за войну, которую они начали и проиграли, за безответственные и самоубийственные методы ее ведения, за репрессии и создание полицейского государства, да и за многое другое.

Обвиняемые на Международном военном трибунале для Дальнего Востока: (передний ряд, слева направо) Тодзё Хидэки, Ока Такадзуми, (задний ряд, слева направо) Хиранума Киитиро, Того Сигэнори

Справедливое наказание или политическая чистка?

Главной целью оккупационной администрации было не столько публично покарать как можно больше лидеров вчерашней Японии, сколько отстранить их от власти, лишить их возможности влиять на политику и общественное мнение. Эта задача была решена в ходе «чисток». По окончании оккупации большинство «вычищенных», доживших до этого момента, вернулось на государственную службу, в политику или бизнес, но теперь они, за немногими исключениями, превратились в верных сторонников «демократизации» Японии, а также союзнических или, по крайней мере, партнерских отношений с США.

Токийский процесс принадлежит к числу ключевых событий ХХ века. Но мы живем уже в XXI веке, поэтому его «взгляд на историю» лучше оставить в прошлом.

Фотография к заголовку: Судьи на Международном военном трибунале для Дальнего Востока (фотография предоставлена Jiji Press)

  • [18.08.2015]

В 1993 г. закончил историко-филологический факультет Института стран Азии и Африки по специальности «история Японии», и до 1996 г. учился в аспирантуре того же института. В 1996-2000 гг. учился в аспирантуре Института искусств и наук Токийского университета, в 2000-2001 гг. работал приглашённым исследователем Института общественных наук Токийского университета. С 2003 г. работал старшим научным сотрудником Института японской культуры Университета Такусёку, с 2008 г. — приглашённый профессор того же университета. С 2012 г. стал профессором политологии Университета Такусёку. Автор более 30 книг на русском языке, из них 15 имеют отношение к Японии. На японском изданы «Гото Симпэй и история русско-японских отношений» (2009), «Россия японизма» (2011). Опубликовал более 50 статей на японском языке.

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости