Япония и возвращение Ирана в международное сообщество

Мията Осаму [Об авторе]

[12.01.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

На переговорах с Ираном пяти государств-постоянных членов Совета Безопасности ООН, а также Германии, по вопросу иранской программы ядерного развития 14 июля сторонам удалось прийти к итоговому соглашению. В связи с этим Япония, которая с 2006 года наравне с другими странами участвовала в санкциях против Ирана, готовится сменить свою политику, следуя курсу международного сообщества на снятие санкций. Хотя реакция Японии на достижение согласия на переговорах была не слишком скорой по сравнению со странами Европы, возрождение экономических связей с Ираном, гордость которого составляют четвёртые по величине в мире запасы нефти, а также природного газа – по некоторым предположениям, самые большие в мире – очень важно для Японии с точки зрения диверсификации поставщиков нефти и обеспечения энергетической безопасности.

В обстановке, когда устранены политические и дипломатические препятствия для развития экономических отношений, а также с учётом того, что Иран является одной из немногих стабильных стран на Ближнем Востоке – регионе, пережившем «арабскую весну» и другие политические катаклизмы, – следует предположить, что он возродится и в качестве одного из политических и экономических полюсов региона. В данной статье автор предлагает рассмотреть текущую международную ситуацию в связи с заключением ядерного соглашения с Ираном, а также развитие японско-иранских связей в историческом аспекте, и попытаться определить задачи японской дипломатии в отношениях с этой страной.

Активность Европы в восстановлении экономических отношений с Ираном

Особенно большой интерес к Ирану после заключения июльского соглашения по вопросам ядерного развития продемонстрировали страны Европы. Двадцатого июля с целью скорейшего восстановления экономических отношений Иран посетил вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль в сопровождении представителей деловых кругов. В ходе визита Габриэль выразил сильное желание своей страны участвовать в совершенствовании промышленной инфраструктуры Ирана в случае снятия санкций. В состав экономической миссии, сопровождавшей вице-канцлера, входили представители одного из ведущих автомобилестроителей – компании Daimler AG, а также крупного производителя электротехнической продукции – концерна Siemens. В 2014 году объём немецкого экспорта в Иран составил 2 млрд 300 млн евро (примерно 310 млрд йен), при этом ожидается, что после отмены санкций этот показатель увеличится в несколько раз.

Практически сразу же за Германией в Иран отправился с визитом и министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус. Руководитель французского внешнеполитического ведомства посетил Иран впервые за 12 лет. Сам Фабиус назвал свой визит превосходной возможностью возобновить отношения с Ираном по целому ряду направлений в политике и экономике.

Лоран Фабиус крайне лестно отозвался об Иране, отметив, что Францию неизменно привлекает иранская культура, что эта страна разделяет иранское древнее культурное, научное и философское наследие, а иранские студенты, проходящие обучение во французских вузах, демонстрируют прекрасные результаты. Глава французского МИДа отчетливо выразил желание Франции не только возобновить работу в Иране таких ведущих предприятий Франции как автомобилестроителей Peugeot и Renault, а также энергетиков Total, но и расширить масштабы двустороннего экономического сотрудничества во многих других областях. Будучи крупнейшей на Ближнем Востоке страной-производителем автомобилей, Иран крайне привлекателен для предприятий мирового автопрома. Об этом свидетельствует и присутствие представителя компании Daimler AG в числе сопровождавших вице-канцлера Германии.

Международное значение возрождения иранского нефтяного экспорта

В нефтяной отрасли сильный интерес к Ирану демонстрируют такие компании как British Petroleum, Royal Dutch Shell и Total, которые были вынуждены прекратить свою деятельность в этой стране из-за санкций. Иран обладает изобильными запасами нефти величиной 158 млрд баррелей, занимая второе место в мире после Саудовской Аравии, а с учётом сланцевой нефти – четвертое. При этом, по оценкам BP, иранские запасы природного газа являются крупнейшими в мире. У Ирана имеется 34 трлн кубометров запасов газа, что соответствует 240 миллиардам баррелей нефти и составляет 18% общемировых запасов природного газа.

Таким образом, Иран обладает потенциалом, позволяющим удовлетворять не только спрос соседних стран – Турции и Пакистана – но и европейские потребности в природном газе. Фактически, половина потребляемого Великобританией сжиженного природного газа добывается в Катаре, который делит месторождения с Ираном, а Бельгия импортирует из Катара до 90% этого ресурса. В обстановке, когда ситуация в Украине и в Сирии не позволяет благополучно вести сотрудничество с Россией, ориентация на импорт природного газа из Ирана представляется для стран Европы совершенно естественным процессом. В Южной Азии, где вместе с развитием экономики возрастает спрос на энергоносители, совершенно аналогичная ситуация складывается у Индии, которая намеревается импортировать природный газ из Ирана по «трубопроводу мира» через Пакистан, своего соперника с самого времени обретения последним независимости.

В рамках четвёртого пятилетнего плана (2005-2010 гг.) Иран планировал произвести 7 000 тонн сжиженного природного газа с месторождений Южный и Северный Парс, Фердоус и Гольшан, однако экономические санкции, введённые против этой страны, не позволили реализовать эти намерения. Несмотря на действие санкций, в этом производстве сжиженного природного газа принимали участие китайская компания Sinopec, Польская государственная нефтяная и газовая компания (PGNiG), а также малайзийская Petrofield. Благодаря отмене санкций Иран получит возможность производить сжиженный природный газ в объёмах, превышающих упомянутый план.

Снятие экономических санкций с Ирана – хорошая новость и для тех стран, которые планируют продвинуться в своём экономическом развитии. К примеру, Пакистан покрывает половину своих потребностей в электроэнергии с помощью природного газа, но из-за введённых Соединёнными Штатами санкций против Ирана Азиатский банк развития (АБР) был вынужден отказаться от инвестиций в «трубопровод мира», который предполагалось проложить через Пакистан, что затруднило развитие энергетической инфраструктуры. Благодаря снятию санкций страдающий от хронической нехватки электроэнергии Пакистан получает возможность заниматься развитием тепловых электростанций, работающих на природном газе. Увеличение выработки электроэнергии будет способствовать росту пакистанского промышленного потенциала, а трубопроводы в Китай и Индию позволят получать доходы от транспортировки газа.

Подкрепить развитие Ирана японским капиталом

В этой обстановке, когда внимание всего мира привлечено к снятию с Ирана санкций, 27 сентября 2015 года в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке состоялась встреча премьер-министра Японии Абэ Синдзо с президентом Ирана Хасаном Роухани. Японский премьер-министр продемонстрировал явный экономический интерес Японии к Ирану с учётом предстоящей отмены санкций, заявив: «Мы хотим внести свой вклад в экономическое развитие Ирана, чтобы в эту страну пришли японские компании». В свою очередь, президент Роухани отметил: «Поскольку достигнута договорённость в ядерной сфере, мы хотим расширять сотрудничество в самых разных областях». При этом президент обратился к Японии за конкретной поддержкой, упомянув такие направления как энергия, грузоперевозки и транспорт, окружающая среда, культура, медицина и др.

Энтузиазм к расширению экономического сотрудничества с Японией, который продемонстрировал Хасан Роухани, без сомнения, обусловлен «историческим наследием» – накопленным Японией запасом симпатии и расположенности к себе со стороны иранцев.

Мехди Коли Хедаят (1863–1955), который был премьер-министром Ирана с 1927 по 1933 год, в начале периода правления Резы Пехлеви, в своих путевых заметках «Путешествие в Мекку» описал впечатления от посещения Японии в конце 1903 – начале 1904 года. Его восхитили простота и скромность образа жизни японцев, чистота их нравов и поведения, забота об образовании, и он отметил: «Япония – азиатская страна, но, в отличие от нашей, она не спит» («Мир Ближнего Востока: международные отношения и проблемы народов (SEKAISHISO SEMINAR)», под редакцией Окадзаки Масатака).

В 1951 году премьер-министр Мохаммад Моссадек реквизировал и национализировал британское нефтедобывающее оборудование в Иране. Под давлением Великобритании и других стран иранская нефть была исключена из обращения на международном рынке. В этой обстановке, когда принадлежавший японской компании «Идэмицу» танкер зашёл в иранский порт Абадан, чтобы приобрести нефть, премьер-министр пригласил представителя этой фирмы к себе домой, где обратился к нему со словами: «Величие японцев постоянно вызывает уважение у иранцев, проявленная вами смелость и решительность вызывают восхищение. К несчастью, сейчас мы потерпели поражение в войне, но я уверен, что настанет день, когда мы вновь встанем на ноги. Я хочу, чтобы мы, люди Востока, взялись за руки» (Идэмицу Косан, «Танкер Ниссё мару в Персидском заливе»).

Как и в отношениях со многими другими странами Ближнего Востока, японская корректность, поразительное возрождение и развитие после поражения во Второй мировой войне, а также высокий уровень японских технологий и многое другое служат Японии своего рода «капиталом». Нет никакого сомнения в том, что он вновь сыграет важную роль в качестве фона для развития экономических связей Японии с Ираном по мере смягчения режима экономических санкций в отношении этой страны. Японии удалось избежать крупных политических трений с Ираном, невзирая на режим санкций, и можно с уверенностью говорить о том, что Япония вполне способна стать для этой страны заслуживающим доверия партнёром.

Фотография к заголовку: Министр иностранных дел Японии Кисида Фумио беседует с президентом Ирана Хасаном Роухани. Тегеран, 13 октября 2015 г. (Фото AP/Aflo)

(Статья на японском языке опубликована 26 октября 2015 г.)

  • [12.01.2016]

Директор Центра исследований ислама. Получил степень магистра по истории в Институте филологии Университета Кэйо, степень магистра истории в Калифорнийском университете, Лос-Анджелес. Специалист по политической истории ислама, автор книг «История исламских народов на Ближнем Востоке: соперничество между арабскими странами, Ираном и Турцией» (Тюто исураму миндзокуси – кёго суру арабу, иран, торуко, Тюко синсё, 2006), «Почему приверженцы ислама с уважением относятся к Японии?» (Исураму но хито ва надзэ нихон о сонкэй суру но ка, Синтё синсё, 2013) и других.

Статьи по теме
Другие колонки

Статьи по теме

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости