Обоюдоострый меч культуры
Противостояние по вопросам Всемирного наследия и теракты в Париже

Сакаи Кадзунари [Об авторе]

[05.04.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

Культура как спусковой крючок исламского терроризма в Париже и Брюсселе, а также разногласий между Японией, Китаем и Кореей.

ЮНЕСКО: возвращение к истокам

Организация Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) была создана после Второй мировой войны с целью не допустить повторения страшной трагедии. Миссия ЮНЕСКО отражена в преамбуле Устава организации.

«мысли о войне возникают в умах людей, поэтому в сознании людей следует укоренять идею защиты мира…

мир, основанный лишь на экономических и политических соглашениях правительств, не сможет завоевать единодушной, прочной и искренней поддержки народов; он должен базироваться на интеллектуальной и нравственной солидарности человечества…

Вследствие этого они создают настоящим актом Организацию Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры с целью постепенного достижения путем сотрудничества народов всего мира в области образования, науки и культуры международного мира и всеобщего благосостояния человечества, для чего и была учреждена Организация Объединенных Наций, как провозглашает ее Устав»

Данный документ подчёркивает, что подлинный мир может быть построен именно на основе культурных связей и взаимопонимания. Французский историк Морис Вэисс отмечал, что при ухудшении отношений между странами взаимные культурные обмены играют защитную роль, сдерживая дальнейшее наращивание напряжённости.

Удачным примером данной концепции является развитие молодёжных обменов между Францией и Германией в 1960-х годах, способствовавшее налаживанию отношений между бывшими противниками. Взаимодействие на уровне простых граждан помогло минимизировать масштаб возникающих на политическом уровне разногласий и трений. В японской дипломатии подобную роль сыграл Центр для подготовки преподавателей японского языка Охира, учреждённый на основе соглашения между премьер-министром Охира и председателем КПК Хуа Гофэном, заключённого в 1979 году. В 1985 году Пекинский центр японских исследований стал базой для укрепления взаимоотношений между Японией и Китаем. Подобных примеров можно привести великое множество.

С другой стороны, у таких далёких на первый взгляд событий, как теракты в Париже в январе и ноябре 2015 года, обнажившие неприятие западной системы ценностей, и ухудшение японо-китайских и японо-корейских отношений в связи с разногласиями по вопросу регистрации культурного наследия ЮНЕСКО, прослеживается общее звено. Именно культуре была отведена печальная роль козыря в политических разногласиях и катализатора международных трений. Суждено ли нам стать свидетелями того, как культура вызовет противостояния и войны вопреки идеалам миссии ЮНЕСКО?

Противостояние в Восточной Азии

В июле 2015 года ЮНЕСКО приняло решение удовлетворить заявку японского правительства о присвоении статуса Всемирного культурного наследия «памятникам промышленной революции эпохи Мэйдзи». Правительство Кореи выступало с протестом, утверждая, что данные индустриальные объекты использовались в качестве места для принудительных работ уроженцев Корейского полуострова в эпоху японского колониализма. Таким образом, произошло столкновение между Кореей, вовлекающей проблему восприятия истории и настаивающей на признании факта «принудительного труда» со стороны Японии, и Японией, стремящейся зарегистрировать свои памятники в качестве культурного наследия. «Прежде всего мы должны устранять политические элементы и фокусироваться на культурных аспектах, однако, к сожалению, на практике это не так-то легко» (газета «Асахи Симбун» от 6 июля 2015 г.), – отмечает бывший генеральный директор ЮНЕСКО Мацуура Коитиро, и вышеприведённый случай как раз стал примером конфликта, вызванного вмешательством политических интересов в культурную сферу.

В октябре 2015 года было принято решение о внесении в реестр «Памяти мира» ЮНЕСКО Архивов Нанкинской резни (1937) по заявке Китая. Правительство Японии выражало протест, опасаясь, что Китай сможет использовать имя ЮНЕСКО для легализации собственной точки зрения на исторические события японско-китайской войны 1937-45 гг. перед международным сообществом. Значимость подобных документов требует подкрепления в виде результатов научных исследований историков. В рассматриваемом случае исторические материалы, то есть элемент культуры, послужили причиной разногласий на политической арене.

Теракт в Париже и западные ценности

Рассматривая понятие «культура» в широком смысле как комплекс ценностей, идеологии и мировоззрений, мы сможем изучить роль культуры в серии терактов в Париже в январе и ноябре 2015 года.

Нападение на редакцию журнала Charlie Hebdo в январе – это форма протеста мусульман против резкой критики ислама в карикатурах (осуждаемых в том числе самими европейцами за нанесение оскорблений определённой религии), вылившееся в совершённый руками экстремистов акт насилия. Однако в глобальном масштабе это не что иное, как пример столкновения таких фундаментальных понятий западной системы, как свобода слова и самовыражения, со строгими этическими уставами ислама.

В 2011 году во Франции вступил в действие закон о запрете на ношение паранджи и хиджаба в общественных местах. С точки зрения западной морали, это восстанавливало одну из основных западных ценностей – гендерную справедливость, устраняя нарушение прав женщин лицами противоположного пола, однако для исламской культуры паранджа и хиджаб являлись естественной формой одежды, соответствующей исламским традициям. Ценности этих двух миров разделяла глубочайшая пропасть, создавшая почву для конфликтов, а накопившееся напряжение нашло выход в форме акта насилия.

В отличие от событий января 2015 г., серия терактов в ноябре была направлена на большое количество мирных жителей, однако между двумя трагедиями можно проследить и общие черты. Преступная группировка, состоящая из приверженцев исламского фундаментализма, совершила демонстративный акт, атакуя простых граждан, олицетворяющих собой западную систему ценностей. Кроме того, не следует забывать и влияние протеста ИГ против начавшихся в сентябре воздушных бомбардировок Сирии.

Следует отметить ещё одну особенность террористических актов во Франции. Экстремистские идеи охватили не только выходцев из традиционно исламских стран, но и жителей Франции, Бельгии и других стран Европы, то есть тех, кто изначально должен быть в рядах приверженцев западной системы ценностей. Аналогичная ситуация наблюдалась и среди подозреваемых в серии терактов в США в сентябре 2011 года, однако наличие местных жителей среди исполнителей терактов в Париже обнажает ряд новых проблем в социальной структуре. Это и острое классовое расслоение общества в условиях процветающей под знаменем глобализации конкуренции, дисфункция системы социальных гарантий, призванной защищать проигравшую конкурентное сражение молодёжь, которая как бабочка на огонь стремится к экстремистским догмам в попытке спастись от отчуждения и изолированности в богатом только на поверхности обществе. Иными словами, такой аспект культуры, как ценности, использовался в качестве инструмента для привлечения молодёжи к преступным терактам.

Тёмная и светлая сторона культурной дипломатии

В наши дни все ведущие страны мира уделяют большое внимание культурной и публичной дипломатии. Данный метод предусматривает не взаимодействие на правительственном и дипломатическом уровнях, а привлечение на свою сторону жителей других стран путём их ознакомления с привлекательными сторонами своей страны. Во Франции эта роль отведена Французскому институту (Institut Français), распространяющему культуру Франции через свои отделения в ряде стран мира. Деятельность данной организации связана не только с распространением французского языка и искусства, но и с привлечением внимания к французской философии, науке и технологиям. Аналогом Institut Français в Японии является Японский фонд (The Japan Foundation) под эгидой Министерства иностранных дел, хотя масштаб его деятельности и численность кадров уступает Франции.

Однако культурная дипломатия – это палка о двух концах. С одной стороны, активное распространение собственной культуры, наращивание уровня её популярности и укрепление так называемой «мягкой силы» государства оказывается весьма эффективным. Однако излишне сильный акцент на преследование политических мотивов в данной стратегии может привести к обратному эффекту, спровоцировав отторжение у принимающей стороны.

Подобное явление часто наблюдается при насильственном насаждении господствующей культуры в странах-колониях. Популяризация своей культуры Францией, другими странами Европы, а также США не только знакомит с её достоинствами жителей других стран, но и способствует формированию культурных ценностей, включая демократию и уважение прав человека, в глобальном масштабе.

Однако распространение ценностей с применением излишней силы, то есть их фактическое навязывание в условиях собственной мощи и исторических отношений порождает сильнейшие протесты. Эскалация навязывания своих ценностей с применением военной силы лишь обостряет конфликт, доходящий в отдельных случаях до терроризма. Такой сценарий развития событий должна учитывать и Япония.

Эпоха гарантий безопасности в культуре

Укоренившиеся в обществе традиции, обычаи, нормы и другие культурные элементы, создававшиеся на протяжении веков – это именно то, что американский антрополог Клакхон Клайд подразумевал под определением «designs for living». Такие ценности должны всецело сохраняться. Однако если культура используется в качестве инструмента для агрессии в отношении стран и обществ с противоположными ценностями, данные действия должны надлежащим образом контролироваться «хозяевами» соответствующей культуры. Мы сталкиваемся с парадоксальной ситуацией – необходимостью защищать культуру, и защищать людей от культуры.

Приведённый в начале статьи Устав ЮНЕСКО – это высшая ценность, смысл которой не только не ослабевает, но приобретает всё большую значимость. Это происходит потому, что культура, несмотря на наличие опасного фактора, как никогда усиливает свою значимость в качестве ключевого элемента создания и сохранения мира. Япония действительно протестовала против признания мировым наследием Архивов Нанкинской резни и даже угрожала выйти из ЮНЕСКО, однако наличие подобных ситуаций свидетельствует о необходимости ещё более активной поддержки проектов ЮНЕСКО и внесении вклада в международное сообщество с точки зрения культурных гарантий безопасности.

Фотография к заголовку: Серия терактов в Париже 13 ноября 2015 года (фото AP/aflo)

(Статья на японском языке опубликована 9 декабря 2015 г.)

▼Читайте также
В чем настоящая причина трудностей налаживания отношений Японии и Южной Кореи? Япония и Корея: путь к новым отношениям Проблема учебников истории в Японии, Китае и Южной Корее (1)
  • [05.04.2016]

Профессор отделения постдипломного образования по международной культуре университета Кобэ, доктор наук. В 1992 г. закончил отделение французского языка и культуры Токийского унивеситета иностранных языков, прошёл обучение в магистратуре по региональной культуре. Закончил докторантуру социологических исследований университета Хитоцубаси. В 1996 г. принят на службу в Министерство образования, культуры, спорта, науки и технологии, где занимался изучением образовательной политики Франции. Работал приглашённым исследователем в Парижском институте политических исследований (Sciences Po), Университете Западный Париж – Нантер и университете Пантеон-Ассас. Автор книги «Этнические конфликты и гармония в Европе» (Ёроппа но миндзоку тайрицу то кёсэй, издательство Асисёбо, 2014) и других.

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости