Геополитическое будущее Японии и Азиатско-Тихоокеанского региона в Транстихоокеанском партнёрстве

Сираиси Такаси [Об авторе]

[25.01.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

Значение соглашения по Транстихоокеанскому партнёрству

Австралия, Бруней, Канада, Чили, Япония, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, США и Вьетнам – эти 12 стран 6 октября 2015 года в Атланте во время встречи на уровне министров заключили общее соглашение по Транстихоокеанскому партнёрству.

ТТП, помимо традиционного соглашения о свободной торговле и упразднении таможенных сборов, предусматривает также правила для торговли и инвестиций, относящиеся не только к таможенной сфере. Страны, производящие вместе около 40% мирового ВВП, после заключения соглашения о Транстихоокеанском партнёрстве создадут единую экономическую зону, и можно только приветствовать упрощение движения людей, имущества, капитала, услуг и информации, которые принесёт с собой ТТП. Кроме того, ТТП включает в себя ряд передовых мер в сферах электронной коммерции, обеспечения конкуренции, труда, экологии, которые отсутствуют в соглашении Всемирной торговой организации (ВТО) и вполне могут определить новые мировые стандарты. Можно надеяться, что в ближайшем будущем, помимо ТТП, будут заключены соглашения об экономическом партнёрстве между Японией и ЕС, о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТИП), благодаря чему на мировом уровне будут приняты прозрачные правила, обеспечивающие свободу и справедливость в торговле и инвестициях.

Очевидные экономические выгоды

В последние пять лет в Японии ведутся острые дискуссии о ТТП. Начиная с того момента, когда премьер Кан Наото в 2010 году на саммите АТЭС намекнул о намерениях принять участие в переговорах по ТТП, японскому правительству потребовалось два года, пока премьер-министр Абэ Синдзо не принял решение об участии, и прошло ещё два года до нынешнего общего соглашения. Столь сильное сопротивление вхождению в ТТП говорит в том числе и о том, насколько много сил, чьи устоявшиеся интересы оказываются затронуты этим соглашением, и насколько большое значение оно имеет для структурных реформ в экономике.

Экономическое значение ТТП уже широко обсуждалось, и роль ТТП в системе торговли XXI века общеизвестна. О значимости ТТП для внутренней экономики Японии тоже писали; так, например, в газете «Нихон кэйдзай симбун» в статье от 26 октября 2015 г. упоминалось, что по правительственным оценкам рост ВВП благодаря вступлению в Транстихоокеанское партнёрство составит 3,2 трлн йен, а по подсчётам Кавасаки Кэнъити, старшего исследователя Иснтитута политических исследований, «в среднесрочной перспективе ВВП увеличится на 8-10 трлн йен в год, или на 1,6%».

Дело в том, что в дополнение к отмене таможенных сборов, унификация инвестиционных правил и снятие ряда других ограничений дадут и иные результаты, а в средне- и долгосрочной перспективе конкуренция с предприятиями и товарами других стран приведёт к укреплению экономики и увеличению производств, развитию реформ в нашей стране, повышению производительности японской экономики.

Согласование «перебалансировки» с США как союзным государством

В этой небольшой статье хотелось бы подробнее поговорить о геополитическом значении ТТП.

Хорошо известно, что в азиатско-тихоокеанской политике президента США Барака Обамы ТТП играет роль важного системного фактора, который может оказать решающее влияние в «перебалансировке» в регионе. Об этом он говорил в своей речи перед австралийским парламентом в ноябре 2011 года.

В этой речи он, во-первых, отметил, что США являются тихоокеанским государством, во-вторых, США стремятся сохранить своё военное присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в-третьих, подчеркнул важность сотрудничества США с Японией, Австралией, Южной Кореей и другими союзниками, а также со странами-партнёрами – Филиппинами, Индонезией, Сингапуром, Индией и прочими, сказал о важности участия в региональной кооперации и политического сотрудничества, и помимо совместных действий США в политической сфере и в деле обеспечения безопасности, заявил о создании международной экономической системы, которая была бы свободной, справедливой, открытой, насколько возможно прозрачной, и о том, что ТТП является прообразом такой системы.

В этом смысле заключение общего соглашения по ТТП является важным шагом вперёд в американской политике «перебалансировки», и в то же время – результатом согласования этой политики со странами-союзниками (Японией, Австралией и другими) и странами-партнёрами (Вьетнамом, Сингапуром, Малайзией и т. п.).

Усиление Китая и структурные напряжения между системами обеспечения безопасности и международной торговли

Итак, как же следует к этому относиться? В последние годы международные отношения в АТР претерпели серьёзные изменения вследствие американской политики «перебалансировки», с одной стороны, а также усиления и великодержавных действий Китая в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, его политики «Один пояс и один путь» – с другой. В региональной системе АТР существует структурное напряжение между системами обеспечения безопасности и международной торговли.

Система международной безопасности с США представляют в виде колеса, в котором роль «оси» выполняют США, а «спиц» – союзнические договора с Японией и Австралией. В последние годы она разрастается в сеть, состоящую из договоров о сотрудничестве между Японией и Австралией, Японией и Индией, Индией и Австралией, договоров «3+3» (США, Япония, Австралия и США, Япония, Индия) и далее в соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности между Японией, Австралией и странами АСЕАН.

При этом система международной торговли трёхсторонняя, и включает в себя Китай, другие азиатские страны (в том числе Японию) и США. Заключены соглашения о свободной торговле «АСЕАН+1», дошло уже и до общего соглашения по ТТП, а в 2016 году ожидается заключение соглашения по Всеобъемлющему региональному экономическому партнёрству (ВРЭП).

Иными словами, в то время как многие страны АТР получают огромную выгоду от торговли и экономического сотрудничества с Китаем, подавляющее их большинство состоит в союзнических или партнёрских отношениях с США в сфере безопасности.

Следовательно, если для поддержания баланса сил в регионе США и страны-союзницы усиливают сотрудничество в сфере безопасности и политическую кооперацию, Китай, чтобы не жертвовать важнейшими доходами страны, при таких ограничениях стремится хорошо обходиться с соседними странами, делает их своими партнёрами, налаживает добрососедские отношения, чтобы соседи чувствовали себя в безопасности, развивает экономическое сотрудничество и провозглашает политику «Один пояс и один путь». Таким образом, в данный момент «перебалансировка» со стороны США и «Один пояс и один путь» со стороны Китая являются двумя важнейшими силами, определяющими международные отношения в Восточной Азии.

Япония и Австралия в вопросах обеспечения безопасности, политической кооперации, регионального сотрудничества и Транстихоокеанского партнёрства тесно взаимодействуют с США. Неуклонное дальнейшее развитие Вьетнама, Малайзии и других стран, принявших решение о членстве в ТТП, а в будущем – присоединение к ТТП Филиппин, Таиланда, Индонезии и других имеет огромное значение для геополитического будущего очень обширного региона, включающего в себя не только Азиатско-Тихоокеанский регион, но и район Индийского океана.

Надежды на будущее

Кроме того, крайне важно ещё и то, по каким правилам будет работать ТТП в регионе и как устанавливать эти правила? Китай законодательно приравнивает территориальные воды к своим внутренним водам, навязывает окружающим странам такое отношение в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, вызывая противодействие со стороны этих стран. А ранее, сразу после Восточноазиатского финансового кризиса 1997-1998 годов, когда вмешательство США многие страны региона считали слишком рискованным, Китай создал систему регионального сотрудничества, не включающую США, под благовидным предлогом построения Восточноазиатского сообщества.

Однако в последние годы действия Китая в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях сами стали представлять угрозу, которая должна быть устранена. Поэтому проходивший в 2011 году саммит государств Восточной Азии был расширен с формата «АСЕАН+6» до «АСЕАН+8», и США в качестве одной из мер по «перебалансировке» предложили создать торговую систему, основанную на принципах равенства, свободы, наибольшей прозрачности, которая бы включала множество стран и не была бы «имперской». В этом смысле общее соглашение по Транстихоокеанскому партнёрству является важной вехой на пути к созданию правил системы регионального сотрудничества в АТР, включающей множество стран.

Речь не идёт о блокировании Китая

Чтобы не возникло недопонимания, добавим, что это не подразумевает «блокирования» Китая. В промежутке между Восточноазиатским кризисом 1997-1998 годов и мировым финансовым кризисом 2007-2008 годов Китай являлся важным партнёром в региональном сотрудничестве. Окружающие страны стали чувствовать угрозу со стороны Китая из-за того, что он начал пытаться силовыми средствами изменить существующее положение территориальной принадлежности в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях.

Многие близкие к Китаю страны стремятся получить выгоду от его экономического роста и экономического сотрудничества с Китаем. Таким образом, «Один пояс и один путь» обладает большой притягательной силой для многих сопредельных стран, а особенно для тех, которые не имеют с Китаем территориальных проблем. Однако было бы ошибкой считать, будто бы Китай может диктовать свои условия множеству окружающих стран только из-за своей экономической мощи.

Фотография к заголовку: Первая встреча глав 12 государств, присоединившихся к общему соглашению по ТТП, 18 ноября 2015 г., Филиппины, Манила (фотография AP/Aflo)

(Статья на японском языке опубликована 1 января 2016 г.)

  • [25.01.2016]

Сираиси Такаси — редактор сайта nippon.com. Директор Государственного института политических исследований, директор Института исследований экономики Азии при Японской организации внешней торговли (JETRO). Родился в 1950 г. в префектуре Айти. В 1974 г. получил степень магистра в аспирантуре Токийского университета по специальности «Международные отношения», в 1977 г. получил степень доктора в Корнелльском университете в США. Преподавал в Корнелльском университете на историческом факультете и факультете исследований Азии, в Центре исследований Юго-Восточной Азии при университете Киото, с 2005 г. преподаёт в Государственном институте политических исследований. В 2007 г. награждён Медалью с Пурпурной лентой. С января 2009 г. по январь 2013 г. был научным советником при кабинете министров. Автор книг «Морская империя: как рассматривать Азию» (изд-во Тюокорон, 2000, удостоена премии Ёсино Сакудзо), «Империя и её пределы: США — Восточная Азия — Япония» (изд-во NTT, 2004)и др.

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости