Японские студентки в поисках работы: новые цели

Уэхара Ёсико [Об авторе]

[27.06.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

В продолжение моей предыдущей статьи о сюкацу – поиске работы выпускниками японских университетов, где этот ежегодный ритуал рассматривался в контексте изменений в японском обществе, сейчас я хотела бы рассказать о том, как работу ищут студентки.

Поговаривают, что в наши дни девушки демонстрируют более благосклонное отношение к перспективе стать домохозяйкой на постоянной основе. Действительно ли это так? Я рассмотрю этот вопрос ниже. Но сперва несколько слов о теме этой статьи: японский термин дзёсидайсэй, который в широком смысле относится к студенткам университетов, а в более узком подразумевает учащихся женских университетов, отдает эпохой мыльного пузыря конца 1980-х годов, и мне неловко его употреблять. Однако в Японии по-прежнему существует значительный гендерный разрыв, поэтому представляется целесообразным сосредоточить внимание на проблемах и заботах женщин, находящихся в поисках работы.

Нынешнее поколение пожилых людей может продолжать лелеять образ студенток женских университетов, которые после окончания учебы работают в компаниях высшего уровня, а затем, выйдя замуж, становятся полноправными домохозяйками. В эпоху Сёва (1925-1989) это было нормой. Мои собственные студенческие годы пришлись на период экономики мыльного пузыря, вскоре после того, как Закон о равных возможностях при трудоустройстве вступил в силу в 1986 году. Позже, когда я возглавляла бюро по трудоустройству в женском университете в течение трех лет, я была по-настоящему озадачена изменениями в картине занятости. События вышли за рамки всего, что я себе представляла.

Прежде чем я продолжу, необходимо отметить, что мои наблюдения в этой статье касаются студенток обычных частных университетов в районе Токио; они не отражают ситуацию с женской занятостью в стране в целом. Итак, давайте рассмотрим изменения в японской экономике и обществе на примере различий между студентками конца эпохи Сёва, которые в основном становились домохозяйками, и их дочерей – сегодняшнего поколения молодых женщин.

Исчезновение OL

В эпоху Сёва студенты-выпускники, ищущие работу, действовали по стандартной схеме: мужчины должны были стать кормильцами, а женщины – остаться домохозяйками, ухаживать за домом и воспитывать детей. До введения в действие Закона о равных возможностях при трудоустройстве возможности трудоустройства для женщин, окончивших университеты, даже Токийский университет, в основном ограничивались категорией «общего делопроизводства» (иппансёку). Но сейчас такую работу получить трудно, особенно в крупных корпорациях. Многие компании сократили наем подобных служащих, и предпочитают набирать вместо них временный персонал. Ниши, которые все еще существуют, предназначены для «сверх-иппансёку» с дополнительными навыками высокого уровня, такими как знание иностранных языков или возможность выступать в качестве корпоративного торгового представителя.

За моим университетом закрепился образ учебного заведения, выпускницы которого продолжают становиться OL (сокращенно от office lady), как традиционно называют женщин-клерков. Но лишь немногим более 20% наших выпускниц фактически занимают канцелярские должности в категории иппансёку. Кроме того, такие работники требуются в основном крупным банкам или известным компаниям, где существует жесткая конкуренция среди претендентов на рабочие места. Более половины ищут работу в категории согосёку – должности менеджеров для мужчин и женщин. Судя по тому, что я вижу в нашем колледже, в конкурентном мире наших дней компании используют жесткий подход к набору рядовых сотрудников, будь то мужчина или женщина. Сотрудники, которые не способны давать прибыль, не получают премий; кроме того, существует тенденция использования компаниями временных работников. Эта ситуация лежит в основе сокращения набора служащих и увеличения найма менеджеров.

От планирования карьеры до планирования жизни

В этом контексте у сегодняшних студенток много проблем при поиске работы. Вариантов слишком много. Искать ли им работу иппансёку в крупной корпорации, или лучше пойти на должность согосёку в небольшой компании или стартапе? Должны ли они быть специалистами широкого или узкого профиля? И если они из провинции, должны ли они искать работу в своем родном городе, или пытаться найти ее в компании, расположенной в большом городе? Между тем, конечно, немало учениц стремятся реализовать свои детские мечты о карьере, например, стюардесс или телевизионных дикторов. И женщины, ищущие работу, часто думают не только о том, на какую компанию они хотят работать, и о том, какой стиль работы им необходим, но также о той жизни, которую они хотят вести (по крайней мере, я надеюсь, они об этом думают). Фактические взгляды, которые они выражают, меняются: в последние несколько лет заметно возросло количество женщин, говорящих, что они надеются работать всю свою жизнь.

Возможно, из-за того, что наш колледж – это женский университет, около половины наших абитуриенток говорят, что хотели бы следовать традиционному пути получения канцелярской должности в крупной корпорации после окончания учебы, затем стать домохозяйкой после рождения детей и сосредоточиться на их воспитании; и наконец, после того как дети подрастут, они надеются получить работу на условиях неполной занятости. Но уже начиная с младших и до старших курсов они гораздо менее склонны высказывать такие настроения. Вместо этого можно услышать что-то вроде «я могу не выйти замуж, и даже если я это сделаю, я могу развестись. Поэтому я хочу быть в состоянии содержать себя». Еще одна проблема заключается в том, что муж может потерять работу из-за корпоративного сокращения или банкротства. В семьях сегодняшних студентов часто встречаются родственники, у которых был подобный опыт. А после финансового кризиса 2008 года средства массовой информации призвали обратить особое внимание на нищенское положение одиноких матерей, так что студенты вполне могут представить себя на их месте.

Отношение родителей также изменилось. Раньше можно было частенько услышать «наша дочь очень спокойная, ей не нужно будет бороться. Мы надеемся, что она поработает некоторое время в качестве OL в хорошей компании, а затем станет домохозяйкой после того, как выйдет замуж». Другими словами, они надеялись, что жизнь их детей будет строиться по образцу эпохи Сёва. Но после финансового кризиса возник настоящий бум семинаров для родителей студентов, ищущих работу, участники которых все чаще высказывают надежду на то, что их дочери найдут работу, которой они смогут заниматься на протяжении всей своей жизни, не ограничиваясь рамками крупных корпораций.

Как я уже отмечала в своей предыдущей статье, стагнация японской экономики и быстрый демографический сдвиг из-за снижения рождаемости способствовали изменению стилей работы. Правительство проводит политику поощрения женщин к труду, компании в попытке справиться с нехваткой рабочей силы ищут сотрудников-женщин, а на уровне домашних хозяйств к трудоустройству женщин подталкивает снижение уровня доходов. Для женщин, которые надеются, что будут работать всю жизнь, предпочтительные варианты отличаются от возможностей, открывавшихся поколению их матерей, когда женщины обычно оставляли работу после свадьбы, чтобы стать домохозяйками. При поиске работы для них важно также планировать свою жизнь, обращая внимание на то, смогут ли потенциальные работодатели позволить им совмещать роды и воспитание детей с карьерным ростом.

Домохозяйка – признак богатства?

Мне часто попадаются статьи, в которых утверждается, что молодые женщины в наши дни все больше склоняются к тому, чтобы становиться домохозяйками. Правда ли это? Когда я спрашиваю студенток, хотят ли они этого, мало кто отвечает утвердительно; по большей части они говорят, что быть домохозяйкой скучно и что они предпочтут продолжить интересную работу. Между тем из речи исчезло понятие кадзи тэцудаи («помощник по дому»; это слово использовалось для описания статуса молодых женщин, которые окончили школу и живут со своими родителями до замужества). Студентки, посвящающие больше времени развлечениям и временной работе, чем занятиям в университете, похоже, имеют все больше шансов стать ревностными карьеристками после окончания учебы.

Когда матери сегодняшних студенток были молодыми, возможность стать домохозяйкой была совершенно реальной и достижимой в будущем целью. В настоящее время, однако, доходы мужчин явно снижаются, и среди замужних женщин принято работать. Некоторые молодые женщины говорят, что будут рады стать домохозяйками, если их семейные финансы это позволят. Похоже, что для сегодняшней молодежи возможность быть домохозяйкой тесно связана с достатком. Возможно, этот статус доступен лишь семьям с высоким доходом, о котором обычные молодые женщины могут и не мечтать.

Чтобы побудить моих учащихся разрабатывать долгосрочные карьерные планы, каждый год я прошу их описать их видение себя в возрасте тридцати и сорока лет. В дополнение к схематичному изображению себя на различных видах работ, многие выражают надежду на то, что найдут мужа с высоким уровнем доходов, будут выполнять свои домашние обязанности и обязанности по воспитанию детей, при этом продолжая активно работать вне дома. И, конечно, в любом возрасте они хотят оставаться привлекательными как женщины. Иными словами, они стремятся быть суперженщинами!

Могут ли женщины совмещать работу и семейные обязанности?

Однако стать суперженщиной непросто. Студентки должны проанализировать различные аспекты: есть ли в компаниях, где они надеются работать, системы поддержки для женщин, которые рожают и воспитывают детей? Есть ли там женщины, которые успешно совмещают работу и семейные обязанности? Если у них появятся дети, могут ли они рассчитывать на помощь своих родителей? Если они из провинции, их родители могут захотеть, чтобы они вернулись, а они сами могут предпочесть остаться жить и работать в большом городе. Однако жизнь в Токио недешева. Многие студентки принимают решение искать работу, связанную с управлением, потому что это единственный способ заработать достаточно денег, чтобы позволить себе жить в столице самостоятельно (хотя есть счастливые исключения из числа молодых женщин, чьи родители продолжают платить за аренду их жилья даже после окончания университета). В этих условиях некоторые студентки решают искать работу в своих родных городах. Но вакансий в провинции немного, а заработная плата обычно невысока. И, с точки зрения студенток, худшим моментом является сохранение консервативной корпоративной культуры, в которой доминируют мужчины.

Конечно, и компании, и правительство должны стремиться к улучшению условий труда для женщин. Тем временем, в сегодняшнем стремительно меняющемся мире студенткам приходится использовать более изощренные стратегии поиска работы, чем их сверстникам-мужчинам.

Фотография к заголовку: студенты Токийского университета после окончания выпускной церемонии в марте 2016 г. (©Jiji.)

(Статья на японском языке опубликована 28 апреля 2016 г.)

  • [27.06.2017]

Профессор кафедры глобалистики и сравнительной культурологии университета Феррис. Родилась в Фукуоке в 1965 году.  В основном, занимается исследованиями в области международных отношений Франции. В 1989 году окончила литературный факультет Женского христианского университета Токио. В 1994 году получила диплом DEA университета Пантеон-Сорбонна (Париж 1) в области истории современных международных отношений. В 1996 году защитила диссертацию и получила степень доктора (Ph. D.) по социологии в университете Хитоцубаси. Среди ее публикаций — статьи о французской политике и дипломатии в контексте глобализации и объединения Европы. Принимала участие в таких изданиях, как «Объединение Европы и Франция: век Поиска Величия» (Ёроппа того то Фурансу, идайса о мотомэта иссэки, под редакцией Ёсиды Тору, Хорицу-бунка-ся, 2012), «После войны: примирение и терпимость» (Сэнсо но ато ни вакай то канъё, под редакцией Танаки Такахико и Аоки Хитоси, 2008, Кэйсо-сёбо)

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости