Японская бабушка и русская кошка по имени Суси

Александр Николаевич Мещеряков [Об авторе]

[06.05.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | ESPAÑOL |

Среди моих знакомых есть одна одинокая японская бабушка. Ее дочь когда-то вышла замуж за русского, переселилась в Москву. От неизлечимой болезни здесь она и умерла, в Москве ее и похоронили. Бабушка потому часто в Россию наведывалась – на могилку. В связи с частыми приездами обросла знакомствами. Познакомилась и со мной, бывала у меня дома, гладила моего кота.

Надо сказать, что бабушка – такая кошатница, каких мало. Но мне она говорила так: «Всё, кошку никогда больше не возьму. Когда умру, кто ж ее пригреет? Котенка еще может быть кто-нибудь и возьмет. А взрослой кошке на улице пропадать».

Москва

Но жизнь, однако, повернула по-другому. В той московской квартире, где бабушка привыкла останавливаться, появился сначала огромный пес, а потом и трехцветный котенок – рыже-бело-черный. И вроде бы они и не враждовали, но только от неумеренных собачьих игр появились на кошачьей шкурке следы песьих зубов. Тут японское сердце не выдержало – бабушка договорилась с хозяевами и, пройдя всех ветеринаров и таможни, увезла русского котенка в Японию.

Я их там навещал. Котенок вырос, округлился, стал кошкой по имени Суси. Жили они с бабушкой душа в душу, очень хорошо друг друга понимали. Похоже, что Суси по своей исторической родине тоски не испытывала, с японскими кошками подружилась, местный телевизор смотрела с удовольствием. Включая новости. Особенно нравились ей передачи про животных.

Суси

А что бабушка? Рядом с кошкой она обрела некоторое душевное равновесие, но временами ей хотелось кого-нибудь из своих московских друзей к себе в гости пригласить. Сама-то она «невыездной» сделалась – на кого же ей, одинокой, Сусечку свою оставить?

И вот решила она оформить приглашение своему русскому другу. Согласно инструкции, следовало заполнить кучу бумаг: кто ты таков, сколько у тебя денег с недвижимостью, ну и так далее. Хлопотно, конечно, но терпимо. Но, кроме того, вменялось еще в обязанность предоставить документальные свидетельства знакомства. Под которыми разумеются совместные с приглашаемым фотографические изображения плюс оригиналы писем, которыми положено обмениваться добрым друзьям. Причем в примечании было указано, что, если вы желаете письма для памяти сохранить, то, мол, сделайте-ка себе с них ксерокс. Потому что оригиналы в архиве навечно оседают.

Сведущие люди объяснили бабушке: это оттого происходит, что между Россией и Японией мирный договор до сих пор не заключен. Но она все равно рассердилась, и никого приглашать не стала. Между нею и русскими договор о дружбе был давным-давно заключен.

Не стану в политику вдаваться. Но скажу, что кошкой все-таки лучше быть, чем человеком. На нее, по крайней мере, не распространяются последствия неурегулированных межгосударственных проблем. И особого приглашения для пересечения государственной границы тоже пока что не требуется. Только справка о здоровье и добрая воля хозяина.

Кошки – они вообще пронырливые, хорошо устроились на этом свете. Я лично знаю по крайней мере одного японского кота, который пробрался в Россию и прижился там. Это кот Кусями, которого придумал Нацумэ Сосэки в своей чудной повести «Ваш покорный слуга кот». Русский перевод вышел во времена холодной войны, но даже она не помешала коту пересечь границу, а русским читателям полюбить Кусями.

Это я о том, что культура не знает границ. Если мы считаем себя людьми культурными, то должны подумать и об этом.

Кажется, разные мы с японцами. Но и мы, и японцы любим поэзию. А стихи – это голос божественный. Это каждому известно. Интересно, как там, на небесах, наши боги между собою ладят? Я-то надеюсь, что они не ругаются по поводу того, кто лучше – японский Сайгё или русский Пушкин. Я-то надеюсь, что наши боги слетелись на одно облако и устраивают там совместные читки.

  • [06.05.2016]

Александр Николаевич Мещеряков (род. 1951) — российский историк, японист, литератор. Доктор исторических наук (1991). Окончил Институт стран Азии и Африки при МГУ (1973). После защиты кандидатской диссертации в 1979 году более двух десятилетий работал в Институте востоковедения РАН. С 2002 года ведущий научный сотрудник, затем профессор Института восточных культур и античности РГГУ. Возглавлял Межрегиональную общественную организацию «Ассоциация японоведов» (декабрь 2003 — март 2008), журнал «Япония. Путь кисти и меча». Член редакционного совета журнала «Восточная коллекция». Автор около 300 публикаций. За книгу «Император Мэйдзи и его Япония» получил премию «Просветитель» за 2012 год в области гуманитарных наук. Помимо научных трудов опубликовал также три книги стихов и три книги прозы. В переводах Мещерякова на русский язык изданы сочинения Мурасаки Сикибу, Синтаро Исихары, Ясунари Кавабаты и др.

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Колонки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости