Боевые искусства в японских школах — надо ли?

Коно Ёсинори [Об авторе]

[02.12.2013] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | ESPAÑOL | العربية |

С апреля 2012 г. в японских средних школах воинские искусства стали обязательным предметом. Не всем кажется это правильным с точки зрения безопасности. Исследователь воинских искусств Коно Ёсинори рассказывает о возможных проблемах введения боевых искусств в школьное расписание.

Воинские искусства в истории Японии

 На протяжении нескольких сотен лет, предшествовавших модернизации в эпоху Мэйдзи, Японией управляло сословие воинов-буси. Вероятно, поэтому иностранцы часто думают, что каждый японец непременно владеет каким-нибудь боевым искусством.

Власть воинов в Японии была не одномоментным эпизодом в истории страны. Она существовала долгое время, опираясь на берущую своё начало в древней японской культуре систему сословного деления(*1), при которой  на самом верху находились воины, а уже ниже  крестьяне, ремесленники и торговцы. Однако эта система, на первый взгляд кажущаяся незыблемой, в действительности обладала определённой гибгкостью.

Крестьянам, горожанам и прочему простому люду официально запрещалось изучать воинские искусства.  Однако на деле этот запрет соблюдался не так уж строго, и люди вполне открыто занимались такими искусствами, в особенности на землях, находившихся непосредственно в ведении сёгуната. Например, в конце периода правления сёгунов Токугава в первых рядах армии сёгуна сражались Синсэнгуми(*2) — отряд, сформированный правительством для борьбы с повстанцами. Стоявший во главе Синсэнгуми Кондо Исами(*3) и его ближайший помощник Хидзиката Тосидзо не были воинами по происхождению, а родились в крестьянских семьях, и помимо них в воинских отрядах было немало выходцев из простых семей.

Все эти люди испытывали уважение к воинам, и я думаю, ни одного из них не обучали воинским искусствам против его воли. Уже позже, в период Мэйдзи, когда была введена воинская повинность, все, кроме больных и слабых, стали обязаны проходить военную подготовку вне зависимости от желания.

Потом было поражение во Второй мировой войне. Оккупационные власти поначалу проводили последовательную политику искоренения милитаризма, и всё, что имело отношение к воинским искусствам, было полностью запрещено. Однако позже, когда был взят курс на повышение роли Японии в качестве потенциального союзника в военной сфере, запрет на эти искусства был снят.

Со временем некоторые из воинских искусств, такие как дзюдо и кэндо, превратились в спортивные состязания и стали подобны прочим видам спорта. Поэтому в последние годы, в качестве дани уважения традициям и культуре Японии, появилась тенденция вводить в курс средней школы воинские искусства, в основном дзюдо, а кое-где — кэндо и айкидо, и вот с 2012 года они стали обязательными предметами.

Проблемы введения воинских искусств в школьное расписание

Так как моя жизнь связана с боевыми искусствами, представители масс-медиа иногда спрашивают мое мнение по этому вопросу . В данном случае однозначно ответить сложно, но в нынешней школьной системе введение воинских искусств как обязательного предмета несомненно породит ряд проблем, поэтому в целом я скорее против, чем за.

Во-первых, если насильно обучать дзюдо детей, которым это неинтересно, то вряд ли они проникнутся очарованием удивительной японской традиционной культуры. Вторая причина моего несогласия заключается в том, что даже если обучать детей, которых в целом интересуют боевые искусства, результат может быть таким же, и вот почему. Если среди школьников окажутся такие, которые ранее занимались европейскими видами борьбы, появится ли у них чувство уважения к японской культуре?

Для того, чтобы дети всерьёз заинтересовались японской традицией и культурой, которых нет в западной борьбе, они должны чувствовать различия между дзюдо и борьбой, осознавать, что в Японии с древности существовали уникальные приёмы и техники, и через это почувствовать интерес. Вопрос в том, способны ли японские боевые искусства в своей нынешней форме вызвать такой интерес? В этом мне видится основная проблема.

Смешение японских и западных элементов 

В настоящее время разница между дзюдо и борьбой заключается в правилах, а различия в приёмах использования тела и способе тренировок стираются. Если дзюдоиста и борца одеть в кимоно и заставить бороться по правилам дзюдо, победит дзюдоист. Если дать им борцовскую форму и установить правила, принятые в борьбе, то выиграет борец. Это общеизвестный факт.

Однако если мы говорим, что боевые искусства являются удивительным проявлением физической культуры и частью японских традиций, то их эффективность должна бы проявляться и в схватке между дзюдоистом и борцом. В прошлом были такие выдающиеся мастера, как основатель айкидо Уэсиба Морихэй или восемнадцатый глава школы Касима син-рю Кунии Дзэнъя, которые могли наглядно показать преимущества японских боевых искусств, но в настоящее время таких примеров крайне мало. Одной из причин этого является то, что японцы, начиная с периода Мэйдзи, очень увлеклись западной культурой и стали примешивать её элементы к японской традиционной культуре. Воинские искусства не стали исключением.

Европеизация приёмов, начавшаяся в эпоху Мэйдзи, глубоко проникла в японские боевые искусства. Например, сейчас в кэндо принята «правильная» стойка с расправленной грудью, но в старинных боевых искусствах естественной была стойка со слегка опущенными плечами, немного наклонившись вперёд. С точки зрения современного кэндо, правильной эту стойку не назовёшь. Или, например, способ захвата меча, когда между правой и левой кистью оставляют некоторое расстояние. С распространением длинного бамбукового тренировочного меча незадолго до Мэйдзи в ходу были различные стили его захвата, и это всего лишь один из них.

Если взять меч руками вплотную друг к другу, как описано в древних источниках, то нагрузка на руки уменьшается и перекладывается на мышцы туловища — это можно почувствовать и с бамбуковым мечом, а с настоящим мечом также значительно увеличивается скорость движений. То есть получается, что в стремлении заимствовать всё западное японцы превратили японское традиционное искусство, передававшееся с древних времён, в нечто принципиально отличное.

То же самое случилось и с дзюдо, которое в период Мэйдзи считалось варварским искусством. Кано Дзигоро, основоположнику современного дзюдо, удалось его возродить, объяснив приёмы с научных позиций через принцип рычага и т. п., однако он не включил в него старые техники, при которых мастера могли одним неуловимым движением нарушить баланс партнёра.

Если обучать — то как?

Итак, оглядываясь на прошлое, нельзя не отметить, что кэндо и дзюдо на волне обновлений отошли от традиций японских воинских искусств, которые когда-то оттачивались до совершенства. Видя постепенную утрату японцами интереса к физическому развитию в целом, можно только сказать, что лучше уж заниматься хоть чем-нибудь, чем не заниматься ничем вообще. Двуногие прямоходящие млекопитающие, каковыми являются люди, особенно подвержены падениям, и я думаю, что следует учиться правильно падать начиная с начальных классов младшей школы или даже с детского сада в качестве введения в физическую культуру, взяв за основу техники падения в дзюдо или айкидо.

Конечно, я не могу ожидать немедленных действий со стороны Министерства образования, в обязанности которого входит контролировать этот процесс. Со своей стороны мне бы хотелось указать на то, что при преподавании дзюдо в школе детей в первую очередь необходимо обучать техникам падения, чтобы предотвратить травмы в будущем.

Что касается поднятия интереса к воинским искусствам, то наиболее естественным способом мне представляется вовлечение в процесс обучения заинтересованных взрослых. Есть огромная разница между насильственным обучением, имеющим место в традиционной системе школьного образования, и обучением, ориентирующимся на интерес, когда ученики сами стремятся узнать больше.

Место физической культуры в обучающем процессе

Я с давних пор убеждён, что в первых классах начальной школы обязательно должны быть родной язык, история и физкультура. Родной язык необходим для усвоения общих знаний о различных предметах, а, скажем, арифметику и научные дисциплины можно вставить в курс истории, чтобы дети узнавали, как разные народы с древних времён создавали культуру и к каким открытиям приходили. Таким образом, общий курс наук преподавался бы в контексте исторического развития общества. В таком случае детям было бы проще усваивать информацию, и у них появилось бы больше интереса к предметам. В детях изначально сидит бес любопытства, они и так хотят всё знать. И для того, чтобы эти знания лучше закреплялись в сознании, использовать движения тела было бы оптимально.

Например, задание вбить стойки по треугольнику со сторонами в 5, 4 и 3 метра и протянуть между ними верёвку в ходе преподавания теоремы Пифагора. Тут и урок труда в виде простых строительных работ, и математика, и физическая культура как использование мышц в процессе работы. Всё это может пригодиться в будущем и в то же время является наглядным примером научного познания. Я лично определяю боевые искусства как издавна развивавшийся наиболее прямой способ решения человеком самых насущных задач и думаю, что описанный метод обучения был бы наиболее разумным.

В нынешнем мире, среди ядерных катастроф и растущего государственного долга, воинские искусства представляют собой непревзойденную альтернативу для улучшения дисциплины и личностного роста учеников — но только если преподавать их правильно.  При ошибочном подходе результат может сильно разочаровать и даже нанести вред. Смотря на современное японское общество, я прихожу к следующему выводу: перед тем как мы, взрослые, начнём навязывать нашим детям традиционные ценности, мы должны определиться с нашими собственными жизненными ориентирами и во главу угла ставить не погоню за экономическими выгодами, а человеческую жизнь. 

(Оригинал статьи написан 13 мая 2012 г.)

(*1) ^ Система сословного деления была довольно условной ввиду разных причин. В частности, в мирную эпоху Эдо возросло количество ронинов, «воинов без господина», которым приходилось заниматься торговлей и ремесленничеством.

(*2) ^ Военно-полицейский отряд, действовавший в интересах сёгуната.

(*3) ^ Кондо Исами был сыном крестьянина из провинции Мусаси.

  • [02.12.2013]

Родился в 1949 году. Исследователь воинских искусств. Изучал айкидо, искусство школ Касима син-рю, Нэгиси-рю и др., после чего в 1978 г. основал зал Сёсэйкан-додзё. До 2003 года возглавлял Общество исследователей воинских искусств. Исследует соответствие способов и методов тренировок строению человеческого тела для уменьшения опасности при тренировках, в настоящее время в основном проводит лекции и курсы по воинским искусствам. Автор книг «От Пути воина к воинским искусствам: в поисках утраченного искусства» (Будо кара будзюцу э, усинаварэта "дзюцу" о мотомэтэ, 2011), «Записки о духе меча» (Кэн-но сэйсинси, 2009), и др.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости