«Зависимые от связей»: особенности японской Интернет-зависимости

Хасимото Ёсиаки [Об авторе]

[09.12.2013] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

По информации Министерства здравоохранения, труда и социального обеспечения Японии, по всей стране насчитывается около 518 000 школьников средней ступени и старших классов, в той или иной степени зависимых от Интернета. На основе многочисленных исследований, касающихся использования японцами социальных медиа, профессор Института информационных исследований при аспирантуре Токийского университета Хасимото Ёсиаки пытается выяснить причины и найти меры по предотвращению Интернет-зависимости.

Какой процент молодёжи подвержен Интернет-зависимости?

Как и в Америке и в Корее, Интернет-зависимость становится серьезной проблемой современного японского общества. Особенно в последнее время, с распространением смартфонов, возросло количество зависимой от сети молодёжи.

В феврале 2013 года исследовательская лаборатория Хасимото и Институт информационно-коммуникационной политики при Министерстве внутренних дел и коммуникаций Японии провели онлайн совместное исследование, в ходе которого было опрошено 2605 японцев от школьников начальной школы до взрослого населения. Анализ результатов диагностических показателей Интернет-зависимости К. Янг показал, что доля пользователей с высокой зависимостью от сети (далее – «зависимых») составила 2,3% среди учеников начальной школы, 7,6% среди школьников средней ступени, 9,2% среди старшеклассников, 6,1% среди студентов и 6,2% среди взрослого населения.

Среди пользователей смартфонов количество зависимых составило 6,9%, а среди тех, кто не является его обладателем, — 5,8%. То есть данные статистики показали тот важный момент, что обладатели смартфонов в большей степени подвержены Интернет-зависимости. В зависимости от критериев, выборочной совокупности и т. д., разница в результатах будет большой, поэтому стоит обратить большее внимание на общую тенденцию, чем на отдельные цифры. А тенденция такова, что больше всего склонных к Интернет-зависимости наблюдается среди старшеклассников и обладателей смартфонов.

«Зависимость от связей», распространённая среди молодёжи

Среди Интернет-зависимостей различают несколько типов. «Игровая зависимость», когда пользователь всецело поглощён онлайн-играми. «Зависимость от связей», возникающая за долгие часы в mixi, Фейсбуке, Твиттере и других социальных сетях. «Зависимость от контента», то есть от информационного наполнения сайта, такого как фото, видео и т. п. «Зависимость от интерактивных приложений с азартными играми», куда входят аукционы и часть игр для социальных сетей.

В Японии, по крайней мере по результатам нашего регулярного исследования, среди молодёжи в последнее время появилось очень много «зависимых от связей». По описанным выше результатам опроса, такой «зависимый» просматривает социальные медиа примерно 36,6 минут ежедневно и еще 28,4 минуты тратит на записи и комментарии. Мы проанализировали данные о степени зависимости и особенностях определённых сервисов, и заметили, что наибольшая степень зависимости наблюдается как раз у пользователей социальных медиа.

По результатам другого исследования, проведенного автором совместно с Информационным институтом при Министерстве внутренних дел и коммуникаций Японии в октябре 2012 года (число респондентов 1500), 41,4% японцев используют социальные медиа, а среди молодёжи этот процент равен 81,8.

Люди становятся приверженцами социальных медиа по разным причинам, но, пожалуй, главное вознаграждение за потраченное в соцсетях время – это частичное избавление от чувства одиночества, удовлетворённость от того, что у тебя всегда есть возможность поделиться своими чувствами и мыслями с другими. В то же время многие часто заходят в сеть из чувства беспокойства, что если они не будут этого делать, то их друзья онлайн могут внезапно отвернуться от них либо злословить за спиной и т. д.

В 2010 г. лаборатория Хасимото провела совместное исследование (число респондентов 56 272) с крупной SNS компанией, в результате которого выяснилось, что 51,2% Интернет-зависимых «находят отношения в соцсетях обременительными». Другими словами, погружение в сети не обязательно является развлечением, многие пользователи заходят в них снова и снова, потому что не могут этого не делать.

Смартфоны усиливают одержимость «связями»

За отсутствием сравнительного анализа статистических данных нельзя утверждать точно, но можно предположить, что японцы в большей степени, чем жители других стран, склонны к «зависимости от связей» благодаря культурному контексту. Во-первых, в японцах как в нации традиционно сильно стремление к конформизму, что легко приводит к созданию общества, состоящего из закрытых групп, где принимают только «своих». Примером может являться, скажем, группа старшеклассниц или мам, водящих своих детей в один детский сад (т. н. мама-томо – «мамы-друзья»). Связи в такой группе построены таким образом, что все её члены должны вести себя одинаково, а при отказе от участия в общем деле часто случается, что остальные члены группы перестают тебя замечать и общаться, ты оказываешься один.

Среди школьников средней ступени бывает даже, что неаккуратное обращение с социальными медиа приводит к издевательствам. Если центральная фигура какой-либо группы сообщила на своей странице о каком-то событии и переживании, пусть даже незначительном, нужно ставить «лайк» вне зависимости от того, действительно ли ты согласен с говорящим, а также немедленно прокомментировать, если сообщение содержало вопрос к аудитории. Хотя изначально социальные медиа не подразумевали общения «в прямом эфире», они всё более становятся именно такими.

С появлением смартфонов доступ в Интернет стал значительно проще и удобней. Большая часть японской молодёжи быстрыми движениями пальцев с лёгкостью управляет содержанием социальных медиа со своих смартфонов. В результате этого, где бы ты ни находился, от тебя ожидают немедленного ответа. Интернет-зависимые настолько одержимы поддержанием «связи» со своими товарищами в сети, что не выпускают смартфоны из рук ни в туалете, ни в душе и первым делом хватают их, не успев проснуться по утрам.

Землетрясение и психологический стресс внесли свою лепту

По результатам исследования «О чём думают японцы», проводимого компанией NHK каждые 5 лет, в сознании японцев сейчас сильна тенденция обращать особое внимание на «связи с другими». Самым популярным ответом на вопрос, как лучше проводить досуг, был «делать то, что мне нравится», зато на втором месте оказался ответ «упрочить отношения с друзьями и семьёй».

После того, как в 2011 году случилось землетрясение в восточной части Японии, слово «связь» всё чаще можно услышать во всех концах страны. В японских новостях объявили, что во время трагедии социальные медиа сыграли большую положительную роль, и через 2 года после случившегося количество пользователей SNS среди японцев значительно возросло, и появилось всё больше молодёжи, с головой уходящей в сети.

Ещё одной причиной, по которой в Японии большое количество Интернет-зависимых, по мнению автора, является религия. В западном обществе много христиан, которые традиционно исповедовались в церкви, то есть давали выход накопившемуся психологическому стрессу. Сейчас такой обычай практически исчез, но ему на смену пришли психологи и психотерапевты, которые помогают людям избавиться от стресса.

В Японии же христиан мало, ещё меньше людей, обращающихся за помощью к психотерапевту. Вместо этого люди заходят в социальные медиа и оставляют свой стресс там.

Почему женское население Японии в большей степени подвержено «зависимости от связей»

Результаты наших исследований показали, что японские девушки быстрее становятся «зависимыми от связей», чем японские мужчины. Здесь нужно обратиться к особенностям японской культуры. В начале XI века придворная дама Мурасаки Сикибу написала первый психологический роман в истории литературы — «Повесть о Гэндзи». Начиная с эпохи Хэйан (794—1185) в Японии укореняется традиция женских дневников, создаются «Сарасина-никки», «Дневник эфемерной жизни» и другие.

По результатам сравнения автором содержания японских, американских и китайских блогов, в японских блогах довольно мало политических высказываний и т. п., практически полностью они отражают ежедневные настроения автора. Среди японцев, особенно женской части населения, издавна распространён обычай записывать свои ощущения по поводу повседневных дел. Не исключено, что это также связано с необычайно частым использованием социальных медиа.

Кроме того, раньше в женских старших школах и пр. существовала традиция обмениваться дневниками, письмами и записками, и частично этот обычай также перетёк в социальные медиа.

В особенности среди женского населения Японии существует тенденция сбиваться в группы с довольно тесным общением. В прошлом школьницы ходили группами в туалет на переменах, их называли «туалетные друзья». Как уже говорилось выше, группы матерей, дети которых ходят в один детский сад, тоже имеют собственное название – мама-томо.

Между членами таких групп связь более плотная, чем между просто друзьями и знакомыми; от каждого требуется почти чрезмерная забота о других членах группы. С тех пор, как социальные медиа стали занимать центральные позиции в процессе общения, стали появляться и японки, которые на долгие часы заныривают в социальные сети для того, чтобы обменяться часто бессмысленными комментариями. Они чувствуют себя обязанными делать это, несмотря на психологический стресс, вызванный долгим пребыванием в сети.

Просветительская деятельность и увеличение числа медицинских учреждений

С рапространением смартфонов время, проведенное японцами в Интернете, продолжает расти. Предполагается, что в недалёком будущем, когда смартфон станет похожим на наручные часы и т. п., то есть станет еще более портативным, всё большее количество людей будет с самого утра практически непрерывно находиться в сети.

Велика вероятность того, что в результате этого ещё более, чем сейчас, возрастёт количество Интернет-зависимых людей, которым сеть будет мешать принимать участие в общественной жизни. В итоге это не ограничится проблемой индивида, но окажет негативное влияние на общество в целом, снижая его общую продуктивность.

В настоящее время не предложено никаких эффективных мер по излечению от Интернет-зависимости либо по её предотвращению. Как бы там ни было, несомненно существует необходимость проводить разъяснительную работу по опасности Интернет-зависимости с наглядными примерами в школах. Семьи также должны обращать больше внимания на предотвращение такой зависимости, не упуская из виду её начальные симптомы, а также своевременно обращаться в соответствующие лечебные заведения за помощью по ликвидации этих симптомов. Таких лечебных заведений на данный момент в стране всего два. Организация большего количества медицинских учреждений подобного профиля также является задачей японского правительства.

(Записано 25 октября 2013 г.)

Диагностические показатели Интернет-зависимости, созданные учёным-психологом Питтсбургского университета Кимберли Янг и опубликованные в её книге «Пойманный в сети» (Caught in the Net, 1998).

  1. Я засиживаюсь в Интернете дольше запланированного времени
  2. Я пренебрегаю моими домашними обязанностями (уборка, стирка, приготовление пищи) из-за того, что я слишком долго сижу в Интернете
  3. Я предпочел бы провести время в Интернете, чем с друзьями или с супругом(-ой)
  4. Я завожу знакомства в Интернете
  5. Окружающие жалуются, что я слишком много или слишком часто сижу в Интернете
  6. Из-за долгого сидения в Интернете мои успехи в учёбе стали снижаться, Интернет стал помехой в учёбе
  7. Интернет оказывает негативное влияние на мою продуктивность на работе или на результат моей работы
  8. Даже когда у меня есть другие, более срочные дела, первым делом я все равно проверяю свою Интернет-почту и страницу в социальных сетях
  9. Если у меня спрашивают, что я делаю в Интернете, я начинаю оправдываться либо пытаюсь скрыть своё нахождение в сети
  10. Я сбегаю от ежедневных проблем в Интернет
  11. Мне случалось замечать, что я с нетерпением жду, когда же в следующий раз зайду в Интернет
  12. Меня посещают беспокойные мысли о том, что жизнь без Интернета станет скучной, пустой и безрадостной
  13. Если кто-то меня прерывает, когда я сижу в Интернете, я раздражаюсь, сержусь и огрызаюсь
  14. Я стал меньше спать, потому что допоздна засиживаюсь в Интернете
  15. Когда я не сижу в Интернете, то становлюсь рассеянным, думая о нём, и представляю себе, что я нахожусь в сети
  16. Сидя в Интернете, я мысленно говорю себе: «Еще пару минут, и всё»
  17. Я замечал, что, даже если я стараюсь сократить время и частоту пребывания в Интернете, у меня это не получается
  18. Я скрываю от окружающих время и частоту моего пребывания в Интернете
  19. Я предпочел бы посидеть дома в Интернете, чем идти куда-то с кем-то
  20. Когда я не сижу в Интернете, меня одолевают депрессивные мысли, я нервничаю, но стоит мне снова зайти в сеть, как негативные признаки проходят 

Вышеприведенный опрос применялся в совместных исследованиях в этом году для изучения влияния Интернета на повседневную жизнь и выявления тенденции развития Интернет-зависимости. За каждый из вопросов присуждалось от 1 до 5 очков в зависимости от ответа: всегда, часто, время от времени, редко, никогда. После подсчёта очков по системе Кимберли Янг определялась степень склонности к Интернет-зависимости: более 70 очков – высокая, 40-69 – средняя, 20-39 – низкая.

Источник: Young, KS. Caught in the Net: How to Recognize the Sign of Internet Addiction and a Winning Strategy for Recovery, 1998

  • [09.12.2013]

Профессор Института междисциплинарных информационных исследований при аспирантуре Токийского университета. Родился в Токио в 1955 г. Окончил гуманитарный факультет Токийского университета по специальности психология, имеет степень магистра по социологии. Работал помощником в медиа-лаборатории Токийского университета, затем доцентом Института информационных исследований при аспирантуре Токийского университета, с 2000 года занимает настоящую должность. Специализируется в теории общения и теории информационного поведения. В числе прочих проводит исследования в области влияния изменений в сфере информационного поведения на общество. Среди опубликованных работ: «Рождение нео-цифрового поколения» (Нэо-дэдзитару нэйтибу-но тандзё, 2010), «Японцы и медиа – изменения в повседневной жизни» (Мэдиа то нихондзин – кавариюку нитидзё, 2011) и др.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости