На пути к совмещению пацифизма и приверженности международному сотрудничеству

Хосоя Юити [Об авторе]

[19.08.2014] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | العربية |

Автор этого материала, как член экспертной группы по пересмотру правовых основ обеспечения безопасности принимавший участие в выработке рекомендаций о политике в области безопасности, которая предусматривает возможность использования права на коллективную самооборону, критикует «белые пятна» японского законодательства в области безопасности 

Во второй половине дня 15 мая 2014 года в официальной резиденции премьер-министра Японии состоялось заседание «Конференции по пересмотру правовых основ безопасности», в ходе которого председатель Янаи Сюндзи вручил премьер-министру Абэ Синдзо доклад, подготовленный этой консультативной группой экспертов. Событие имело историческое значение. Во-первых, этот экспертный совет был сформирован ещё во времена первого правительства под руководством Абэ, в апреле 2007 года. И вот теперь, по прошествии семи лет, подготовлен итоговый доклад. Во-вторых, в докладе взамен действовавшей ранее интерпретации Конституции Японии Законодательного бюро кабинета министров Японии, полностью запрещавшей пользоваться правом на коллективную самооборону, содержится рекомендация допустить ограниченное использование этого права, и в случае, если это предложение будет реализовано, в японской политике обеспечения безопасности может произойти быстрый прогресс международного сотрудничества.

Автор принимал участие в работе экспертной группы с сентября 2013 года, когда этот совет специалистов возобновил свою работу после прихода к власти второго правительства под руководством Абэ. Как специалист по дипломатии и политике в области безопасности Великобритании, я ощущаю, насколько сильно необходим Японии более подобающий правовой режим обеспечения безопасности, и участвовал в подготовке итогового доклада, исходя из этой позиции.

Председатель независимого консультативного органа «Конференция по пересмотру правовых основ обеспечения безопасности» (экспертная группа по пересмотру правового режима обеспечения безопасности), председатель Международного трибунала ООН по морскому праву и бывший посол Японии в США Янаи Сюндзи (в середине справа) вручает итоговый доклад премьер-министру Абэ Синдзо (в середине слева). С правого краю — заместитель председателя Конференции, ректор Международного университета Японии Китаока Синъити. С левого краю — генеральный секретарь кабинета министров Японии Суга Ёсихидэ. 15 мая после полудня, официальная резиденция премьер-министра Японии, Токио / фото Jiji Press.

Задача — проверить правовой режим обеспечения безопасности на наличие «белых пятен»

В апреле 2007 года по случаю начала работы экспертной группы премьер-министр Абэ Синдзо заявил: «В обстановке, когда в сфере обеспечения безопасности происходят серьёзные изменения ситуации, в которой находится наша страна, осознавая необходимость пересмотра правовых основ для того, чтобы юридический базис обеспечения безопасности был эффективен и соответствовал реалиям современной эпохи, необходимо конкретно изучить, как каждая из действующих норм соотносится с Конституцией Японии, включая проблему права на коллективную самооборону».

Кроме того, в феврале 2013 года, когда возглавляемое Абэ правительство пришло к власти во второй раз, и экспертный совет возобновил свою работу, премьер-министр отметил: «В то время, когда поблизости от нашей страны существенно усиливается напряжённость в сфере безопасности, нам необходимо пересмотреть правовые основы обеспечения безопасности, чтобы получить возможность должным образом реагировать на развитие событий». Общей чертой двух обращений является указание на необходимость правового режима безопасности, который соответствовал бы серьёзным изменениям ситуации в данной сфере.

Ещё одной важной задачей было подвергнуть детальной проверке правовой режим обеспечения безопасности Японии и определить, нет ли в нём недостающих звеньев, или, так называемых, «белых пятен» законодательства. Право на коллективную самооборону, будучи одним из таких вопросов, не являлось при этом единственной темой обсуждений экспертной группы. При наличии недостающих звеньев в правовом режиме обеспечения безопасности Японии, при наличии “белых пятен” в законодательной базе, невозможно должным образом защищать жизни и безопасность граждан страны, равно как и вносить достойный вклад в дело мира. Было бы неверно утверждать, что совет экспертов был созван с целью признать за правительством возможность пользоваться правом на коллективную самооборону. Круг поставленных задач был значительно шире.

Однобокость «права на индивидуальную самооборону» и неестественное юридическое толкование Конституции Японии препятствуют международному сотрудничеству

Итак, какие проблемы были выявлены в правовом режиме обеспечения безопасности Японии? По моему мнению, самая серьёзная проблема заключается в том, что чрезмерная, вплоть до полного несоответствия поставленным задачам, косность, с которой до недавних пор Законодательное бюро кабинета министров Японии ограничивалось рамками исключительно «права на индивидуальную самооборону», породила ряд разнообразных сложностей.  Более того, понимание «права на коллективную оборону», которым руководствуется Законодательное бюро, слишком далеко от стандартного толкования, принятого в международном сообществе. В чём же это выражается?

Чрезмерно однобокая приверженность «праву на индивидуальную самооборону» означает отсутствие пространства для взаимодействия с другими государствами. В эпоху развития процессов глобализации, во времена, когда терроризм формирует структуры, подобные Аль-Каиде, преодолевая межгосударственные границы, не обойтись без широкомасштабного международного сотрудничества. Межгосударственное взаимодействие является и важной предпосылкой в борьбе с кибертерроризмом. Кроме того, в эпоху стремительного развития военных технологий и распространения оружия массового поражения выполнение задач в области обороны собственными силами одного государства представляется затруднительным. Вот почему основным направлением деятельности передовых государств в деле обеспечения безопасности является крупномасштабное международное сотрудничество, которое демонстрируют такие структуры как Организация североатлантического договора (НАТО) или Европейский Союз.

К тому же, в эпоху, последовавшую за окончанием “холодной войны”, активизировалась миротворческая деятельность под эгидой ООН, крепнет международная солидарность в гуманистическом подходе к «гарантиям безопасности человека» и «ответственности по защите». Япония не должна оставаться в стороне от этих процессов. Однако сейчас правовой режим обеспечения безопасности страны находится под влиянием вышеупомянутого узкого толкования Конституции Японии Законодательным бюро кабинета министров. Это делает невозможным сотрудничество с другими государствами, выходящее за рамки «права на индивидуальную самооборону».  Это создаёт помехи в самых разных аспектах деятельности.

Ещё более осложнило деятельность в области международного сотрудничества возникшее в 1997 году в комментариях начальника Законодательного бюро кабинета министров Омори Масасукэ понятие «объединения с использующим военную силу». В комментариях указывается, что «даже если мы сами не используем военную силу, действия нашей страны могут быть расценены как использование военной силы, исходя из близости связей со стороной, использующей военную силу». Из-за этой неестественной трактовки Законодательным бюро основного закона страны Японии запретили оказывать другим государствам транспортную, медицинскую и прочую тыловую поддержку, которая была отнесена к «использованию Японией военной силы».

Столь неестественная интерпретация, далеко отстоящая от международных стандартов понимания законов, является исключительно японским толкованием. В случае возникновения чрезвычайных обстоятельств, к примеру, на Корейском полуострове, даже поставки топлива, медикаментов и оказание другой тыловой поддержки размещённым в Японии силам армии Соединённых Штатов Америки попадает под конституционный запрет «использования Японией военной силы», поскольку является «использованием права на коллективную самооборону». Крайне трудно понять, почему снабжение топливом или медикаментами своего союзника, Соединенных Штатов Америки, отнесено к «использованию Японией военной силы».

Смена взглядов Законодательного бюро и отход от позиции, позволяющей участвовать в миротворческих операциях ООН, сопряжённых с применением военной силы

Следствием чрезмерно узкого толкования основного закона Законодательным бюро кабинета министров стала невозможность как эффективного сотрудничества Японии с НАТО, так и участия в операциях ООН по поддержанию мира, осуществляемых более широким кругом стран, равно как и оказания тыловой поддержки операциям по восстановлению мира, проводимым под эгидой Соединенных Штатов Америки. Нельзя не признать, что неиспользование Сил самообороны Японии ни в каких действиях, за исключением обороны своей страны, является чрезмерно эгоистичной позицией.

Эта позиция не должна выдаваться за идеал, закрепленный в Конституции Японии. Преамбула Конституции Японии содержит следующую формулировку: «Ни одно государство не должно игнорировать другие государства, руководствуясь исключительно собственными интересами». Кроме того, в ходе судебного процесса по делу об «инциденте Сунагава» 1959 года (инцидент, в ходе которого вторжение активистов на территорию военной базы США в Японии вылилось в рассмотрение судом вопроса о законности пребывания американских баз в стране в свете мирной Конституции Японии – прим. перев.) председатель Верховного суда Танака Котаро выступил в поддержку судебного решения следующим образом: «За каждым государством признаётся обязанность нести бремя долга собственной защиты и оказания помощи в защите другим государствам». При этом Танака отметил: «В этом состоит дух международного сотрудничества согласно Преамбуле Конституции Японии».

Исходя из такого понимания «духа международного сотрудничества согласно Преамбуле Конституции Японии», приходится констатировать, что, начиная с 1981 года, Законодательное бюро кабинета министров Японии следует неприемлемо узкой интерпретации основного закона, однобоко ограничиваясь лишь «правом на индивидуальную самооборону», что является отклонением от следования духу основного закона. Конституция Японии изначально подразумевала сочетание следования как духу пацифизма, так и духу международного сотрудничества. Эгоистичная политика в области обороны, преследующая «исключительно собственные интересы» и игнорирующая «бремя долга по оказанию помощи в защите другим государствам» по своей сути является предательством «духа международного сотрудничества согласно Преамбуле Конституции Японии».

В 1960-х годах даже Законодательное бюро, руководствуясь этим духом международного сотрудничества, считало, что участие Сил самообороны Японии в миссиях ООН по поддержанию мира не представляет собой проблемы с точки зрения конституционности. Недавние исследования, которые опираются на преданные гласности документы Министерства иностранных дел, свидетельствуют о том, что Законодательное бюро придерживалось позиции, согласно которой 9-я статья Конституции Японии запрещает использовать собственную военную силу самой Японией, следовательно, участие Японии в предусмотренных Уставом ООН миротворческих силах не представляет проблем с точки зрения конституционности. Более того, при наличии резолюции ООН и соблюдении ряда других условий бюро считало, что не являются проблемой с точки зрения соответствия Конституции и миротворческие операции ООН, сопровождающиеся применением военной силы.(*1) Однако в силу политических обстоятельств реализацию предпринятых в самом правительстве шагов с целью задействовать Силы самообороны Японии в миротворческих пришлось отложить до лучших времён. Это стало отправной точкой движения в направлении полного запрета на отправку Сил самообороны за пределы Японии, а в итоге в 1981 году Законодательное бюро заняло позицию, предусматривающую полный запрет использования права на коллективную самооборону.

Следствием такого чрезмерно узкого толкования основного закона Законодательным бюро кабинета министров стала невозможность как эффективного сотрудничества Японии с НАТО, так и участие в операциях ООН по поддержанию мира, осуществляемых более широким кругом участников, равно как и оказание тыловой поддержки операциям по восстановлению мира, проводимым под эгидой Соединенных Штатов Америки. Нельзя не признать, что неиспользование Сил самообороны Японии ни в каких действиях, за исключением обороны своей страны — слишком эгоистичная позиция.

Исходить из здравого смысла как государства, признающего главенство закона

В докладе консультативного совета по правовым основам безопасности отмечается, что основополагающими принципами Конституции Японии являются «приверженность международному сотрудничеству» и «пацифизм». Это попытка вернуть дух «приверженности международному сотрудничеству» в политику обеспечения безопасности в том виде, в котором он утвердился в правительстве к 60-м годам 20 века. В соответствии с неоднократно провозглашённой премьер-министром Абэ политикой «активного пацифизма» впредь Япония как член международного сообщества должна вносить более масштабный вклад в дело мира.

Вопреки этим четко изложенным в докладе принципам, в отдельных частях общества всё шире высказываются опасения о том, что возможность пользоваться правом на коллективную самооборону превращает Японию в «страну, которая может вести войну». Между тем, и первая часть 9-й статьи Конституции Японии, и статья 4 главы II Устава ООН недвусмысленно запрещают ведение войны. До тех пор, пока Япония является правовым государством, соблюдает свою Конституцию, уважает принцип главенства закона и следует нормам международного права, вряд ли имеются основания полагать, что Япония способна превысить рамки использования права на самооборону и по собственной инициативе вести войну. Для того, чтобы неуклонно не допускать войн и устанавливать прочный мир, требуются более эффективный правовой режим обеспечения безопасности и международное сотрудничество.

В дискуссиях по вопросам, связанным с обеспечением безопасности, нельзя пренебрегать здравым смыслом. Хотелось бы, чтобы доклад консультативного экспертной группы по вопросам правовых основ обеспечения безопасности прочитало как можно больше людей, чтобы они пришли к пониманию основных принципов, изложенных в этом документе, и чтобы это способствовало углублению понимания японским народом работы по созданию более прочной правовой базы для обеспечения безопасности.

(27 мая 2014 г.)

Фото к заголовку: Совет Безопасности ООН (предоставлено ООН / Associated Press / Aflo)

(*1) ^ Мураками Томоаки «Совет Безопасности ООН и Япония, 1945–1972 гг.» (Кокурэн андзэн хосё ридзикай то нихон, 1945-72-нэн) из сборника«Глобальное руководство и Япония» под редакцией Хосоя Юити (Гуробару габанансу то нихон, Тюокоронсинся, 2013), стр. 200-201.

  • [19.08.2014]

Член редакционной коллегии nippon.com. Профессор юридического факультета Университета Кэйо. Родился в 1971 году в префектуре Тиба. Окончил юридический факультет Университета Риккё. В 2000 году стал доктором политологии в магистратуре Университета Кэйо. Работал штатным преподавателем юридического факультета Университета Хоккайдо, юридического факультета Университета Кэйо и других учебных заведений. В 2006 году стал старшим преподавателем юридического факультета Университета Кэйо. В нынешней должности с 2011 года. В числе публикаций: «Послевоенный международный порядок и британская дипломатия: формирование послевоенной Европы, 1945–51 гг» (Сэнго кокусай тицудзё то игирису гайко — сэнго ёроппа но кэйсэй, 1945–51 нэн, Собунся, 2001; удостоена Премии Сантори в области общественных и гуманитарных наук), «Дипломат Британской империи» (Дайэйтэйкоку но гайкокан, Тикумасёбо, 2005), «Этичная война: слава и крах Тони Блэра» (Ронритэкина сэнсо — тони бурэа но эйко то дзасэцу, Кэйогисюку дайгакусюппанкай, 2009; удостоена научной Премии Ёмиури-Ёсино) и другие.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости