Утрата чувства безопасности: от «общества спокойствия» к «обществу доверия»
Японское общество через 20 лет после Великого землетрясения Хансин-Авадзи и зариновой атаки

Такэда Тору [Об авторе]

[24.03.2015] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

Великое землетрясение Хансин-Авадзи и зариновая атака в токийском метрополитене, проведенная членами религиозной секты Аум Синрикё. Какие уроки этих событий мы должны вспомнить, оглядываясь на прошедшие 20 лет, которые «изменили» японское общество? «Мы не должны уповать на „сообщество спокойствия”, позабыв, насколько сложным механизмом является современное общество», — отмечает автор.

Утраченное доверие к повседневности

Двадцать лет назад, 17 января 1995 года, Великое землетрясение Хансин-Авадзи унесло жизни 6 343 человек. Два месяца спустя, 20 марта, последователи религиозного культа Аум Синрикё выпустили нервнопаралитический газ зарин в вагонах токийского метрополитена. В результате 13 человек погибли, а общее число пострадавших превысило 6 тысяч. Можно сказать, что бедствия 1995 года привели к «краху доверия» в японском обществе.

В соответствии с определением «доверия», которое сформулировал социолог Никлас Луман, в данной статье автор отводит ему роль средства, позволяющего уменьшить сложности в социуме. В средневековой деревне, где партнёрами в общении выступали люди, знакомые в лицо с самого детства, чьи мысли были предельно материальны и понятны, практически все ответы были заведомо предопределены общепринятым обычаем. Однако по мере того как общество продвигается по пути модернизации и урбанизации, всё чаще приходится встречаться с людьми, о которых по сути ничего не известно, всё более разнообразными становятся и ценности, которыми руководствуются члены социума. Всё это осложняет понимание замыслов и целей других людей. Желая что-либо предпринять, даже справившись о намерениях партнёра, мы не можем знать наверняка, насколько до него доходит смысл наших слов, и даже если общие слова найдены, сложно оценить, насколько идентичен смысл, вкладываемый в них сторонами диалога. Поскольку о соображениях ближнего остаётся только догадываться, вероятных возможностей конечного результата возникает бесконечно много, что в итоге осложняет принятие решений.

В современном обществе, где эта сложность, которую следовало бы назвать «пузырём возможностей», крайне велика, незаменимую роль играет «доверие». «Скорее всего, партнёр думает в общем и целом так же, как и я» — исходя из этой предпосылки, основанной на доверии, человек получает возможность выбрать свои действия: «Значит, можно поступить так». Таким образом, доверие — это механизм, позволяющий реализовать задуманные поступки в мире, где силён фактор неопределённости.

Два бедствия, произошедшие одно за другим, разрушили это доверие. Великое землетрясение Хансин-Авадзи, которое случилось, когда память о Великом землетрясении Канто отошла в разряд далёкого прошлого, стало потрясением, заставившим ощутить, что привычное и монотонное течение жизни обитателей большого города может быть в одночасье полностью разрушено. В свою очередь, зариновая атака в метрополитене продемонстрировала, что самый заурядный с виду человек, который находится рядом с тобой в общественном транспорте, может оказаться фанатичным убийцей на религиозной почве. Всё это в целом привело к краху непоколебимого прежде доверия к повседневности, в которой живёт человек.

Основные события 1995 года

1 января Создана Всемирная торговая организация
17 января Произошло Великое землетрясение Хансин-Авадзи
26 февраля Разорился британский банк Bearings
20 марта Произошла газовая атака в метро
22 марта Полиция начала принудительные обыски на объектах, связанных с деятельностью культа Аум Синрикё
9 апреля На выборах токийского губернатора победу одержал Aосима Юкио
19 апреля В американском штате Оклахома взорвано федеральное административное здание
7 мая На выборах президента Франции победу одержал Жак Ширак
8 мая Скончалась певица Тереза Тенг
16 мая Арестованы лидеры Аум Синрикё Асахара Сёко (настоящее имя Мацумото Тидзуо)
21 июня В городе Хакодатэ произошёл инцидент с захватом самолёта авиакомпании All Nippon Airways
29 июня В результате разрушения универсального магазина «Sampoong» в Сеуле погибло более 500 человек
15 августа Премьер-министр Японии Мураяма Томиити выступил с извинениями перед азиатскими странами за действия Японии в годы колониального правления
25 августа Американская компания Microsoft выпустила в продажу операционную систему Windows 95
5 сентября Франция провела ядерное испытание в южной части Тихого океана
1 ноября Открылась линия монорельса «Юрикамомэ», связывающая центр Токио с прибрежными районами
9 ноября Бейсболист Номо Хидэо, которому в тот год первым из японских спортсменов выпало играть в Главной бейсбольной лиге США в составе команды «Лос-Анджелес доджерс», был назван «новичком года»
19 ноября В городе Осака состоялся саммит форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества
23 ноября Поступила в продажу версия операционной системы Windows 95 на японском языке

Утраченное в результате бедствий «спокойствие» и обратившая на себя внимание «сложность» окружающего мира

Хотя сменивший эпоху «экономики мыльного пузыря» долгий период экономической стагнации и получил название «потерянное десятилетие», лично я полагаю, что описанная мной «утрата доверия» оказала на японское общество в целом куда как более серьёзное влияние, поскольку утрата эта не ограничивалась сферой экономической деятельности. Когда преобладавшая в период высоких темпов экономического роста простая и наивная вера в прогресс, в то, что «завтра будет лучше, чем сегодня», была утрачена, и стало непонятно, что же случится дальше, люди прекратили безумную гонку потребительства и, пытаясь защититься, стали замыкаться в себе, как в защитном панцире.

Вероятно, этот пережитый японским обществом опыт «разрушения доверия» следовало бы проанализировать и изучить более глубоко и подробно. К примеру, в своей работе «От общества спокойствия к обществу доверия» (Ансин сякай кара синрай сякай э, Тюкосинсё) социальный психолог Ямагиси Тосио разделяет «спокойствие» и «доверие», называя психологическое состояние, когда человек забывает о сложности окружающего его мира, «спокойствием», а состояние, когда человек осознаёт фактор неопределённости, но сознательно игнорирует его, — «доверием». Подобно упомянутой выше средневековой деревне, послевоенная Япония, которая начала делать успехи, двигаясь по пути модернизации, продолжала существовать, будучи столь же однородной, забыв о неопределённости. Таким образом, общество пребывало в состоянии «спокойствия», и когда ряд последовавших одно за другим бедствий заставил ощутить всю сложность современного общества, именно это «спокойствие» и было утрачено.

Впрочем, если быть точнее, утрата спокойствия начала происходить раньше. В своей работе «Аум: почему религия породила терроризм?» (Ауму — надзэ сюкё ва тэроридзуму о унда но ка, Торансубю) исследователь религий Симада Хироми усматривает причину подъёма секты Аум в постепенном разрушении общности послевоенного японского социума. Распад общности вынуждает прямо взглянуть в глаза запутанной, сложной реальности, и тем, чья психика не в состоянии вынести это бремя, приходится искать хоть какое-то спасение. Секта Аум стала своего рода «приёмником» для таких «заблудших» людей. Жаждущие обрести спокойствие верующие люди познакомились с учением Аум Синрикё, предлагающим такое спокойствие, и для того, чтобы защитить это учение и собственную общность, осуществили зариновую атаку. В результате инцидента последователи секты, остро переживавшие утрату ощущения спокойствия, фактически ликвидировали спокойствие в широких массах общества. Именно в этом состоит суть событий с Аум Синрикё.

Атака Аум Синрикё и расстрел в редакции парижского еженедельника — явления разного характера

При этом атака на редакцию публиковавшего карикатуры на ислам парижского еженедельника, жертвами которой стали 12 человек, в том числе главный редактор, хотя и была порождена религиозным фундаментализмом, по сути является совершенно иным явлением, нежели атака Аум Синрикё. Большое впечатление на автора этих строк произвёл комментарий Икэути Сатоси (адъюнкт-профессора Токийского университета) в социальной сети Facebook, появившийся в тот самый момент, когда его как специалиста по исламу, по всей вероятности, непрерывно просили прокомментировать произошедшее бесчисленные представители масс-медиа.

В ответ на бытующие в массах спекуляции о том, что акты терроризма якобы происходят из-за того, что в Европе и Америке мусульмане подвергаются дискриминации, он припомнил слова отца, которые услышал в подростковом возрасте (его отец Икэути Осаму — специалист по немецкой литературе). Вот что сказал Икэути Осаму, рассказывая о городских парках Европы: «В Японии таких красивых парков нет. И поэтому сначала думаешь о том, как в Европе замечательно… Но через некоторое время я заметил, что в парке, где я проходил каждый день, на одной и той же скамейке изо дня в день сидит одна и та же пожилая женщина. А на другой скамейке всегда сидит один и тот же мужчина в преклонных годах. Каждый — в одиночестве. Раз уж эти люди каждый день ходят в один и тот же парк в одно и то же время, они могли бы садиться на одну лавочку и беседовать друг с другом, но они не садятся вместе. Каждый занимает свою лавочку. И даже взглядом стараются не встречаться. Они словно не замечают само существование друг друга».

В современной западной культуре основной тон задаёт одиночество. В обществе индивидуализма каждому человеку приходится свыкнуться с тем, что человек в одиночестве рождается, и, даже создав семью, в конце концов уходит из жизни тоже в одиночестве. Именно для таких людей стоят скамейки в парках Европы. Простор и великолепие их ландшафтов призваны хоть немного скрасить одиночество.

Критический момент для европейского последовательного реформизма

Западное одиночество исходит из предпосылки существования ближнего, несовместимого с человеком. Человек западного мира не забывает о факторе неопределённости, связанном с другими людьми. Наверное, именно поэтому он временами не контактирует с другими, выбирая одиночество с целью избежать рисков, иногда он выбирает путь дискриминации и сегрегации, а временами, напротив, прилагает усилия ради сосуществования с другими. В любом случае, такие выборы модели поведения являются сознательной работой по построению доверия и уменьшению сложностей.

Террористический акт во Франции произошел в обстановке этой сознательной работы. Даже радикальная «свобода слова», подразумевающая в том числе и сатиру на религиозные темы, тоже призвана служить платформой для этого сосуществования. Вознаграждением в процессе «мнение в ответ на мнение» служит формирование понятного образа ближнего, ранее являвшего собой фактор неопределённости. А ответная реакция на этот образ может стать поводом к примирению.

Однако на этот раз последовательный реформизм с его механизмом обмена мнениями столкнулся с выходящей за рамки контраргументов реакцией — стрельбой с трагическим финалом. Теперь, когда можно ожидать принятия самых разных ответных действий, для западного последовательного реформизма, при котором свобода слова лежит в основе общественного устройства, а предпосылкой является существование инакомыслящего «другого», наступил критический момент: каким образом будет преодолена сложившаяся ситуация и восстановлена безопасность?

Психология «спокойствие прежде всего» вместо стремления к истине

В противоположность ситуации во Франции, инцидент с Аум Синрикё произошёл внутри культуры стремления к спокойствию в рамках коллектива, не предполагающего существования «других». Таким образом, разрушение спокойствия скорее лишь усилило голод желающих «спокойного сосуществования». Когда в 1995 году в продажу вышла операционная система Windows 95, сеть Интернет, позволившая обмениваться информацией с кем угодно, оказалась обоюдоострым оружием. Будучи платформой, позволяющей делать достоянием общества ту информацию, которую прежде держали под спудом власти и бизнес, способствуя уменьшению неопределённости за счёт обеспечения прозрачности, Интернет может служить и средством повышения доверия в обществе.

Однако в Японии восприятие Интернета пошло в ином направлении, что стало особенно очевидным после Великого восточнояпонского землетрясения. Информация, неподконтрольная крупным корпорациям, подобным TEPCO, а также органам власти и СМИ, имелась в избытке, однако появление в общем информационном потоке сведений от самопровозглашенных обличителей властей об утаивании фактов, а также преувеличений о воздействии радиации, в отсутствие процесса проверки данных на соответствие истине привело к общему мнению о том, что «ситуация была опасная» и «правительство все-таки нам лгало».

Такая позиция является продуктом странно искаженной психологии, склонной в первую очередь вместе с ближними стремиться к спокойствию, даже делясь с ними информацией об опасности подвергнуться радиационному облучению или о том, насколько коррумпированы правительство или корпорации. При этом стремление к истине отходит на второй план относительно жажды спокойствия. После Великого восточнояпонского землетрясения, с одной стороны, модным стало слово «кидзуна» — узы, связывающие людей друг с другом. Вместе с тем, тенденция дискриминационного отношения к префектуре Фукусима, сопровождающаяся недостаточно научно обоснованными утверждениями о том, что «теперь она непригодна для жизни» и «всё, что из Фукусимы — опасно», зиждется на описанной выше тенденции в сознании японцев.

Японии не следует искать возврата к состоянию «общества спокойствия»

Как показывает эта ситуация отчуждения, «спокойное сообщество» не может охватить всё общество в целом. Чем больше мы стремимся к собственному спокойствию, тем больше мы выносим за его рамки кого-то «другого», и в результате неизбежно причиняем боль. А раз так, японскому обществу не следует стремиться к возврату в недостижимую утопию, именуемую «обществом спокойствия». Симада Хироми в вышеупомянутой работе приходит к следующему заключению:

«Безусловно, одиночество тяжело, оно мучительно. Но мы смогли прийти к этому одиночеству только пройдя долгий исторический путь и избавившись от всевозможных преград… Мы должны вынести одиночество, жить своим умом, получая удовольствие от этого одиночества, и думать о будущем».

Даже сейчас, 20 лет спустя после событий, связанных с сектой Аум Синрикё, к этим словам стоит прислушаться. Путь жизни рядом с «другими» людьми, как демонстрируют события во Франции, отнюдь не является лёгким и гладким. И тем не менее, нам следует не желать для самих себя недостижимого спокойствия, но идти по этому пути, стремясь своими руками выстраивать отношения доверия.

Фото к заголовку: Опрокинутая землетрясением скоростная автомагистраль Хансин в Кобэ, 17 января 1995 г., фото администрации района Хигасинада города Кобэ (предоставлено Jiji Press)

(Оригинал статьи на японском языке опубликован 16 января 2015 г.)

  • [24.03.2015]

Профессор женского университета Кэйсэн (специализация — масс-медиа и социология). Журналист, критик. Родился в 1958 году в Токио. Выпускник факультета гуманитарных наук токийского Международного христианского университета, окончил докторантуру по сравнительной культурологии в том же университете. Входил в состав Комитета по вещанию и правам человека Организации по этике вещания и улучшению программ. В числе опубликованных работ: «Хроники популярной антропологии» (Рюко дзинруйгаку куроникуру, Никкэй BP, 1999), удостоенная Премии Сантори, присуждаемой за научные работы гуманитарной и социальной тематики, «Новости атомной энергетики и масс-медиа» (Гэмпацу ходо то мэдиа, Коданся Гэндайсинсё, 2011) и другие.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости