Создание Китаем искусственных островов на рифах в Южно-Китайском море и обеспечение национальной безопасности Японии

Кода Ёдзи [Об авторе]

[06.01.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | ESPAÑOL | العربية |

Работы по созданию искусственных островов на рифах в Южно-Китайском море, которые ведёт Китай, приводят к сильной напряжённости в этом регионе. Как Японии следует реагировать на эти действия и обеспечить свою национальную безопасность?

Резкая реакция международного сообщества на действия Китая

Двадцать первого мая 2015 г. американский телеканал CNN привлёк внимание всего мира, продемонстрировав материалы, снятые с патрульного самолёта P8 ВМС США в Южно-Китайском море. Кадры аэросъёмки запечатлели насыпные работы, которые Китай ведёт на коралловых рифах (атоллах), создавая искусственные территории. Девять дней спустя в Сингапуре на ежегодной конференции по вопросам обеспечения безопасности в Азии, известной как Диалог Шангри-Ла, в ответ на требование министра обороны США прекратить насыпные работы заместитель начальника Генерального штаба Народно-освободительной армии Китая выразил категорический отказ, за которым последовала жёсткая перепалка, вылившаяся в усиление напряжённости американо-китайских отношений. Далее 8 июня на саммите лидеров семи крупнейших промышленно развитых государств (саммите G7) в заявлении председателя было указано, что участники «решительно против любых односторонних действий, предпринимаемых в попытке изменить статус-кво угрозами, принуждением либо использованием военной силы, включая крупномасштабные насыпные работы». Это красноречиво свидетельствует о резко негативной реакции мирового сообщества на действия Китая.

Насыпные работы как искусный план обеспечения суверенитета

По сообщениям средств массовой информации, насыпные работы ведутся Китаем на семи рифах архипелага Спратли (яп. Нанса сёто) в Южно-Китайском море. Исходя из опубликованных правительством Филиппин фотоматериалов, впервые предавших гласности факт проведения насыпных работ, следует предположить, что они начались не позднее второй половины 2013 г. После этого Китай на протяжении приблизительно двух лет скрытно вёл насыпные работы на коралловых атоллах, пока нынешние сообщения СМИ не сделали эту тайную работу явной.

В последние годы Китай заявляет о своих исключительных правах, в том числе и о праве суверенитета, на все острова в акватории серединной части Южно-Китайского моря, охватываемой так называемой «линией девяти точек».

После Второй мировой войны в северной части этого моря Южный Вьетнам и Китай оспаривали принадлежность Парасельских островов (яп. Сэйса сёто), но в период окончания Вьетнамской войны в результате военных действий 1974 года Южный Вьетнам был вынужден вывести оттуда своих солдат, и Китай установил свой фактический контроль над этими островами.

Далее, после объединения Южного и Северного Вьетнама в 1988 году между Вьетнамом и Китаем произошли военные столкновения за расположенный значительно южнее Парасельских островов архипелаг Спратли, где в результате Китай прибрал к рукам часть коралловых атоллов и рифов. В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву, обладание этими рифами не давало оснований для притязаний на территориальные воды и другие права, поскольку эти рифы скрываются под водой во время высоких приливов, а также в силу ряда прочих причин. Тем не менее, приобретения Китая имели большое значение, ведь если прежде все 13 островов площадью свыше 20 тысяч квадратных метров в составе архипелага Спратли, пригодные для хозяйственной деятельности, находились под фактическим контролем Вьетнама, Филиппин, Тайваня и Малайзии, а Китай не располагал даже малейшим опорным пунктом для своей деятельности в акватории этих островов, то теперь, заполучив хотя бы атоллы и рифы, эта страна обрела плацдарм для проникновения в зону островов Спратли.

В то же время, для не располагающего опорной военной базой на этих островах Китая первоочередным приоритетом было заполучить в своё распоряжение настоящий остров. Но все они находятся под фактическим контролем Вьетнама, Филиппин, Тайваня и Малайзии; в дополнение, эти острова невелики по размерам – лишь четыре основных острова архипелага Спратли имеют взлётно-посадочные полосы, к тому же военная агрессия на этих островах стала бы слишком неприемлемым актом для страны, которая является одним из постоянных членов Совета Безопасности. В этой ситуации для Китая оптимальной альтернативой стало проведение работ с целью создания насыпных территорий на атоллах, чтобы с помощью этого искусного хода получить основания претендовать на правомерность собственных притязаний.

Баланс военной силы склоняется в пользу Китая

Опорной базой для выхода Китая в Южно-Китайское море служит Санья – оснащённая новейшим оборудованием крупнейшая военно-морская база в Азии на острове Хайнань, где также имеется база Военно-воздушных сил. Примерно в семистах километрах юго-восточнее расположен принадлежащий к архипелагу Спратли остров Вуди. Этот остров служит передовым форпостом, где работы по созданию насыпной территории позволили соорудить аэродром со взлётно-посадочной полосой длиной свыше 2 500 метров, а также гавань, способную принимать крупные боевые корабли. В то же время, в центральной и южной части Южно-Китайского моря Китай такими форпостами не располагает, и его нынешнее присутствие ограничивается лишь возможностью на какое-то время направлять в эти воды корабли ВМС НОАК.

Создание насыпных земель на коралловых атоллах ведётся в семи местах – на принадлежащем к островам Спратли рифе Файери Кросс, а также на расположенных вокруг атоллах, удалённых от него не более чем на 200 километров. Работы эти предположительно будут завершены уже в самое ближайшее время. С большой вероятностью следует ожидать, что на рифе Файери Кросс появятся взлётно-посадочная полоса длиной 3 000 метров, параллельная рулёжная дорожка, аэропортовый перрон, а также прочие аэродромные сооружения, включая объекты для хранения топлива и боеприпасов, а кроме того, портовые сооружения вполне достаточной функциональности. Шесть остальных атоллов, для которых Файери Кросс послужит центральным опорным пунктом, будут выполнять функции постов наблюдения за окружающим воздушным и водным пространством, а также пунктов раннего предупреждения, исполняя при этом и оборонительные функции.

По завершении строительства на островах Спратли в девятистах километрах южнее острова Вуди появится мощная база флота и авиации, и если до сих пор контроль Китая над акваторией Южно-Китайского моря был точечным, то теперь он сменится протянувшейся с севера на юг линией контроля, связывающей остров Вуди с рифом Файери Кросс. Уже одним лишь этим шагом баланс военной силы в Южно-Китайском море определённо сместится в пользу Китая, и это явно серьёзно встревожило в последнее время проводящие политику антикитайского сдерживания Соединённые Штаты.

Если международное сообщество окажется неспособно остановить дальнейшее ведение работ по созданию Китаем искусственных островов, это чревато возникновением серьёзной проблемы в связи с превращением в островную военную базу рифа Скарборо в восточной части Южно-Китайского моря в открытых водах близ Манилы. С позапрошлого года риф находится под фактическим контролем Китая. В случае реализации этого сценария, в Южно-Китайском море будет сформирован треугольник контролируемого Китаем морского и воздушного пространства со сторонами длиной 700–900 километров между островом Вуди, рифом Файери Кросс и рифом Скарборо, а для Соединённых Штатов, не располагающих в обширном морском районе западнее островов Окинава ни одной полноценной стратегической базой, это обернётся крайне острой ситуацией.

Нешуточное изменение затрагивает и стратегический ядерный баланс

Насыпные работы на атоллах и создание на них военных баз, в дополнение к изменению баланса между США и Китаем в Южно-Китайском море, позволит расширить зону деятельности китайских стратегических подводных ядерных ракетоносцев, дислоцированных в Санья. Это приведёт к серьёзнейшему изменению американо-китайского баланса стратегических ядерных сил и другим последствиям и окажет крайне резкое влияние на безопасность в регионе.

С политико-экономической точки зрения следует отметить несколько оснований для сильной тревоги:

1) допущение пренебрежения международными нормами и эгоистичных притязаний на контроль над морскими районами в пределах линии из девяти точек приведёт к разрушению международного порядка на море, верой и правдой служившего процветанию всего человечества;

2) действия Китая, где крепнет вера в авантюризм, именуемый «изменением статус-кво с помощью силы», создают ситуацию, серьёзно угрожающую региональной стабильности;

3) ситуация чревата тем, что Китай станет по своему усмотрению контролировать и ограничивать в Южно-Китайском море универсальное право человечества, именуемое свободой навигации.

Следует отметить, что список этим отнюдь не ограничивается.

Какой политический курс необходим Японии?

Создание Китаем военных баз в Южно-Китайском море оказывает всестороннее влияние на жизнедеятельность Японии во всех областях, не ограничиваясь сферой национальной безопасности. Японии следует приложить все возможные усилия, чтобы остановить китайскую деятельность, которая игнорирует международные нормы. При этом вполне можно предположить, что для Китая, который считает Южно-Китайское море зоной своих ключевых интересов, уступить в вопросе создания насыпных территорий, служащих их обеспечению, окажется слишком сложно.

Исходя из этой предпосылки, в целях сдерживания китайского авантюризма и принуждения этой страны к отказу от эгоистичных действий возникает необходимость как принятия политических и дипломатических мер, так и формирования сдерживающего потенциала. Опорой для этого потенциала служит присутствие вооруженных сил США, а также усилия Японии в поддержку этого присутствия.

Для реализации курса на изменение баланса своих военных сил с переносом фокуса внимания на Азиатско-Тихоокеанский регион ВС США уже наращивают численность своего личного состава на Тихом океане, а также занимаются политикой укрепления военных связей со странами региона. В отличие от возможных изменений в ситуации на Корейском полуострове, в случае изменения ситуации в Южно-Китайском море реагировать будет в первую очередь не дислоцированный в Южной Корее американский контингент, а силы США, размещённые в Японии и в самих Соединённых Штатах. Наряду с оказанием поддержки присутствию американских военных частей в Японии, необходимо сформировать систему всесторонней поддержки Силами самообороны, включая обоюдное подкрепление, с подразделениями ВС США на случай ведения боевых действий при кризисных ситуациях и инцидентах.

Меры военного характера: перестройка структуры Сил самообороны и распределение ролей с ВС США

В рамках стратегического распределения обязанностей между Силами самообороны Японии и ВС США, которые можно уподобить щиту и мечу, от Японии требуется надёжно исполнять свой долг как по обороне территории страны, начиная от защиты от баллистических и крылатых ракет и заканчивая защитой островов, так и по защите морского сообщения, которое обеспечивает и существование страны, и получение военной помощи от США. При этом, поскольку выполнять свой долг в Южно-Китайском море и других районах придется параллельно операциям ВС США, которые будут наносить в боевых действиях против Китая основные стратегические удары, ключевую роль будет играть стратегическое взаимодействие. От Японии требуется повысить потенциал защиты национальных территорий от китайской армии, а также защиты морских коммуникаций в западной части Тихого океана, чтобы позволить подразделениям ВС США сосредотачивать усилия в других районах. Такая возможность существенно повысит гибкость ВС США в случае проведения операций против Китая и, соответственно, укрепит потенциал сдерживания. При обсуждении вопросов наблюдения и предупреждения в Южно-Китайском море, которые ведутся в последнее время как в японском парламенте, так и за его пределами, складывается понимание того, что основную нагрузку будут нести ВС США, а Силы самообороны будут при необходимости оказывать помощь соответственно ситуации, в которой будет находиться сама Япония.

Политические меры: помочь в формировании потенциала государств Южно-Китайского моря

Продвижение Китая в Южно-Китайском море происходит на фоне существенной недостаточности морского потенциала прибрежных государств, в особенности Филиппин и Вьетнама. Кроме того, неотложной задачей является повышение возможностей контроля над морским и воздушным пространством, поскольку слабость контроля является общей чертой для всех прибрежных стран. Вместе с тем, поскольку финансовые возможности каждой из них крайне ограничены, критически важна роль Японии и США в формировании механизмов сбора и обмена информацией в целях контроля над столь обширным морским и воздушным пространством.

Крайне важная роль Японии в проблемах Южно-Китайского моря

В своей внешнеполитической стратегии Китай считает Соединённые Штаты противоположным полюсом. В Китае понимают величину мощи США, и, предвидя будущую конкуренцию, с неприятием относятся к вмешательству американцев – «стороннего» государства – во «внутрирегиональные» проблемы Южно-Китайского моря. В решении проблем с Китаем, в том числе и проблем Южно-Китайского моря, основой должны стать не действия в военной сфере, а политические, дипломатические и другие методы, при этом такого рода меры должны подкрепляться оборонительным военным потенциалом. Только после того, как будет изложенным выше образом надёжно обеспечено участие вооруженных сил США, а также усилен потенциал прибрежных государств, Китай наконец всерьёз сядет за стол переговоров для обсуждения проблем Южно-Китайского моря. И роль Японии в решении проблем Южно-Китайского моря – поддержки США и прибрежных стран – исключительно велика и важна.

Фотография к заголовку: Насыпные работы, проводимые Китаем на рифе Файери Кросс, начало мая 2015 г. (предоставлено ВС Филиппин совместно с Jiji Press)

(Статья на японском языке опубликована 28 июля 2015 г.)

  • [06.01.2016]

Бывший главнокомандующий флота Морских сил самообороны Японии, вице-адмирал. Родился в 1949 году в преф. Токусима. В 1972 году окончил Национальную академию обороны, поступил на службу в Морские силы самообороны. В 1992 году прошел курс командования в Высшем военно-морском колледже США. Занимал посты начальника управления объединенного штаба Сил Самообороны Японии, коменданта района Сасэбо Морских сил самообороны Японии, главнокомандующего флота Морских сил самообороны; вышел в отставку в 2008 году. С 2009 по 2011 год — старший научный сотрудник Центра исследований Азии в Гарвардском университете.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости