Раскол в Ямагути-гуми и изменения в мире якудза

Ино Кэндзи [Об авторе]

[15.12.2015] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

Разногласия в группировке якудза Ямагути-гуми привлекают общественное внимание, хотя вероятность вооружённых столкновений в духе прошлого, когда за кровь платили кровью, невелика. Журналист Ино Кэндзи, долгое время освещавший деятельность Ямагути-гуми, предупреждает о том, что неспокойные времена всё же могут наступить.

У истоков столетней Ямагути-гуми

В августе 2015 года раскололась Ямагути-гуми, крупнейшая группировка якудза. Кроме того, это год знаменательных годовщин 100 лет с момента основания организации и 10 лет правления шестого её руководителя.

Ямагути-гуми появилась в 1915 году. У Осимы Хидэёси, управлявшего портом Кобе и предоставлявшего услуги грузчиков, организацией докеров, насчитывавшей пятьдесят человек, руководил Ямагути Харуёси, который и основал эту группировку. Харуёси, первый руководитель группировки, покровительствовал рассказчикам популярного тогда жанра нанивабуси, на этой почве сблизился с членами городского совета Кобе из околотеатральных кругов и обрёл влияние в театральном мире города.

Родной сын Харуёси, Ямагути Нобору, унаследовавший руководство организацией, распространил её влияние на сферу популярной музыки и осакское сумо. При втором руководителе группировка Ямагути-гуми ещё не была организацией якудза, а занималась погрузкой и сферой развлечений.

В послевоенные годы третьим главой Ямагути-гуми стал Таока Кадзуо (1913-1981), который стремился ещё более активно развивать портовый бизнес и развлекательную сферу и создал Таока-гуми для противодействия «иностранцам из третьих стран», как тогда называли жителей бывших японских колоний, Кореи и Тайваня, а также китайцев, считавших Китай одной из стран-победительниц и создававших преступные группировки, утверждая, что «граждане победивших стран не обязаны подчиняться законам страны, проигравшей войну». Таока-гуми впоследствии расширилась на портовый бизнес и развлекательную сферу, превратившись в нынешнюю Ямагути-гуми.

Корейская война привела к быстрому развитию портового бизнеса. Благодаря американским военным перевозкам деловая активность в порту Кобе била ключом. Военные транспорты приходили один за другим. Таока, будучи талантливым организатором, предвидел будущее расширение портового бизнеса. Он создал объединение средних и мелких компаний, занимавшихся погрузочными работами, и возглавил его уже в период 1945-1954 гг.

Ямагути-гуми, мир искусства и реслинг

В 1946 году, когда Таока был объявлен третьим главой Ямагути-гуми, в организации было всего 33 человека, а к 1975 году в ней состояло 11 тысяч членов. В чём загадка такого быстрого роста? Дело в его политике «кнута и пряника». Ещё с довоенных времён Таока делал бизнес на популярном искусстве, а вскоре после войны создал свою промоутерскую компанию «Кобэ гэйнося». Когда звёзды артистов Табаты Ёсио и Мисоры Хибари только начинали восходить, он заключил с ними эксклюзивные контракты. С ростом популярности реслинга в Японии он устраивал представления с борцом Рикидосан. В этом ему помогал Нагата Садао, известный исполнитель песен в жанре нанивабуси и крупный деятель сценического мира.

Одним из факторов, позволивших Ямагути-гуми развернуться в сценическом искусстве, стал т. н. «инцидент Цуруты Кодзи». Начиная с дебюта, популярность киноактёра Цуруты росла, и он работал без передышки. По случаю его выступлений в Осаке менеджер актёра повёл его представиться к Таоке домой, и в тот раз менеджер своими действиями вызвал гнев главы Ямагути-гуми. Из-за этого несколько членов организации напали на Цуруту в осакской гостинице, где он остановился.

Этот инцидент стал большим потрясением для мира сценических искусств, и после него Ямагути-гуми завоевала обширные позиции в этой отрасли. При этом «Кобэ гэйнося» платила самые высокие гонорары в отрасли, и всё больше артистов сами обращались с просьбами о сотрудничестве.

Для получения прибылей организации якудза стремились устраивать успешные выступления знаменитых исполнителей. Для этого босс Таока умело использовал талантливых артистов, сотрудничавших с «Кобэ гэйнося», и распространил своё влияние на другие группировки якудза в регионе. Другим же способом увеличения мощи группировки, само собой, было устрашение. Соперничавшие организации безжалостно уничтожались. До середины 1970-х годов практически ни одна «война якудза» не обходилась без участия Ямагути-гуми.

Помощь жителям после Великого землетрясения Хансин-Авадзи

Японские якудза сильно отличаются от мафии в других странах.

Якудза открыто устраивают свои административные штабы в городах, на вывесках изображают герб организации и указывают её название, прочно укореняются в жизни местной общины. Отдельно следует сказать и о традиции якудза бросать все силы на спасательные работы в случае больших стихийных бедствий. У мафии, полностью сосредоточенной на получении прибылей и неразборчивой в средствах, подобных обычаев нет.

Возьмём, например, Великое землетрясение Хансин-Авадзи, также известное как Землетрясение в Кобе, случившееся в 1995 году. Сразу же после землетрясения первой включилась в организацию спасательных работ Ямагути-гуми. Узнав об этом, я тут же связался с этой организацией, и один из руководителей, ответивший на моё обращение, попросил: «Это сочтут саморекламой, потому прошу вас об этом не писать». Я настаивал, говоря, что всё равно другие СМИ проигнорируют эту их деятельность, и добился того, что мне в конце концов позволили написать о роли Ямагути-гуми.

Я написал письма, в которых объяснил суть сбора материалов, которые меня интересуют, и разослал их всем боссам организаций, подчинённых Ямагути-гуми, попросив сообщить подробную информацию о помощи пострадавшим. Получив ответы, я был изумлён. Само собой, в помощь входили рис и другие продукты, одежда, но кроме этого детское питание, подгузники для разных возрастов, женское бельё и гигиенические товары, а всего более ста наименований товаров повседневного спроса. Они позаботились даже о мелочах. Что касается женского белья и гигиенических товаров, то члены организации уточняли у своих жён и сестёр, какие продукты для какого возраста подходят лучше всего, после чего выбирали нужное.

Координация грузовых перевозок с воздуха

Из-за сильного землетрясения дороги во многих местах обрушились или были частично разрушены, поэтому грузовики, везущие необходимые грузы, не могли проехать. Как же решила эту проблему Ямагути-гуми? В ход пошли вертолёты. С воздуха они руководили движением, указывая грузовикам, какие дороги разрушены, а где можно проехать. Благодаря этому помощь пострадавшим они довезли быстрее прочих организаций, занимавшихся спасательными работами. Всего же на помощь после землетрясения было потрачено около 1,1 млрд йен.

Эту деятельность якудза по помощи пострадавшим от землетрясения японские масс-медиа полностью проигнорировали. Наперебой рассказывающие о работе полиции японские СМИ обходят молчанием такое «рыцарство» якудза. Меня даже не столько удивило, сколько насмешило то, что одна всеяпонская газета скромно и коротко сообщила, что «видное британское издание говорит о помощи пострадавшим со стороны якудза».

В нынешней ситуации невозможны крупные конфликты

Как же будут действовать после распада Ямагути-гуми, возглавляемая шестым по счёту боссом, и Кобе Ямагути-гуми? Нынешний распад не может вылиться в братоубийственную войну наподобие сражений между Ямагути-гуми и группировкой Итивакай за титул четвёртого босса Ямагути-гуми в 1984 году, унёсших множество жизней. Это ясно, например, по инциденту в преф. Нагано, где обе стороны спокойно решили, что убийство произошло «по личным мотивам», а столкновения в Аките, Тояме и Нагое не привели к серьёзной борьбе.

Всё это происходит в условиях действия «Закона о борьбе с организованной преступностью», пересмотренного уже в пятый раз в сторону увеличения ответственности за участие в организованной преступной деятельности. Не вызывает сомнений, что эффективность борьбы с криминальными организациями повышается и за счёт принятия местными администрациями постановлений об искоренении организованной преступности и усиления мер борьбы с ней. В результате за действия провинциальных ячеек организаций ответственность несёт и высшее руководство.

При рассмотрении деятельности обеих организаций можно заметить определённые черты, отличающие Кобе Ямагути-гуми. Одна из них членские взносы боссов группировок, входящих в неё. В Ямагути-гуми при пятом боссе размер взноса составлял 650 тыс. йен, и на какое-то время поднялся до 1 млн йен, а сейчас, при шестом боссе, вновь сократился до 650 тыс. йен. При пятом боссе подчиняющихся ему боссов группировок было больше, а управление организацией проще. При шестом боссе их стало меньше, и усложнилось управление.

В Кобе Ямагути-гуми такие взносы (даже с учётом дополнительных расходов) составляют, согласно слухам, около 400 тыс. йен. Это неточная информация, достоверные цифры неизвестны. Обе организации не настроены «поднимать шум» (то есть устраивать перестрелки), но стремятся к перетягиванию на себя сфер влияния.

Соотношение сил 7 к 3

Соотношение сил между Ямагути-гуми шестого поколения и Кобе Ямагути-гуми составляет, как говорят, семь к трём, но, согласно недавней информации, предполагают, что около 1000 членов организации на Кюсю перешли на сторону Кобе Ямагути-гуми. Это тоже пока только слухи.

Я поговорил с одним из руководителей отдела главной организации на Кюсю.

«После раскола были небольшие проблемы, но они не усиливаются. В масс-медиа сообщают, что в ближайшее время возможны столкновения, но я считаю, что теперь стычек точно не будет. Если что-то и будет, то это решится между высшим руководством обеих организаций. На главных руководителей могут раскопать какие-нибудь старые дела, или арестовать их за мелкие нарушения. В такой ситуации организация начнёт трещать по швам. Если раньше при расколе большой организации окружающие чувствовали себя неуютно и нервничали, то сейчас все спокойно наблюдают. Преобладает мнение, что шуметь нельзя. Я так думаю, что обе организации пойдут по пути сосуществования и совместного ведения дел».

Уменьшение численности якудза и модернизация

Группировки якудза быстро меняются. Если раньше исключённые из состава членов организации дочерние группировки (в случае исключения их боссов из организации) лишались возможности взаимодействовать с остальным миром якудза, оставались в изоляции и были обречены на исчезновение, то при нынешнем расколе исключённые из списка «семьи» руководители иногда восстанавливаются в должности, а изгнанных членов снова принимают в группировки. Те законы мира якудза, которые раньше было немыслимо преступить, сейчас открыто игнорируют. При этом членам группировок, босс которых был изгнан, некоторые организации предлагают переходить к ним.

Такая ситуация, несравнимая с драматическими стычками прошлого, становится всё более обычной. Это предвестие нового этапа, когда в случае расколов и конфликтов от любой группировки одна за другой могут отделяться новые самостоятельные организации, имеющие свою позицию по каким-то вопросам. В некотором смысле это можно назвать началом модернизации мира якудза, который отказывается от устаревших правил.

Количество якудза при этом быстро сокращается. Согласно исследованиям Национального полицейского агентства, в 2005 году их насчитывалось 86 300, включая второстепенных членов, а в 2014 году 53 500.

Новые мошенники

Однако успокаиваться рано. Остаётся ещё вопрос, чем занимаются бывшие якудза. Двадцать лет назад в Синдзюку был перекрёсток, который называли «Улица изгоев». Там собирались бывшие якудза, исключённые из группировок. Почти все они живут за счёт мошенничества либо шантажа, «спекуляции инцидентами» (то есть используют проблемы предприятий или политические конфликты для получения денег). Получается, что изгнанные из мира якудза создают больше социальных проблем, чем сами якудза.

Появляются и другие бандитские группы. Группировка «Канто рэнго», состоящая из мотохулиганов, общество «Дракон», в которое в основном входят потомки японских детей, во время послевоенной репатриации оставшихся в Китае и потом вернувшихся в Японию, во втором и третьем поколении. Возникают и безымянные банды из нескольких человек. Занимаются они чем угодно и нередко используют ножи, металлические биты, дубинки. При этом законы о борьбе с организованной преступностью на них не распространяются. В Роппонги и Кабуки-тё в Токио появляется и иностранная мафия. Решение этих проблем не терпит отлагательств.

Фотография к заголовку: Синода Кэнъити, шестой босс Ямагути-гуми, выходит из тюрьмы после отбывания наказания за нарушение Закона об оружии, апрель 2011 г. (предоставлена Jiji Press)

(Статья на японском языке написана в ноябре 2015 г.)

  • [15.12.2015]

Родился в преф. Сига в 1933 г. Работал журналистом и редактором в различных газетах и журналах, впоследствии свободный журналист. Работал также лектором и членом административного совета Японского журналистского училища и вносил вклад в образование следующего поколения журналистов. Один из ведущих журналистов, освещающих темы якудза, японских правых сил, рэкетиров сокайя и т. п. Автор книг «Якудза и японцы» (Якудза то нихондзин, 1990), «Японские правые» (Нихон но уёку, 2005), «Обзор Ямагути-гуми: почему появилась сильнейшая организация?» (Ямагутигуми гайрон – сайкё сосики ва надзэ сэйрицу сита но ка, 2008), «Тэкия и социализм» (Тэкия то сякайсюги, 2015) и других.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости