Больше возможностей для японских домов с совместным проживанием
Общинный образ жизни приобретает популярность у разных слоев населения

Софи Найт [Об авторе]

[28.03.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

В попытке исправить вред, нанесенный общинным связям за последние три десятилетия увеличением количества отдельно живущих холостяков и семейных пар, все больше японцев делают выбор в пользу коллективного проживания, отражая тем самым глобальную тенденцию «экономики совместного потребления».

Новый стиль жизни

За последние 30 лет традиционный японский образ жизни претерпел серьезные изменения: на смену домам, в которых проживали три поколения одной семьи, пришли домохозяйства, состоящие из одного человека. Ценой возросшей неприкосновенности частной жизни и независимости стало усиление изоляции и социальной разобщенности. Рост популярности домов с совместным проживанием, история которых в Японии берет свое начало от простеньких отелей для проезжих иностранцев, говорит о потребности в возрождении общинных связей.

Возможно, в Японии этот тренд и запоздал, но его результатом стало появление целого ряда тематически диверсифицированных креативных домов-коммун, объединивших самых разных людей от городских художников без гроша в кармане до любителей садоводства и молодых родителей. В стране насчитывается 2800 домов, где живут люди, объединенные общими интересами программированием, альпинизмом, вязанием крючком, заботой о социально незащищенных членах общества, таких как матери-одиночки и пожилые люди.

Коммуна в Йокогаме принадлежит к новому поколению таких домов. Основанная в 2013 году агентом по продаже недвижимости Сакаи Ёсукэ, который хотел воссоздать теплую атмосферу с домашней едой, напоминавшую о его собственной бабушке, коммуна предлагает услугу под названием «обатян (бабушка) консьерж». Иваи Дзюнко, 62-летняя женщина, у которой есть два своих внука, приходит в дом три раза в неделю, чтобы приготовить ужин, убраться в гостиной и постирать. Как и другие молодые люди во всем мире, шестеро обитателей дома рады вернуться домой, где их ждет сытный ужин и свежевыстиранные вещи, а не рамэн быстрого приготовления и грязные носки.

«Обатян консьерж» Иваи Дзюнко: «Я чувствую себя более энергичной и деятельной, когда прихожу сюда».

«Мне нравится, когда они оставляют мне записки, в которых говорится: “Это было здорово, спасибо!”. Дома никто не благодарит за ужин по-настоящему», замечает Иваи. «Из-за этого моя работа по дому превратилась в настоящий поденный труд. Я чувствую себя более энергичной и деятельной, когда прихожу сюда».

Услуги для уязвимых слоев населения

Хроническое одиночество является основной проблемой для людей старше 65 лет, которые к 2025 году составят 1/3 населения Японии. Многие живут одни и эта тенденция становится все более угрожающей по мере роста количества пожилых людей. По данным Национального института исследования вопросов населения и социальной безопасности (IPSS) (на англ. языке) к 2035 году количество домохозяйств из одного человека составит 40% от общего числа домохозяйств в Японии. Ответом на этот вызов могут стать дома, где проживают люди разных поколений, не являющиеся родственниками, и где новорожденные живут в одном пространстве с 90-летними.

Гостиная Sharenest свидетельствует, что современные дома с совместным проживанием даже отдаленно не напоминают плохо освещенные общежития, с которыми у многих ассоциируется понятие «совместного дома».

«Общение со стариками может быть вредно для здоровья, если они говорят только о болезнях и смерти, или о том, сколько им еще осталось жить. Если же рядом присутствует молодой человек, годящийся по возрасту во внуки, ситуация меняется», говорит Масанори Хосояма, президент компании Stone’s и агент по продаже недвижимости в Кавасаки, которому принадлежат 11 домов с совместным проживанием, включая один семейный и четыре дома для матерей-одиночек.

Матери-одиночки являются одной из наиболее уязвимых социальных групп в Японии 55% матерей-одиночек живут за чертой бедности. Многие перестают быть домохозяйками, совмещая полный рабочий день, уход за детьми и эмоциональную нагрузку, возникшую в результате раздельного проживания или развода. Дома Stone’s облегчают их ношу: матери-одиночки получают поддержку от сестер по несчастью и раз в неделю исполняют обязанности сиделки, в то время как у детей появляются новые товарищи по играм.

«Иногда дети недоумевают из-за того, что некоторые матери сердятся на них за то, что их собственная мать считает приемлемым. Но в итоге они привыкают, одновременно узнавая, что у людей могут быть разные ценности, а это действительно немаловажно», говорит Хосояма. «Изначально дети всегда воспитывались общиной и кто угодно мог отругать чужого ребенка. Сейчас это встречается редко, но, как мне кажется, многие желают возвращения этой модели».

Возвращение в общину?

Дома с совместным проживанием возрождают традиционное чувство общины, существовавшее в Японии до появления домов в американском стиле для нуклеарных семей. Социолог Марен Годзик описывает довоенные дома как «проницаемые», подразумевая, что в те годы люди обычно приходили к соседям, чтобы послушать радио, посмотреть телевизор или даже воспользоваться ванной.

При общинной жизни в прихожей может быть очень много обуви.

Напротив, для домов послевоенной постройки характерно большее разделение жилого пространства. Как и в других развитых странах, в Японии увеличенный рабочий день и растущий индивидуализм за несколько последних десятилетий сформировали тенденцию рассматривать взаимозависимость от других людей и поддержание общинных связей как причину стресса, бесцельную трату времени и, в итоге, совершенно ненужное явление. Социальный императив Японии ки о цукау – всегда учитывать интересы других и вести себя соответственно может привести к дополнительному стрессу при общении, что стимулирует людей жить самостоятельно, вместо того, чтобы постоянно беспокоиться о нуждах своих соседей по комнате.

Некоторые, однако, считают, что стресс, вызываемый одиночеством, хуже стресса общения. Вдобавок, многие молодые люди не слишком заинтересованы иметь свой дом, а порой и не могут себе этого позволить, предпочитая делить жилье с другими людьми. Для обозначения тех, кто был слишком молод в годы бума «экономики мыльного пузыря», у социологов даже появился специальный термин сатори сэдай, или «просветлённое поколение», отражающий почти монашеское отношение этих молодых людей к земным благам.

Одним из крайних проявлений такой жизненной позиции является Сибухауз – община, ныне обитающая в четырехэтажном доме в центре Сибуя, Токио. Сейчас коллектив насчитывает 25 человек, но когда-то количество достигало 50, из-за чего возникли проблемы с местом для сна, так как резиденты сами ищут себе свободное место в комнате, где вдоль стен уложены матрасы-футоны. Сайто Кэйта, один из основателей общины, понял, что людей становится слишком много и вдвое уменьшил число проживающих, когда увидел, что некоторые укладывались спать на лестницах. Однако бывший семейный дом все еще сильно перегружен.

Хотя здесь отсутствует личное пространство, у такой аскетической жизни есть свое преимущество – это свобода творить и устраивать вечеринки. Группа регулярно организует художественные выставки, а в подвале имеется будка диджея и танцпол – и всё это в самом сердце оживленного района Сибуя всего лишь за 40000 йен в месяц. Дизайнеры моды, фотографы и иллюстраторы живут бок о бок, при этом некоторые параллельно проживают у своих родителей в пригородах, куда они приезжают отдыхать, чтобы затем вернуться в Сибухауз и творить.

  • [28.03.2016]

Журналист-фрилансер и исследователь, специализирующийся на японской культуре. Работала репортером в «Асахи Симбун» и агентстве «Рейтерс» в Токио. В 2015 году она провела исследование японской среды обитания для независимой организации Rebuild Japan Initiative Foundation.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости