Упадок «демонстраций ненависти»: что ожидает ксенофобское «молчаливое большинство»?

Фуруя Цунэхира [Об авторе]

[18.08.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL |

Ещё до принятия закона о запрещении «языка ненависти» наметилась тенденция упадка т. н. «демонстраций ненависти», однако в Интернете по-прежнему часто слышны ксенофобские высказывания.

Что происходит после вступления в силу закона о запрете «языка ненависти»?

24 мая 2016 года был принят Закон о запрете «языка ненависти», а 3 июня он вступил в силу.

После принятия этого закона 30 мая городские власти г. Кавасаки приняли решение о запрете использования двух парков в районе Кавасаки того же города для проведения антикорейских демонстраций, направленных против корейцев, постоянно живущих в Японии (т. н. дзайнити кориан). 2 июня отделение окружного суда Йокогамы в Кавасаки утвердило запрос от организации «Дом общественного благосостояния» не допускать проведения демонстраций в радиусе 500 метров от здания. Эта организация создана для налаживания мирного сосуществования корейского и японского населения района, многие из её руководителей – корейцы, и такое судебное решение было принято, чтобы заранее предупредить проведение демонстрации у этого здания.

После вступления закона в силу, 5 июня под управлением «сетевого националиста» (человека, распространяющего в сети Интернет призывы правого, ксенофобского рода), выступающего под псевдонимом «Исороку-папа», предпринята попытка проведения запланированной в Кавасаки «Демонстрации за очищение Японии» не в парках района Кавасаки, а севернее, возле парка района Накахара. В результате там собрались противники демонстрации, полиция и другие силы, обеспечивающие общественную безопасность, начались волнения, организаторы высказали полиции желание отменить демонстрацию, и в конце концов она так и не была проведена.

В чём особенности прибрежной зоны Кавасаки?

Следует пояснить, что прибрежная часть района Кавасаки одноимённого города – это место, куда японские корпорации (дзайбацу) для строительства крупных заводов привлекали корейских рабочих на принудительные работы ещё с довоенных времён, а после войны они так и остались тут жить, образовав в этих местах единственный в регионе Канто «корейский городок». В районе проходящей с востока на запад улицы, известной как «Индустриальная», есть множество корейских ресторанов, где подают жареное мясо, других столовых, которыми управляют корейцы, а также корейские школы. «Демонстрация ненависти» была нацелена именно на этот район, поскольку организаторы представляли особенности прибрежной зоны Кавасаки, которая стала своего рода местом паломничества для корейцев, живущих в Канто.

Такой исход и правые силы, поддерживающие «демонстрации ненависти», и силы противников таких демонстраций считают результатом недавно вступившего в силу закона о «языке ненависти». Так ли это на самом деле?

Насколько велик эффект этого закона, принятого с большим опозданием? И что же будет в дальнейшем с «демонстрациями ненависти»?

Упадок «демонстраций ненависти» до вступления в силу закона

«Демонстрации ненависти», на которых по-разному оскорбляют живущих в Японии корейцев и требуют их изгнания, в наше время сходят на нет. По наблюдениям автора этой статьи, у него сложилось впечатление, что принятый в мае закон был создан с большим запозданием и в условиях долгосрочного спада основных «демонстраций ненависти».

Автор с одобрением относится к самому этому закону. Однако по сравнению с наиболее бурным периодом, когда такие демонстрации проводились, сейчас они практически сошли на нет.

На самом деле людей, собиравшихся проводить вышеупомянутую «Демонстрацию за очищение Японии» в Кавасаки, было меньше сотни, зато окружившей их полиции и журналистов было намного больше.

В действительности «демонстрации ненависти» стали чахнуть и угасать задолго до создания этого закона. Самый разгар таких демонстраций пришёлся на три года между 2009 и 2012 гг. В правительстве тогда были не консерваторы, а Демократическая партия, в которой были и умеренные либералы – бывшая Социал-демократическая партия, также бывшая Демократическая социалистическая партия (правый фланг профсоюзного движения). В те времена консервативные и правые силы сплотились против общего врага, Демократической партии.

Впрочем, и среди этих консерваторов и правых есть множество разновидностей. В основном их объединяет желание изменить Конституцию, требования официальных посещений премьер-министром святилища Ясукуни, то есть неприятие сложившегося исторического взгляда на Токийский суд. Но в остальном – есть как сторонники японско-американского союзничества (проамериканские консерваторы и правые) до антиамериканских групп, от правых антикоммунистов, сохранившихся со времён «холодной войны», до антикорейских объединений, участники которых «холодную войну» не застали. Консерваторы-бизнесмены, поддерживающие лозунги правых и консерваторов просто в надежде на прибыль, неприкрытые расисты, ненавидящие корейцев и китайцев без всяких логических обоснований, – все эти группы и объединения тысячи оттенков и мастей в тот период вместе выступали против демократов.

Естественно, расисты, испытывающие неприязнь к живущим в Японии корейцам, тоже оказались в этом объединении. Самые правые из них, такие как «Объединение граждан против особых прав дзайнити (живущих в Японии корейцев)», объединились с созданным в 2012 году «Комитетом совместной борьбы за разрыв японско-корейских связей» и другими (которые мы называем «деятельные консерваторы»), и в Токио, где у них основной центр, проводят демонстрации.

В том числе и из-за посещения спорных островов Такэсима корейским президентом Ли Мён Баком, количество демонстрантов, даже по скромным оценкам, составляло 1000-1500 человек. Само собой, закона о ненависти тогда не было. После этого в 2013 и 2014 годах иногда проводились демонстрации, но количество участников быстро снижалось. В чём же причина?

Появление «настоящего консервативного правительства» Абэ Синдзо

Главной причиной упадка «демонстраций ненависти» стало исчезновение общего врага – в декабре Демократическая партия утратила власть, и в результате всеобщих выборов премьер-министром во второй раз стал консерватор Абэ Синдзо, сформировавший своё правительство.

Консерваторы и правые силы, объединённые общим врагом в лице демократов, в своих нападках называли Демократическую партию «партией корейцев». Каких-то оснований для этого не было, это были просто демагогические заявления о том, будто бы в рядах правительства Демократической партии есть дзайнити кориан и натурализовавшиеся корейцы. Они при этом не задумывались о том, что дзайнити кориан не имеют японского гражданства и не могут быть избраны на выборах, но для антидемократических сил это не имело большого значения.

Приход к власти «настоящего консервативного правительства» в лице кабинета Абэ Синдзо создал ситуацию, в которой уже вполне можно было обходиться без того, чтобы выказывать враждебность по отношению к живущим в Японии корейцам на демонстрациях. Люди, охваченные странным беспокойством по поводу того, что «депутаты-корейцы захватили страну», были постоянными участниками демонстраций в период противостояния правительству демократов, но при администрации Абэ такие «демонстрации ненависти» явно пошли на спад.

Давление закона и полиции

Второй причиной стала радикализация «демонстраций ненависти». Вышеупомянутое «Объединение граждан против особых прав дзайнити» в 2010 году ворвалось на территорию профсоюза работников образования преф. Токусима и устроило там демонстрацию, многие участники «Объединения» были заподозрены в силовом препятствовании бизнесу и вторжениях в здания, арестованы, против них возбуждены дела и они были признаны виновными. По делу о гражданской ответственности в апреле 2016 года Верховный суд в Такамацу принял решение, обязывающее «Объединение» выплатить женщине-истцу 4 миллиона йен за душевные страдания, причинённые потоком ругательств, который на неё обрушился.

И ранее, в 2009 году, возникла проблема с использованием парка корейской начальной школой в районе Минами в Киото, когда члены «Объединения» проводили демонстрацию перед школой и один за другим кричали в мегафоны, называя корейских школьников «тараканами» и «опарышами». Полиция префектуры Киото по подозрению в силовом препятствовании бизнесу провела обыски в домах главы «Объединения» и других активистов, а в декабре 2014 года Верховный суд обязал «Объединение» выплатить 12 миллионов йен компенсации по гражданскому иску.

Агентство общественной безопасности Японии обратило внимание на этот ряд событий, определило «Объединение» как «правую ксенофобскую организацию» и на протяжении нескольких лет упоминало его в обзорах «События и перспективы внешней и внутренней обстановки».

Таким образом, ещё задолго до вступления в силу закона о запрете ненависти полиция, органы безопасности, суды наращивали давление с тем, чтобы погасить и уничтожить «демонстрации ненависти». Вследствие этого многие участники, сперва выражавшие свою поддержку таким организациям, отошли от них, а многие и совсем пересмотрели свои убеждения. В самом «Объединении» начали поговаривать о том, что, может быть, действия были чрезмерными, сомневающиеся стали отстраняться от участия в демонстрациях и фактически покидать организацию.

И вот в завершение этих событий и был принят тот закон о запрете ненависти, с которого мы начали рассказ; этот закон стал фактически последним ударом по «демонстрациям ненависти».

Проявления ненависти в соцсетях и блогах

С другой стороны, многие из пользователей Интернет с ксенофобскими наклонностями никогда в действительности не участвовали в «демонстрациях ненависти» и составляют «молчаливое большинство» ксенофобов. Думается, что после принятия закона о запрете ненависти такие демонстрации будут прекращены, но если учесть, что их участники составляли лишь небольшую часть пользователей, настроенных расистски, то следует признать, что проблемы, которые привели к таким демонстрациям, полностью искоренить пока не удаётся.

Ненависть подпитывают видео, соцсети и блоги. Через них расползаются дикие теории и демагогические толки, не подкреплённые фактами. Распространяются слухи: «после войны корейцы убили несколько миллионов японцев», «корейцы заправляют СМИ», «такой-то политик или знаменитость – дзайнити кориан», а из них вырастает ненависть.

Особенно сильно проявляется ненависть в видео в сети Интернет, но меры против этого постепенно принимают. Компания Dwango, управляющая видеохостингом «Никонико», удалила официальный аккаунт «Объединения граждан против особых прав дзайнити».

YouTube перестал платить за рекламу пользователям, размещающим видео, разжигающие беспричинную ненависть по отношению к корейцам. Пускай понемногу, но «необоснованная демагогия и ненависть» постепенно слабеют. «Демонстрации ненависти» сходят на нет, и теперь возникает новая задача – усиливать санкции против злобных высказываний в сети, являвшихся одним из катализаторов таких демонстраций.

В особенности пользователи YouTube из числа правых являются распространителями латентной ненависти, и пускай сами и не участвуют в демонстрациях, но они создают потенциальных участников. Они испытывают всё большее давление, но меры против них нужно ещё усилить.

К Олимпийским играм 2020 года в Японию приедет множество иностранцев. На уровне государственной политики решено превратить Японию в туристическую страну, куда приезжают из-за рубежа, и различные силы, разжигающие ненависть, ставят под угрозу государственные интересы страны. Такие силы необходимо решительно подавить, используя наказания, определённые законом.

Фотография к заголовку: Попытка проведения «демонстрации ненависти» в Кавасаки, пресечённая противниками демонстрации и полицией (фотография Jiji Tsushin)

(Статья на японском языке написана 4 июля 2016 г.)

  • [18.08.2016]

Родился в Саппоро в 1982 году. Закончил отделение истории литературного факультета Университета Рицумэйкан. Пишет критические статьи об Интернете, проявлениях консерватизма в сети, о масс-медиа. Автор книг «Контратака правых в Интернете» (Нэтто уёку-но гякусю, «Совася», 2013), «Действительно ли молодёжь правеет?» (Вакамоно ва хонтони укэйка ситэ иру но ка, «Асупэкуто», 2014), «Конец “сетевых националистов” – почему не исчезает “язык ненависти”?» (Нэтто уёку-но овари – хэйтосупитти ва надзэ накунаранай но ка, «Сёбунся», 2015), «Лгут и “левые”, и “правые”» (Саёку мо уёку мо усо бакари, «Синтёся», 2015) и других.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости