Императорский дом как послевоенный идеал семьи и упадок семейного уклада в Японии

Ямада Масахиро [Об авторе]

[26.10.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | FRANÇAIS | ESPAÑOL |

В послевоенное время любовь наследного принца Акихито к Митико, их брак и совместная жизнь сформировали в японском народе идеальный образ семьи. В этой статье мы рассмотрим высказанное императором желание отказаться от титула с точки зрения семейного уклада в условиях современной Японии с её многообразием форм семейной жизни и отсутствием представления об идеальной семье.

Если занимаешься социологией семьи, то невольно и императорскую семью начинаешь рассматривать с социологической точки зрения. При таком взгляде и в заявлении о желании отказаться от титула, сделанном в августе, и в ранее высказывавшемся желании упростить похоронные церемонии и устройство гробницы можно увидеть предвестье того, что будет происходить с японскими семьями.

Начиная с периода Мэйдзи (1868-1912) устройство императорской семьи служило моделью для японских семей. Поговорим же об изменениях, ожидающих японские семьи, и об их будущем на примере императорской семьи.

Обычный для императорского дома брак кровных родственников

Начнём с периода возникновения императорской власти в VI-VII веках, то есть примерно 1400 лет назад. В то время, само собой, существовала полигамия, и среди аристократии и в императорской семье совершенно обычны были браки между кровными родственниками. Так, император Тэмму взял в жёны дочерей своего старшего брата, императора Тэнти, и одна из них впоследствии взошла на трон, она известна как императрица Дзито. Сын императрицы Дзито, Кусакабэ-но мико, тоже женился на одной из дочерей императора Тэнти, то есть на сестре матери. Кроме того, могли вступать в брак единокровные брат с сестрой, то есть рождённые от разных матерей. В настоящее время брак между братьями и сёстрами, а также с дядьями и тётками запрещён, но допускается для двоюродных братьев и сестёр, что является остатком старых обычаев.

В те времена и до конца периода Хэйан (794-1192) императоры и аристократия практиковали брак цумадои, «посещение жены». Муж навещал жену, которая жила в доме её родителей, и дети воспитывались там же. Поскольку мужчины были полигамны, они время от времени посещали разные дома. Когда мужчина поднимался по карьерной лестнице, он заводил собственный дом, куда привозил одну из жён, или нескольких. Такая форма брака подробно описана в романе XI века Мурасаки Сикибу «Повесть о Гэндзи».

Многообразие и гибкость форм народного «брака»

С упадком аристократии, переходом власти в руки военного сословия буси и наступлением периода Камакура (1192-1333) брак цумадои уступает место обычаю ёмэтори, когда женщина, выходя замуж, переселялась в дом мужа. Это и положило начало современной форме японской семьи как «дома» (иэ). Это связывают с китайским конфуцианским влиянием, но в Японии сложилась форма продолжения жизни семьи, не обязательно основанной на кровном родстве, когда для дочери могли принимать в дом зятя, или же в случае отсутствия собственных детей брать приёмных. В отличие от западных стран, допускался развод.

Думается, что народные формы брачных отношений отличались большей гибкостью по сравнению с браком среди аристократов или военных. В период Эдо (1603-1868) в сельских районах региона Тохоку разводом заканчивалось около 50% браков – настолько же много, как в современных США. В юго-западных регионах Японии практиковался «пробный брак» (асиирэ), при котором женщина селилась в доме мужчины, но в том случае, если не могла привыкнуть к обстановке в доме, искала другую возможность для брака. В районе Кагосимы существовал обычай ухода родителей – когда их ребёнок вступал в брак, они уходили и создавали новое домохозяйство. И даже до сих пор в преф. Кагосима очень много нуклеарных семей. Во многих местах существовал обычай ночных посещений ёбай, а были и регионы, где мужчины и женщины не имели ограничений в отношениях до брака.

Таким образом, до периода Мэйдзи в Японии традиции и обычаи, связанные с браком и семьёй, сильно различались в разные периоды времени в зависимости от социального положения и региона, и невозможно назвать одну из форм брака в качестве «исконно японской».

Реставрация Мэйдзи и становление семьи как «дома»

Сразу после реставрации Мэйдзи в Японии началась модернизация. Начались поиски той формы семьи, которая бы соответствовала потребностям новой Японии. В ходе этого процесса на первый план выдвигается способ жизни императорского дома. Например, император Мэйдзи стал появляться на людях в европейской одежде и с соответствующей причёской, при этом, как говорили, императрица не жаловала европейские наряды. Так привычки императора стали для людей своего рода поведенческой моделью.

Потом, при создании Гражданского кодекса в 1898 году, разгорелась большая дискуссия о японской форме семейного уклада. В основу положили семейные обычаи, бытовавшие среди военных периода Эдо, где «глава семьи» имел большую власть над домочадцами, в его компетенции были имущественные вопросы, а детям необходимо было его разрешение на брак или развод. Нередки были случаи, когда по семейным обстоятельствам невестку принуждали к разводу. С другой стороны, появилась потребность во внедрении современной культуры западных стран, а она основывалась на христианских ценностях. В период Эдо в Японии допускалось многожёнство, христианство же строго следовало принципу моногамии, а развод был практически запрещён. Далее, в Японии, как и в Китае и Корее, супруги традиционно носили разные фамилии, на Западе же действовало правило одной фамилии у мужа и жены. В этих условиях в качестве компромиссного решения в Гражданский кодекс было включено положение, позволяющее детям наложниц наследовать статус главы семьи.

Семья наследного принца как модель послевоенной семьи

После поражения в войне в 1945 году рухнула система ценностей Японской империи, и устремления японцев обратились к обретению семейного достатка. Семья уже отошла от модели традиционного «дома», мужья работали вне дома, а женщины занимались домашними делами и уходом за детьми, создавая обеспеченный быт. Такая семья тогда была характерна и для США и Европы; назовём её «послевоенной моделью семьи». И одним из образцов такого обеспеченного семейного быта стала семья наследного принца.

В 1959 году поженились наследный принц Акихито (нынешний император) и Сёда Митико (нынешняя императрица), а в следующем году у них родился принц Нарухито (нынешний наследный принц), и они стали жить своим домом, подобно обычной для западных стран нуклеарной семье.

Во время их свадьбы большинство семей создавались путём знакомства через посредников, т. н. способом миай (в 1957 году браки через миай составляли 54%, браки по любви – 36,2%, согласно «15-му исследованию основных тенденций рождаемости»). Количество браков по любви превысило количество браков через миай около 1965 года. В отношении их брака особо подчёркивали, что он произошёл в результате «любви на теннисном корте», поскольку будущие император и императрица познакомились на теннисном корте в г. Каруидзава, понравились друг другу и выбрали партнёра для брака по любви. Такой брак по любви восхитил японский народ, и информация в СМИ о том, что и члены императорского дома женятся по любви, наверное, вдохновила ту часть молодёжи, которая стремилась к любовным отношениям.

Наследный принц Акихито с супругой на теннисном корте впервые после свадьбы, 31 мая 1959 г. (фотография Jiji Press)

Императрица Митико как идеал домохозяйки

Помимо того, что наследный принц с супругой поженились по любви, важнейшим новшеством стало и то, что они растили детей сами. Незадолго до рождения сына наследный принц сказал, что собирается оставить ребёнка при себе до старших классов школы (газета «Майнити симбун», 23 декабря 1959 г.).

Ещё с довоенных времён и до 1950-х годов среди элиты (императорской семьи, аристократов, крупных промышленников, землевладельцев и торговцев) было принято держать прислугу, и заботу о детях поручали нянькам и слугам. Уход за своим ребёнком и его воспитание собственными силами были уделом небогатых людей из простого народа. И нынешнего императора растили няни и воспитатели. По этой причине императрица Кодзюн горько сокрушалась в связи с решением наследного принца самостоятельно растить детей.

Сохранились фотографии того времени, на которых принцесса Митико показана в переднике у плиты, готовящей детское питание своими руками. Это тоже могло сказаться на формировании модели семьи, в которой любящая жена занимается домашним хозяйством в качестве основного занятия. До войны невозможно было себе представить никого из членов императорского дома на кухне, собственноручно готовящим еду.

После войны стало расти количество семей, в которых жена занималась только работой по дому. В довоенное время большинство обычных семей занимались собственным делом, в частности сельским хозяйством, и женщины участвовали в работах вне дома – на поле и т. п. Женщины из высшего общества же не имели необходимости не только работать на производстве – домашние дела и воспитание детей они поручали прислуге. С развитием послевоенной индустриализации всё больше мужчин стало работать в промышленности, и всё большее количество женщин занималось исключительно домом и детьми. Самое большое количество таких женщин было около 1975 года, и принцесса Митико стала образцом такой женщины нового типа.

Семья наследного принца на отдыхе в гостинице Prince Hotel в г. Каруидзава преф. Нагано, 13 августа 1966 г. (фотография Jiji Press)

Помимо этого, время от времени СМИ стали освещать не только участие наследного принца с супругой в официальных мероприятиях как членов императорского дома, но и показывать семью с детьми на отдыхе. До войны в семьях высшего класса мужья, жёны и дети обычно выезжали развлекаться по отдельности, и семейство наследного принца показало обществу модель семейного отдыха.

Размывание «идеальной семейной модели» и императорская семья

Сейчас в Японии наблюдается не столько диверсификация либо распад семьи, сколько её упадок. Послевоенная модель семьи, в которой муж в основном работает, а жена в основном занимается домашними делами, сохраняет сильные позиции, и для многих молодых людей она представляется идеальной. Вместе с тем, всё больше людей видят идеал в семье, где муж и жена работают, как в Америке и Европе. Увеличивается количество людей, которые хотели бы, но не могут создать семью, и тех, кто не состоит в браке и продолжает жить с родителями, о которых я уже говорил.

Похоже, что следующее после нынешнего императора поколение императорского дома уже не может представить новую модель семьи. Брак по любви стал совершенно обычным явлением, и то, что принц Акисино женился на девушке, с которой встречался со студенческих лет, мало кого удивило. А когда наследный принц Нарухито по собственному выбору женился на Оваде Масако, работавшей в дипломатической сфере, я писал, что хотел бы на их примере увидеть новую модель семьи эпохи Хэйсэй, в которой муж и жена вместе строят свою карьеру.

Однако в действительности идеальной модели не получилось – возможно, этому помешало чрезмерное внимание к семье наследного принца. Возможно даже, что эта ситуация стала символическим примером того, что заниматься совместной деятельностью непросто не только для обычной семьи, но даже и для семьи наследного принца. В наше время уже невозможно показать какую-то модель семейного уклада, которую можно было бы назвать идеальной.

Видеообращение императора как подготовка к уходу на покой

Возникает чувство, что недавние действия императора – видеообращение, в котором он выразил желание отстраниться от титула и обращение о том, чтобы сделать императорские гробницы более скромными, сделанное в 2013 году, – могут стать примером для людей преклонных лет, которые собираются уйти на покой.

Что касается гробниц, то у императоров нет одной семейной могилы для погребения нескольких поколений семьи (не было такой могилы и у сёгунов Токугава). Для императоров сооружаются обычно индивидуальные гробницы – среди них и такая огромная, как усыпальница императора Нинтоку. Среди гробниц есть напоминающая современные могилы двойная гробница для супругов, где похоронены император Тэмму и императрица Дзито; другие жёны этого императора покоятся в своих гробницах.

Традиция, при которой наследующий главенство в семье старший сын почитает предков, покоящихся в родовой гробнице, появилась в период Мэйдзи. В те времена, когда в семьях было много детей, всё так и шло своим чередом, но в нынешнее время, когда всё больше людей не вступает в брак, люди часто оказываются не в состоянии ухаживать за семейными могилами. В этих условиях, мне кажется, предложение императора об упрощении устройства императорских гробниц обретает новый смысл.

Теперь поговорим о видеообращении императора, в котором он выразил желание отказаться от титула. В последнее время всё чаще можно услышать слово сюкацу, «подготовка к уходу из мира», напоминающее созданное автором этой статьи конкацу«деятельность, направленная на вступление в брак». В старые времена, когда было много детей, люди могли не особо заботиться о том, что будет после их собственной смерти. Сейчас же всё больше становится тех, кто при жизни готовится к смерти, если детей не имеют, а если имеют, то стараются сделать так, чтобы их смерть не осложнила жизнь детей.

Возможно, и обращение императора к народу можно воспринимать как разновидность такой деятельности. Вероятно, он стремится по возможности облегчить последствия собственной смерти для народа, что не может не вызывать ещё большего уважения.

Фотография к заголовку: Император, императрица, наследный принц Нарухито и принц Акисино с семьёй осматривают обновлённый «Зал Восходящего солнца» в Доме для приёма государственных гостей (Гэйхинкан), 30 мая 2010 г., Токио, Мото-Акасака (фотография Jiji Press)

(Статья на японском языке написана 3 октября 2016 г.)

  • [26.10.2016]

Родился в Токио в 1957 году. В 1986 году закончил докторантуру Института социологии Токийского университета без получения степени. С апреля 2008 года – профессор факультета литературы Университета Тюо. Специализируется на социологии семьи, социологии эмоций, теории гендера. Автор книг «Эпоха паразитов-одиночек» (Парасайто сингуру но дзидай, «Тикума синсё», 1999), «Общество низкой рождаемости в Японии: тенденции ещё одного различия» (Сёси сякай нихон Мо хитоцу но какуса но юкуэ, «Иванами сётэн», 2007), «Семейные беженцы» (Кадзоку наммин, «Асахи симбун сюппан», 2016) и других.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости