Реформа рабочего режима в Японии: причины и проблемы

Цунэми Ёхэй [Об авторе]

[21.11.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | ESPAÑOL |

Реформа рабочего режима – одна из наиболее важных задач кабинета Абэ. Удастся ли премьеру поколебать основы традиционной для Японии проблемы длинного рабочего дня?

Вопрос о реформе рабочего режима стал в Японии требованием времени. В целом эта идея сопротивления не встречает. Сам факт проведения дискуссии в национальном масштабе свидетельствует о смене эпох и позволяет надеяться на перемены. Однако эта задача национального масштаба вызывает у меня смутное беспокойство. Я хочу рассмотреть проблемные моменты проекта ради того, чтобы провозглашённая политика смогла эффективно обеспечить решение проблемы труда в нашей стране.

Революционная концепция

3-й кабинет Абэ, появившийся после летних выборов в Палату советников, провозгласил себя «Кабинетом будущих задач», самая крупная из которых – реформа рабочего режима. На заседании Комитета по реформе обсуждение данной задачи проводится с участием представителей обеих сторон рынка труда – работодателей и работников, а также экспертов. На повестку дня вынесено 9 вопросов.

(утренний выпуск газеты «Асахи Симбун» от 28.09.2016)

Прежде всего хотелось бы отметить, что дискуссия о рабочем режиме предусматривает обсуждение широкого спектра проблем. Эта тема постоянно освещается средствами массовой информации, ежедневно приводящими всё новые и новые примеры. Мы узнаём об уникальных и смелых компаниях, разрешающих всем сотрудникам, включая внештатных, работать на дому (Recruit Holdings и предприятия группы компаний) или внедривших 4-х дневную рабочую неделю (Yahoo Japan), знакомимся с опытом отдельных граждан, имеющих побочную работу или работающих по совместительству. Безусловно, эти вопросы тоже входят в понятие «реформы рабочего режима», однако подлежащий обсуждению спектр проблем намного шире.

Наиболее приоритетными задачами следует считать борьбу с длинным рабочим днём, улучшение условий оплаты труда внештатных сотрудников, в том числе реализацию принципа равной оплаты за равный труд. Способы решения этих масштабных проблем, а также их ключевые моменты стали в Японии объектом всеобщего внимания.

Почему люди много работают?

В своей статье я хочу сфокусироваться на проблеме длинного рабочего дня, занимающей значимое место в реформе рабочего режима. Думаю, что именно эта проблема наиболее близка и понятна моим читателям.

Вначале немного о себе. 15-летний опыт работы в нескольких компаниях позволил мне узнать о длинном рабочем дне не понаслышке. В молодости мне случалось задерживаться на работе до раннего утра следующего дня. Следует признаться, что не все сверхурочные часы оплачивались. Иногда по приказу начальника, иногда по собственной воле я указывал в учётной карточке далеко не все проводимые на работе часы. Я чувствовал, что производительность, результаты и качество работы не соответствуют количеству затраченного на неё времени.

Почему я работал сверх меры? Неумение работать эффективно, чтобы справляться с большими объёмами высокой сложности, стремление не уступать в конкуренции, желание быть удовлетворённым собственным трудом. Этому способствовала и атмосфера в нашей компании, прославившейся прозвищем «бессонный замок». Думаю, что среди читателей найдутся люди, отрабатывавшие сверхурочные часы по аналогичным мотивам.

Борьба с длинным рабочим днём ведётся на протяжении многих лет. Япония лидирует по доле работников с избыточной продолжительностью рабочего дня. Последние два десятилетия количество рабочих часов у штатного персонала неизменно балансирует на уровне 2000 часов в год. У внештатных сотрудников этот показатель составлял 1910 часов в 1994 году и 1734 часа в 2015 г. Начиная со второй половины 90-х годов доля внештатных сотрудников постепенно увеличивалась, достигнув 40% отметки в наши дни. Большинство внештатных сотрудников работает неполный рабочий день, и это создаёт впечатление, что продолжительность рабочего дня сокращается.

В рамках дискуссии по реформе рабочего режима обсуждается вопрос об усилении ограничений продолжительности рабочего дня. Правила, регламентирующие продолжительность рабочего дня, уже существуют. Однако статья 36 Закона о трудовых стандартах предусматривает, что наниматель и работник могут заключить специальное соглашение, фактически снимающее любые ограничения на сверхурочную работу: «В случае, если компания и работник заключили трудовое соглашение на основе взаимного согласия, продолжительность рабочего дня может превышать законодательно установленную (8 часов в сутки, 40 часов в неделю)». Нынешняя реформа стремится исправить недостатки данной системы.

Если выбирать «за» или «против» введения ограничений на сверхурочный труд, я предпочту первое. Однако содержание рассматриваемого в настоящее время проекта несовершенно, потому что оно лишь ограничивает рабочие часы, возлагая всю разработку конкретных мер по сокращению сверхурочных исключительно на нанимателя. Без регламента о сокращении абсолютного объёма работы и изменении распределения рабочих обязанностей проект уподобится реформам прошлого, когда призывали преодолевать трудности с помощью энтузиазма и силы воли.

В дискуссии по реформе рабочего режима не рассматриваются причины возникновения сверхурочного труда – конкуренция на фоне всеобщего стремления к карьерному росту и отсутствие чётко сформулированного содержания рабочей деятельности каждого сотрудника.

Следует вспомнить и об упомянутой выше проблеме атмосферы в компаниях. Есть мнение, что корпоративный дух является отражением такой особенности национального характера японцев, как трудолюбие. На практике причина кроется не в духовной сфере, а в общественной структуре с суровой конкуренцией, где каждый стремится занять более высокую позицию, и с привычкой возлагать на сотрудника неограниченный объём работ. Длинный рабочий день – детище системы, покоящейся на двух столпах, – карьерном росте и неограниченном увеличении объёма работ для штатных сотрудников.

Для борьбы со сверхурочной работой необходимо вносить коренные измерения в сложившуюся систему.

Следует добиваться пересмотра абсолютных объёмов работы и распределения обязанностей. Если предстоящая реформа рабочего режима будет содержать всё вышеперечисленное (система повышения, чёткое формулирование рабочих обязанностей, распределение обязанностей), я одобряю её проведение. Если реформа ограничится провозглашением лозунгов «сократим рабочий день» и «введём ограничения на сверхурочную работу», это останется всё теми же призывами решать проблемы с помощью энтузиазма и силы воли.

Методика реализации нынешней реформы, а именно отсутствие конкретных мер и перекладывание их разработки на исполнителей – наглядный пример порождения бесплатного сверхурочного труда. Люди остаются на работе, чувствуя себя виноватыми за неспособность выполнять отводимую им работу в рамках существующих правил. Невероятно, но факт – строгие ограничения на сверхурочную работу существуют именно в компаниях, осуждаемых в японских СМИ в качестве «потогонных фабрик» за невиданные сверхурочные. Лимитируя рабочее время, компании не ограничивают абсолютный объём работы и возлагаемую ответственность. В результате люди не только остаются на сверхурочную работу, но и выполняют её бесплатно, считая, что проблема кроется исключительно в них самих.

Разумеется, гипотеза о безграничности человеческих возможностей имеет право на существование. Компании, принимающие меры по борьбе со сверхурочными, запрещают оставаться на работе после определённого часа, заставляя людей возвращаться домой и постепенно меняя их сознание. Со временем в некоторых компаниях сверхурочная работа начинает считаться неприемлемой. Безусловно, не везде реформа проходит настолько гладко. Мало кто возражает против самой идеи об изменении рабочего режима. Однако чистая теория без конкретных мер, перекладывающая всё на плечи исполнителей, не излечит болезнь, а лишь окажет побочное действие, усугубив ситуацию.

  • [21.11.2016]

Лектор международного факультета Университета коммерции Тиба, критик. Родился в 1974 г. в городе Саппоро (Хоккайдо). Закончил коммерческий факультет и магистратуру по социологии университета Хитоцубаси. С 1997 по 2005 работал в Recruit, в компании-производителе игрушек и консалтинговой сфере. В настоящее время – лектор по вопросам в сфере трудоустройства, труда, карьеры, проблемам молодёжи и пр., автор книг «Мы – продукт массового производства Гандама» (Боку-тати ва Гандаму но дзиму дэ ару, «Никкэй бидзинэсу бунко»), «Поиски работы и японское общество» (Сюкацу то нихон сякай, «NHK буккусу») и других.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости