Всплеск насилия над детьми – поиск социальных причин явления

Нисидзава Сатору [Об авторе]

[22.02.2017] Читать на другом языке : 日本語 | FRANÇAIS | ESPAÑOL |

Число случаев насилия над детьми, о которых поступала информация в детские консультативные центры, в 2015 финансовом году впервые превысило цифру в 100 тыс. «Эмоциональное насилие», когда оскорблениями и угрозами наносится душевная травма ребенку, «физическое насилие», когда в результате побоев, шлепков и т. п. наносится ребенку оскорбление действием, «отсутствие заботы», когда детей, например, не кормят, «сексуальное насилие», – в чем причины увеличения числа случаев насилия над детьми?

В августе 2016 г. Министерство здравоохранения, труда и благосостояния Японии сообщило, что в 2015 финансовом году число случаев насилия над ребенком, информация о которых поступала в детские консультативные центры по всей Японии, составило 103 260 (предварительные данные), впервые превысив цифру в 100 тыс.

Статистику случаев насилия над детьми стали вести с 1990 г., в тот год зафиксировали 1101 случай, и то, что по прошествии 25 лет цифра выросла более чем в 100 раз, позволяет говорить о неординарности сложившейся ситуации.

После внесения поправок в Закон о благосостоянии детей с 2005 финансового года сообщения о насилии над детьми также стали принимать местные администрации городов, поселков, районов и т. п. – так, по данным на 2014 финансовый год японскими местными администрациями было зафиксировано 88 тыс. сообщений о случаях насилия. Можно предположить, что сообщения в детские консультативные центры и сообщения в местные администрации в какой-то степени дублируют друг друга, поэтому при подсчете не представляется возможным прибегнуть к простому сложению числа поступивших сообщений, но в любом случае получается, что детские консультативные центры совместно с местными администрациями в течение года принимают более сотни тысяч сообщений, и это очень тревожная цифра.

Почти половина случаев насилия приходится на случаи «эмоционального насилия» – в чём причина?

Согласно обнародованным в этот раз статистическим данным, почти половина (47,5%) случаев насилия, сообщения о которых поступали в детские консультативные центры, приходится на случаи «эмоционального насилия», то есть среди четырех видов насилия: «физического насилия», «отсутствия заботы», «сексуального насилия», «эмоционального насилия», по случаям «эмоционального насилия» зафиксирован самый высокий показатель. Родитель или другой человек, несущий ответственность за воспитание ребенка, произносит: «ты не был желанным ребенком», «если бы тебя не было, семья жила бы счастливо»; такие высказывания отрицают саму ценность существования ребенка. В отличие от «физического насилия» и «отсутствия заботы», такого рода насилие трудно определить сторонним взглядом.

Исходя из обнародованных в этот раз статистических данных, складывается впечатление, что «эмоциональное насилие» явно занимает лидирующие позиции, но по сути это не так. Высокие показатели по случаям «эмоционального насилия» стали следствием того, что к «эмоциональному насилию» относят и случаи, когда ребенок становится свидетелем домашнего насилия.

Причина, которая привела к такой ситуации, – в определении «эмоционального насилия», приводимом в Законе о предотвращении насилия над детьми. После внесения поправок в 2004 г. в законе появилась формулировка, что дети, ставшие свидетелями домашнего насилия (DV, «domestic violence» – оскорбительные действия в отношении партнера), рассматриваются как подвергшиеся эмоциональному насилию. На основании этого закона Национальное полицейское агентство Японии предписало сотрудникам полиции в случае выявления домашнего насилия в семьях, в которых есть несовершеннолетние дети, в обязательном порядке передавать сведения в детские консультативные центры.

Вследствие этого показатели «эмоционального насилия» в японской статистике во много раз превышают аналогичные показатели в статистиках передовых стран Европы и Америки. В такой ситуации не представляется возможным выявить истинные показатели по случаям «эмоционального насилия». Невозможно также провести анализ, сравнивая данные Японии со статистическими данными зарубежных стран. Необходимо в срочном порядке пересмотреть способы учета случаев «свидетельства домашнего насилия».

Например, в Америке в отчете за 2013 год (Child Maltreatment 2013), который основывается на сведениях американской «Базы данных по случаям насилия и случаям отсутствия заботы» (NCANDS), за указанный год число всех случаев, о которых поступали сведения в американское Общество защиты детей (CPS), составило 679 тыс. В рамках этой цифры наибольший показатель в 79,5% приходится на «отсутствие заботы», далее следуют «физическое насилие» (18,0%) и «сексуальное насилие» (9,0%), на «эмоциональное насилие» приходится 8,7%, что является самым низким показателем.

При этом, если существует вероятность, что ребенок стал свидетелем домашнего насилия, то в Америке данные собирают отдельно от четырех видов насилия, выделяя в самостоятельную категорию «Дети, которые находятся в группе риска из-за случаев домашнего насилия в среде людей, ответственных за их воспитание» («Children With a Domestic Violence Caregiver Risk Factor). В 2013 г., по данным, поступившим из 35 штатов, среди 464 542 случаев, по которым было признан факт неподобающего воспитания, 127 512 случая (соответствует 27,4%) как раз приходились на эту категорию.

Отличительные особенности насилия над детьми

Если исключить число случаев «эмоционального насилия» из общей цифры, опубликованной в отчете, то есть за исходную цифру взять 54 567, то в результате структурно-сравнительного подсчета, проводимого по трем оставшимся видам насилия, самый высокий показатель в 54,5 % приходится на «физическое насилие», затем следует «отсутствие заботы» с показателем в 44,8% и «сексуальное насилие» с показателем в 2,8%. Если сравнивать с приведенными выше американскими статистическими данными, то отличительными особенностями статистических данных по случаям насилия в нашей стране можно назвать высокие показатели «физического насилия» и низкие показатели «отсутствия заботы» и «сексуального насилия».

Однако, по всей видимости, эти показатели не отражают истинного положения дел, а скорее могут быть объяснены заниженными данными по таким видам насилия как «отсутствие заботы» и «сексуальное насилие». Заниженные показатели случаев «отсутствия заботы», вероятно, связаны с недооценкой степени опасности данного явления, в связи с тем, что «отсутствие заботы» редко приводит к смерти ребенка. Также работники соответствующих учреждений не обращают должного внимания на случаи «отсутствия заботы». Если же вспомнить, что хроническое отсутствие заботы приводит к таким опасным последствиям, как неорганическое отставание в физическом развитии (NOFTT), то этот вид насилия никак нельзя оставлять без внимания.

Также в нашей стране при сообщениях о «сексуальном насилии» информация в основном поступает о детях, уже достигших половой зрелости, при этом случаи, когда жертвами сексуального насилия становятся дети, не достигшие половой зрелости, остаются за рамками статистики. Даже среди специалистов существует предубеждение, что «объектом сексуального насилия являются девочки, достигшие половой зрелости», что также мешает увидеть реальную ситуацию с сексуальным насилием над детьми.

Значимость роста числа сообщений о насилии

И хотя японская статистика по насилию над детьми обременена вышеупомянутыми проблемами, факт, что за 25 лет сбора статистических данных число сообщений о насилии выросло с чуть более тысячи до цифры, превышающей 100 тысяч, отражает явный рост числа сообщений и не должен оставаться без внимания. Можно назвать две причины, которые предопределили такой рост. Первая причина – изменения в сознании граждан.

Раньше насилие внутри семьи считалось внутренним семейным делом, не требующим вмешательства со стороны общества. Однако на данный момент отношение к насилию со стороны общества изменилось, и если речь заходит о насилии, общество не остается в стороне, даже если насилие происходит внутри семьи. Такое изменение в общественном восприятии насилия привело к принятию в 2000 г. Закона о предотвращении насилия над детьми. Появление закона в свою очередь поменяло сознание граждан, что привело к резкому увеличению числа сообщений о случаях насилия.

Разрушение семьи стало «спусковым крючком»

Вторая причина – это, по всей видимости, фактический рост числа случаев насилия. Однако реально выявить и изучить социально-психологические факторы, предопределившие рост насилия, чрезвычайно сложно.

Можно говорить о разных факторах, но в качестве одного из них, наверное, стоит назвать снижение воспитательной функции семьи. В качестве социально-статистических критериев, указывающих на фактор снижения воспитательной функции, рассматриваются следующие социальные явления.

  • Увеличение числа браков, заключаемых уже после наступления беременности, при этом показатель разводов в таких семьях высокий.
  • Некоторый рост числа рожениц в возрасте до 20 лет.
  • Общее увеличение числа разводов.
  • Увеличение числа семей, которые состоят из молодой мамы и маленького ребенка.
  • Высокий показатель бедности в семьях, состоящих из матери и ребенка.

Все вышеперечисленные социальные явления указывают на изменения или отклонения от «нормальной семьи», под которой подразумевается нуклеарная семья; такие семьи впервые появились в годы Тайсё, после чего их число постоянно увеличивалось вплоть до вступления страны в период быстрого экономического роста.

Вместе с такими структурными изменениями заметно снижается функция семьи в воспитании ребенка, что, по всей видимости, ведет к росту числа случаев насилия над детьми. Проблему снижения воспитательной функции, к которой привели вышеизложенные изменения в структуре семьи, усугубляет еще и то, что все социальные ресурсы и виды социальной поддержки априори направлены на «нормальные», то есть нуклеарные семьи, а до неполных и нуждающихся семей, о которых говорилось выше, помощь просто не доходит, и это – социальная проблема, которую нельзя оставлять без внимания.

Для того чтобы не вызывать дальнейшего усугубления проблемы, нужны специальные меры, такие как, например, создание новой системы социальной поддержки, направленной на семьи, состоящие из молодой мамы и ребенка – тем более, что число таких семей сейчас растет. Проведение реально действенных мер может предотвратить случаи насилия.

Рассмотреть весь спектр проблем

В этой статье была предпринята попытка на основе опубликованных статистических данных поразмышлять о ситуации с насилием над детьми в Японии и о факторах, которые приводят к увеличению числа случаев насилия. Однако в настоящее время выявлены новые характерные проблемы, которые пока не нашли отражения в статистике. Это увеличение числа случаев «синдрома детского сотрясения» (SBS «Shaken baby syndrome» или другое название АНТ «Аbusive head trauma») и случаев делегированного синдрома Мюнгхаузена (MSBP «Munchausen syndrome by proxy»).

Первый синдром является следствием того, что ребенка, который никак не перестает плакать, начинают сильно трясти, в результате чего происходит кровоизлияние под оболочки головного мозга. Второй синдром, называемый также «медицинским насилием», – результат того, что родитель или человек, несущий ответственность за ребенка, выискивает у ребенка симптомы несуществующих болезней или намеренно создает такие симптомы, после чего постоянно подвергает ребенка ненужным медицинским осмотрам или необоснованному лечению.

И хотя, насколько известно автору, статистических данных, которые отражают рост числа таких видов насилия, пока нет, специалисты, работающие с клиническими случаями насилия, отмечают такой рост. Поэтому нельзя сказать, что в Японии на данный момент охвачен весь спектр случаев насилия над детьми. Думаю, что возникла необходимость тщательно изучить не учтенные в статистике случаи насилия над детьми, а также вести профессиональную психотерапевтическую деятельность, чтобы помочь детям избавиться от психологической травмы.

Фотография заголовка: Aflo

(Статья на японском языке опубликована 10 января 2017 г.)

  • [22.02.2017]

Профессор, зав. кафедой социальных сообществ факультета благосостояния человека Университета префектуры Тояма. Окончил аспирантуру по кафедре консультативной практики педагогического факультета Сан-францисского университета. Специалист по душевным травмам детей, подвергшихся насилию, практикует психотерапию психической травмы детей. Директор Центра предотвращения насилия над детьми. Автор работ «Психологическая травма ребенка», «Насилие над детьми» и др.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Последние статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости