Международные отношения и следующее правительство Южной Кореи: «Тяжёлое наследие» дипломатии Пак Кын Хе

Кимура Кан [Об авторе]

[08.05.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 |

Южная Корея потрясена отстранением и арестом бывшего президента Пак Кын Хе. Девятого мая пройдут президентские выборы, после чего будет сформировано новое правительство. Следующему правительству страны необходимо срочно восстановить доверие международного сообщества, утраченное прежней администрацией, и позаботиться о налаживании контактов с соседними странами.

Выборы президента: практически верная победа прогрессистов

Рано утром 31 марта 2017 года Центральный окружной суд Сеула выдал ордер на арест по подозрению в получении взяток бывшего президента Южной Кореи Пак Кын Хе, которая находилась на допросе с раннего утра предыдущего дня и до глубокой ночи. В тот же день Пак Кын Хе была помещена в камеру, став третьим со времени образования Южной Кореи в 1948 году лицом, побывавшим на посту президента, а затем оказавшимся в тюрьме.

Ход расследования в отношении бывшего президента, которое велось параллельно подготовке к выборам следующего лидера страны, оказывает глубокое влияние на предвыборную кампанию. После того, как 9 марта суд поддержал импичмент и состоялось отстранение от власти, в обстановке непрекращающегося скандала вокруг бывшего президента консервативные силы, которые поддерживали Пак Кын Хе, не могут оправиться от удара, нанесенного по положению партий. В Корейской партии свободы, преемнице партии «Сэнури», правившей при власти Пак Кын Хе, противостояние фракции сторонников Пак и её противников затрудняет принятие решения о том, как следует действовать в связи со скандалом. В этой ситуации уровень поддержки этой партии, одно время демонстрировавший бодрое восстановление, вновь рухнул и остаётся ненамного превышающим 10%.

Самой большой головной болью для этой партии стало то, что в то время, как большинство населения страны поддерживает импичмент и крайне негативно относится к скандалу, вместе с тем другая часть активно поддерживает Пак Кын Хе. Таким образом, Корейская партия свободы оказалась перед глубокой дилеммой: обрушившись с критикой, партия потеряет поддержку сторонников Пак Кын Хе, и наоборот, поддерживая её, партия лишается поддержки подавляющего большинства населения страны. «Партия справедливости», которую сформировали покинувшие бывшую «Сэнури», призывавшие порвать с Пак Кын Хе, получив ярлык «предателей» от сторонников бывшего президента, столкнулась с падением поддержки до крайне низкого уровня менее 5%. Южнокорейские консервативные силы в полной мере испытывают тяжесть «бремени Пак Кын Хе».

Очень важно то, что ситуация, когда процесс развивается от расследования в отношении Пак Кын Хе к судебному наказанию бывшего президента, не просто разрушила политическую власть, но полностью уничтожила сами основы, на которые до настоящего времени опирались в своей деятельности консервативные силы страны.

В результате южнокорейская политическая сцена, на которой со времени прихода к власти в 1998 году администрации Ким Дэ Чжуна обстановку определяла борьба двух политических сил – консерваторов и прогрессистов, стоит перед лицом больших перемен. В преддверии намеченных на 9 мая президентских выборов по данным опросов общественного мнения единолично лидирует участвовавший в выборах 2012 года в качестве кандидата от Объединённой демократической партии Мун Чжэ Ин. С 2003 по 2008 год он поддерживал президента-прогрессиста, возглавляя секретариат и будучи в самом центре в правительстве Но Му Хёна. Согласно опросам общественного мнения, за Мун Чжэ Ином следует кандидат от Народной партии Ан Чол Су. Оба выиграли внутрипартийные праймериз соответственно 3 и 4 апреля, после чего стали официальными кандидатами. Каждый из них демонстрирует сильные прогрессистские взгляды, и, если только не произойдёт новых скандалов, ситуация позволяет практически наверняка говорить о том, что следующим президентом будет избран кандидат прогрессистского течения.

Омрачённые в правление Пак Кын Хе отношения с соседними странами продолжают ухудшатсья

Какую внешнюю политику продемонстрирует следующее правительство Южной Кореи, где, по всей вероятности, власть возьмут в свои руки прогрессисты? Прежде всего, необходимо констатировать, что новой власти, как и консерваторам, тоже придётся разбираться с «тяжёлым наследием» Пак Кын Хе.

Фактически, внешнеполитическая ситуация, в которой оказалась сейчас Южная Корея, исключительно остра. С приходом к власти в США администрации президента Трампа двусторонние американо-южнокорейские отношения складываются отнюдь не гладко. Посетивший во второй декаде марта Японию, Южную Корею и Китай государственный секретарь США Рекс Тиллерсон в интервью назвал Японию «нашим важнейшим союзником по альянсу», а Южную Корею – «важным партнёром», со всей очевидностью продемонстрировав таким образом разницу важности союзников в одном и том же регионе Северо-Восточной Азии для Соединённых Штатов. В обстановке, когда фокус противостояния США и Китая смещается с Корейского полуострова в Южно-Китайское море, снижается стратегическая значимость Южной Кореи для США. Вместе с проблемами внешней торговли, которым президент Трамп уделяет особое внимание, дальнейшие отношения США и Южной Кореи не дают оснований для оптимизма.

Ещё более острая ситуация складывается в отношениях с Китаем. Китайское правительство, которое выступает против начавшейся 7 марта доставки на одну из американских баз в Южной Корее системы противоракетной обороны наземного базирования THAAD, фактически запретило гражданам своей страны групповые туристические поездки в Южную Корею, вынудило закрываться действующие в Китае супермаркеты южнокорейской группы Lotte, предоставившей территорию для развёртывания комплекса THAAD, и использует другие меры прямого экономического давления.

Отношения с Японией тоже далеки от гладких, несмотря на заключение в конце 2015 года соглашения о решении проблемы так называемых «женщин для утешения». Правительство Японии требует убрать статуи девушки, символизирующие так называемых «женщин для утешения», установленные перед зданиями японских дипломатических представительств в Сеуле и Пусане, в связи с чем с 9 января текущего года оно даже отзывало приблизительно на 3 месяца своего посла из Южной Кореи.

В то же время Северная Корея, представляющая собой самую большую угрозу южнокорейской национальной безопасности, проводит всё новые испытания ракет, в связи с чем международное сообщество усиливает санкции в отношении Пхеньяна.

В этой ситуации у нового правительства Южной Кореи небогатый выбор вариантов внешней политики. При отсутствии средств, способных изменить в более позитивном направлении отношение к Южной Корее колеблющейся администрации Трампа, что касается проблемы размещения системы THAAD, против которого Китай выступает всё резче, вернуть в США единожды размещённые ракеты представляется практически невозможным. Что же касается проблемы ликвидации статуй, которая является главным раздражителем в отношениях с Японией, учитывая как твёрдую позицию японского правительства, так и мнение южнокорейского общества, настроенного против сноса статуй, южнокорейское правительство оказывается перед нелёгким выбором, сопряжённым с серьёзными рисками. И если прежде прогрессисты уделяли наибольшее внимание улучшению отношений с Северной Кореей, то сейчас, в условиях жёстких санкций ООН, односторонняя примирительная политика в отношении Пхеньяна со всей очевидностью навлечёт критику со стороны международного сообщества.

Отсутствие пути по всем направлениям как следствие своенравной внешней политики

К несчастью для следующего правительства, активная внешняя политика предыдущей власти, которую можно охарактеризовать как своенравную, в конечном итоге крайне ограничила Южной Корее возможность выбора.

В 2013 году, когда правительство Пак Кын Хе приступило к работе, противостояние США и Китая в Северо-Восточной Азии не было столь острым, как сегодня. Именно поэтому на данном этапе южнокорейское правительство обладало определённой степенью свободы действий. Но примерно с 2014 года происходит обострение американо-китайского противостояния из-за проблем Южно-Китайского моря, и недовольство США Южной Кореей, уделявшей в своей внешней политике особое внимание отношениям с Китаем, значительно усилилось. Тем не менее, бывший президент Пак Кын Хе продолжала сближаться с Китаем, вызывая гнев в Вашингтоне. В конце концов, на последнем этапе её правительство было вынуждено пойти на серьёзные дипломатические уступки в отношениях и с США, и с Японией, к которой Соединённые Штаты относятся с большим вниманием. Согласие на размещение противоракет THAAD, от которого Южная Корея прежде уклонялась, ссылаясь на свои отношения с Китаем, равно как отказ южнокорейской стороны от юридических требований компенсации при заключении в конце 2015 года соглашения с Японией по вопросу так называемых «женщин для утешения», были ничем иным, как такими уступками.

Аналогичная ситуация сложилась и в отношениях с Северной Кореей, в которых Сеул не смог вовремя изменить политику, несмотря на изменение международной обстановки. В то время, как и Япония, и США усиливали экономические санкции, с самого начала своей работы правительство Пак Кын Хе активизировало экономические отношения через индустриальную зону Кэсон, и в 2015 году объём торговли между Севером и Югом достиг рекордно высокой отметки. При этом Северная Корея, словно в насмешку, продолжала проводить ядерные и ракетные испытания. В конце концов, под давлением со стороны соседних государств южнокорейское правительство было вынуждено закрыть индустриальную зону Кэсон. В результате и в отношениях с Северной Кореей из-за своенравной политики был утрачен самый сильный козырь.

Характеризуя внешнюю политику правительства Пак Кын Хе одной фразой, можно сказать так: обретя уверенность в себе благодаря экономическому росту и другим факторам, Южная Корея развернула своенравную внешнюю политику между таких крупных игроков, как Япония, США, Китай и Россия, но такое поведение среди больших держав лишь заставило её понять ограниченность собственных сил. Демонстративное своеволие действий Южной Кореи усилило настороженность соседних стран, и они стали разыгрывать серьёзные карты для того, чтобы это прекратилось. А когда влиятельные соседи стали играть сильными картами, оказавшаяся в узком пространстве между США и Китаем Южная Корея оказалась лишена возможности выбора во внешней политике. Твёрдые позиции, которые заняли в отношении Южной Кореи и Япония, и Северная Корея, свидетельствуют о том, что в Токио и в Пхеньяне это прекрасно понимают. Таким образом, международная обстановка лишает Южную Корею возможности двигаться в любом направлении.

Новому правительству необходимо добиваться понимания в стране и за рубежом

Каким же образом следует действовать новому правительству? Разумеется, ему необходимо вести работу для того, чтобы вернуть доверие во внешней политике, утраченное за время пребывания у власти правительства Пак Кын Хе.

Для этого в первую очередь необходимо открыть каналы для дипломатии. Как классическим образом иллюстрирует политика в отношении Японии или Северной Кореи, правительство Пак Кын Хе в качестве способа «надавить» на страну-оппонента то и дело пыталось использовать закрытие дипломатических каналов – отказ от встреч на высшем уровне или иных форм дипломатической работы. Но это не привело к изменениям ситуации. Напротив, такой эгоцентризм дипломатической позиции навлек критику со стороны многих стран.

Южной Корее, которая не выделяется среди прочих ни экономическим, ни военным потенциалом, трудно изменять окружающую её международную обстановку силой собственного влияния. Следовательно, если она хочет улучшить ситуацию, нужно взаимодействовать с окружающими государствами. Для этого необходимо в скорейшие сроки проводить встречи на высшем уровне, активно демонстрируя, что новый президент и новое правительство страны являются внешнеполитическим партнёром, заслуживающим доверия. В таком случае окружающие страны, и прежде всего Япония и США, настроенные настороженно по отношению к новому правительству под руководством прогрессистов, вероятно, серьёзным образом изменят своё отношение.

Во-вторых, необходимо воздерживаться от поспешных внешнеполитических сигналов без обсуждения с соседями. До сих пор в Южной Корее внешнеполитический курс неоднократно изменялся в угоду внутреннему общественному мнению. Но даже в рамках демократии внешняя политика ведётся на основе отношений доверия с другими странами, что не допускает односторонней смены курса на основе только лишь внутриполитической ситуации. Тем не менее, в Южной Корее под предлогом поддержки со стороны общества, а также смены политической власти не раз совершали полный разворот внешнеполитической линии. Вследствие этого дипломатическое доверие окружающих стран было серьёзно подорвано и остаётся в таком состоянии и поныне.

Какие конкретные меры следует предпринимать? Самое важное – тщательно разъяснять обществу собственной страны международную обстановку и вести дискуссию, ясно обозначив доступные альтернативы. В политике не подобает, ссылаясь на демократическую систему, отражать в политическом курсе настроения населения без какого-либо обсуждения. Скорее наоборот, именно потому, что система демократическая, населению, которое среди житейских забот не слишком вникает в сложности внутренней и международной обстановки, от правительства требуется ясно, подробно и понятно объяснять своему обществу складывающуюся обстановку; настойчивое ведение диалога приобретает большую важность. Не исключено, что и следующее правительство просуществует недолго, оказавшись в щели между упорствующим общественным мнением и сложной международной обстановкой.

И, наконец, ключевым словом в критике президента со стороны населения при правительстве Пак Кын Хе было «непонимание». Иначе говоря, люди критиковали неспособность Пак Кын Хе искать взаимопонимания с обществом. Понимание не должно быть односторонним – от народа к правительству. Когда правительство тщательно объясняет народу реальное состояние дел, становится глубже понимание в обществе. Разумеется, таким же образом поиск взаимного понимания необходим и в отношениях с соседними странами.

Насколько новому правительству удастся углубить взаимопонимание как во внутренней, так и в международной политике? Это умение нам ещё только предстоит увидеть.

Фотография к заголовку: бывшего президента Пак Кын Хе препровождают к месту предварительного заключения (Yonhap News / Aflo)

  • [08.05.2017]

Профессор отделения международного сотрудничества аспирантуры Университета Кобэ, главный директор НКО «Пантихоокеанский форум». Родился в 1966 году в преф. Осака. Проходил обучение в докторантуре юридических исследований Университета Киото. Доктор юридических наук. В качестве приглашённого профессора работал в Гарвардском университете, Университете Корё, НИИ Сэчжон, Австралийском государственном университете, Вашингтонском университете и др. В числе опубликованных работ: «Становление „авторитарного” режима в Южной Корее» (Канкоку ни окэру кэнъисюгитэки тайсэй но сэйрицу, Минэруба сёбо, 2003, удостоена Премии Сантори, присуждаемой за научные работы в гуманитарной и социальной областях), «Новейшая история Южной Кореи: взлёты и падения президентов» (Канкоку гэндайси — дайторётати но эйко то сатэцу, Тюкосинсё, 2008) и др.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Последние статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости