Каким будет выход из сверхмягкой политики? Банку Японии пора объясниться

Кувабара Минору [Об авторе]

[14.08.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 |

Каким образом Банк Японии намеревается завершать монетарную политику количественного и качественного смягчения? Тема выхода из неё привлекает большое внимание. Рассуждая о вероятном порядке действий, автор статьи, долгое время пишущий на темы монетарной политики, указывает на опасность подмены монетарной политики политикой финансовой, отмечает обязанность Банка Японии объясняться за свои действия и предупреждает о риске удешевления японской национальной валюты.

Четыре десятых всех гособлигаций – в руках Банка Японии

Следствием монетарной политики количественного и качественного смягчения (QQE, см. прим. 1), основным направлением которой стала колоссальная скупка гособлигаций, начатая Банком Японии в апреле 2014 года, стало то, что общая стоимость непогашенных гособлигаций в руках Банка Японии достигла 420 трлн йен (из них 390 трлн – долгосрочные займы). Таким образом, Банк Японии стал обладателем до 40% всех находящихся в обращении гособлигаций. У Федеральной резервной системы США соответствующий показатель составляет 12%, причём и этот уровень резко выделяется среди показателей других центральных банков.

Политику экстремального количественного смягчения, естественно, придётся сворачивать по достижении поставленной Банком Японии цели – двухпроцентного роста индекса потребительских цен. При этом в случае мягкого повышения уровня процентных ставок замешательство на рынке будет незначительным. Однако среди участников рынка широко распространилось опасение по поводу возможного резкого взлёта долгосрочных ставок. В этом случае рост ставок нанесёт удар по доходности финансовых институтов. Поэтому всё громче звучат голоса, призывающие Банк Японии раскрыть детали предполагаемой модели «выхода» и избежать шока, заблаговременно сформировав представления участников рынка по поводу процентных ставок.

Отрицательная учётная ставка – прямой удар по доходности банков

В последнее время наблюдается новое усиление интереса к стратегии выхода. Поводом послужила статья «О монетарной политике Банка Японии», опубликованная в марте Главным управлением по вопросам административной реформы Либерально-демократической партии. В статье высказываются предположения о том, что избыточная задолженность Банка Японии, связанная с владением колоссальным количеством гособлигаций, может вести к утрате доверия к йене, а затем и к Японии в целом; о том, что рост ставок по резервным депозитам может вести к сжатию доходности финансовых институтов, а резкое повышение ставок по гособлигациям может препятствовать задаче оздоровления государственных финансов. Сейчас выдвигаются самые разные аргументы за и против этих предположений.

К тому же, ситуация такова, что сама по себе скупка гособлигаций на сумму до 80 трлн йен в год (в настоящий момент её уровень составляет порядка 60 трлн йен) становится для Банка Японии всё более затруднительной. Эта величина уже превысила ежегодный объём выпуска правительством новых госзаймов, и без такого мощного фактора как вытягивание облигаций со вторичного рынка за счёт отрицательной учётной ставки было бы невозможно достичь целевого объёма покупки уже в нынешнем состоянии.

Естественно, приобретая госзаймы с отрицательной учётной ставкой, Банк Японии понесёт убытки при их погашении. Это порождает сомнения в устойчивости такого рода политики. В любом случае, поскольку очевидно то, что в какой-то момент в нынешней политике придётся поставить точку, возникает вопрос о том, каким будет порядок действий по выходу? Требования участников рынка понятно сформулировать предполагаемую модель выхода вполне резонны.

Более того, происходит распространение негативного воздействия программы QQE. К примеру, из-за длительности политики нулевых или отрицательных учётных ставок сокращается размер прибыли финансовых институтов, что оказывает давление на доходность. Уменьшение буфера для снижения риска лишает банки ресурсов для выдачи новых кредитов.

К тому же, поскольку с рынка обращения ценных бумаг выведен столь колоссальный объём гособлигаций, сократилось количество ежедневно совершаемых сделок, и на японском рынке происходит нивелирование такого важного индикатора как долгосрочная процентная ставка. Процентная ставка по государственным облигациям – ценным бумагам, пользующимся наиболее высоким доверием, перестаёт быть заслуживающим доверия индикатором. Без такого индикатора долгосрочных ставок предприятия лишаются базиса для определения процентных ставок при выпуске корпоративных займов. То же самое можно сказать и о ставках по ипотечным займам. Это ведёт к нестабильности управления финансами предприятий, а финансовые институты неминуемо будут проявлять меньше охоты к долгосрочному кредитованию.

Обещанные два года уже прошли

Изначально политика QQE вводилась как краткосрочный курс на два года. Однако такие резкие изменения окружающих факторов, как снижение цен на сырую нефть, вынуждали делать его всё более и более долгосрочным. Целью политики ставится достижение двухпроцентного роста потребительских цен, однако и сегодня, по прошествии более чем четырёх лет, индекс потребительских цен находится в зоне, близкой к нолю. Вероятно, Банк Японии будет продолжать политику QQE до тех пор, пока он будет упорствовать в достижении поставленной двухпроцентной цели.

Однако приходит время спокойно поразмыслить о том, следует ли считать эти два процента абсолютно обязательной целью. Двухпроцентный рост цен явно не достигнут, зато реализована изначальная невысказанная цель политики QQE – удешевление йены и повышение котировок акций (объяснениями о том, что данный курс является внутринациональной финансовой политикой, а не политикой манипулирования курсом валюты, Курода Харухико успешно убеждал управляющих зарубежных центральных банков).

Абэномика также заслужила оценку именно за этот результат, а не за реализацию целевого двухпроцентного роста индекса потребительских цен. Поскольку вероятность возникновения дефляционной спирали в экономике исчезла, не пора ли рассмотреть в качестве одного из вопросов политики Банка Японии пересмотр в сторону понижения целевого показателя индекса потребительских цен?

В апрельском докладе «Перспективы ситуации в экономике и цен» Банк Японии уверенно заявляет: «Что касается сроков достижения уровня порядка двух процентов, с большой вероятностью это произойдёт в середине прогнозного периода (примерно в 2018 финансовом году). После этого можно ожидать стабильного сохранения изменения приблизительно на двухпроцентном уровне». Усреднённый прогноз членов политического совета Банка Японии также составляет +1,7% на 2018-й финансовый год и +1,9% на 2019-й.

Однако, как становится понятно при взгляде на приведённую схему, с 2017 года траектория существенно изламывается, демонстрируя форму, которую вряд ли можно продолжать считать реалистичной. При этом этот прогноз индекса потребительских цен Банк Японии изменял уже пять раз. Продолжает ли хоть кто-то верить этим прогнозам?

  • [14.08.2017]

Старший редактор nippon.com. Родился в 1952 году в Токио. После окончания юридического факультета Университета Тюо поступил на работу в НИИ финансовой политики, где работал в качестве заместителя начальника секретариата, главным редактором и издателем еженедельника «Кинъю дзайсэй дзидзё». В нынешней должности с 2017 года.

Статьи по теме
Последние статьи

Популярные статьи

Хроники Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости