Очерки Япония в истории Восточной Азии — от Средневековья до Нового времени
Евразия и Япония от монголов до маньчжуров (2): китайские империи Мин и Цинь

Сугияма Киёхико [Об авторе]

[09.02.2016]

Историки часто рассматривают Японию в сугубо восточноазиатском региональном контексте, включающем Китай, Корею и Японию. Сугияма Киёхико помещает японскую историю в более масштабный контекст истории Евразии, выявляя новые грани истории Японии в Средние века и в начале Нового времени.

Расцвет и падение империи Мин

Монгольская империя представляла собой высшую точку развития государства кочевников, но она не смогла преодолеть врожденные недостатки, присущие такому типу управления. Кочевой народ, живущий в суровых условиях, всегда выбирал себе сильных и способных лидеров. Вожди кочевников выбирались за их качества – закона наследования для обеспечения преемственности власти не существовало. Кроме того, кочевники, основу богатства которых составляли домашние животные, привыкли делить собственность между множеством наследников. Традиция не исчезла даже после создания обширной империи – каждый вождь кочевников продолжал дробить свои владения между сыновьями и другими родственниками мужского пола. Это привело к постепенному ослаблению центральной власти в XIV веке, а постоянные конфликты из-за прав наследования подточили связывавшую государство в единое целое власть Юань и других монгольских государств по всей Евразии. Проблемы империи усугубил также ряд стихийных бедствий (в том числе и эпидемия чумы, «Чёрная смерть» в Европе), разразившихся в Евразии в XIV веке и дестабилизировавших государственное управление на всём континенте. В Китае вспыхнуло восстание под предводительством секты Белого Лотоса, которое завершилось в 1368 году победой, после чего новым императором провозгласили одного из предводителей восстания, Чжу Юаньчжана (1328-1398). Под именем Хунъу он основал династию Мин, сделав своей столицей Нанкин.

В китайской династической истории 1368 год считается окончанием власти Юань и началом правления династии Мин, однако же при объективном рассмотрении с точки зрения более широкой евразийской перспективы появление Мин не означало конца династии Юань. Когда юаньский двор покинул Даду и отступил в монгольские степи, Мин просто отказалась от территорий к югу от Великой стены. Земли, контролировавшиеся Северным двором, который часто называют Северной Юань, были по размерам сравнимы с государством, основанным Чингисханом. Кроме собственно Монголии, расположенной к северу от Китая, ряд монгольских вождей также контролировал территории, граничащие с ним на северо-востоке (Маньчжурия), на западе (Ганьсу), и на юго-западе (Юннань).

При взгляде на политическую карту Евразии в начале правления династии Мин станет заметно, что Китай находился в боевой готовности и в изоляции. Хотя ему удалось вытеснить Северную Юань за пределы Великой стены, сохранялась опасность вторжения по суше, а на море Китаю приходилось вести борьбу с набирающими силу вако («японскими пиратами») – шайками пиратов, обосновавшимися на островах вблизи Кюсю. Когда император Хунъу посылал миссии в Корё, Японию и Рюкю, якобы с сообщением о своём воцарении и запросами о выплате дани, в действительности он лишь подтверждал этим слабость новой власти, обращаясь к менее значительным государствам с просьбой о его признании и помощи в борьбе с пиратством.

После потомков Хубилая в Северной Юань к власти пришла другая ветвь монгольского правящего рода и продолжилось ослабление власти Великих ханов, сопровождаемое чередой переворотов и контр-переворотов, которые устраивали соперничающие за власть военные лидеры. И всё же, несмотря на все эти внутренние конфликты и борьбу за власть, Северная Юань оказывала успешное сопротивление армиям Мин, а Великая стена, фортификационные сооружения которой перестраивали и укрепляли с самого начала воцарения Мин, стала фактически государственной границей Китая.

Чтобы противостоять этим угрозам, в начале своего правления Мин ввела весьма необычную практику, объявив коммерческие сделки и торговлю с зарубежными партнёрами прерогативой государства. В этих условиях единственной законной формой международной коммерции был обмен товарами (подарками) с зарубежными миссиями, привозящими дань. Частная торговля с иностранцами была запрещена. Следуя такому принципу единства экономики и политики, к началу XV века империи Мин удалось устранить угрозу нападений на побережье, однако это не решило всех проблем. Монголы на севере активно использовали военное давление, добиваясь для себя торговых прав, и к концу XV века, когда в регионе оживилась морская торговля, соблазн получения прибыли оказался сильнее страха перед законом.

Власть в приморском регионе постепенно начала переходить в руки тех, кто мог накапливать богатства, получаемые от торговли, и использовать их для того, чтобы устранить конкурентов силовым путём. В Японии эта тенденция проявилась в соперничестве даймё в период «Воюющих провинций», Сэнгоку (1467-1602). В итоге три военных лидера – Ода Нобунага, Тоётоми Хидэёси и Токугава Иэясу – объединили страну военной силой. В Китае периода Мин торговля вдоль юго-восточного побережья и северной границы принесла несметные богатства местным землевладельцам, торговцам и другим деятелям, которые номинально сохраняли верность династии Мин, но всё менее зависели от её контроля. То же происходило и с требовавшими постоянного государственного финансирования гарнизонами укреплений, призванных защищать границы и побережье. Наиболее ярко иллюстрирует этот период жизнь и карьера Чжэн Чжилуна (1604-1661), который был торговцем, затем контрабандистом, наконец, стал адмиралом, и, контролируя торговлю в Восточно-Китайском море, накопил огромный капитал.

На севере монгольский правитель Алтан-хан (1507-1582) совершил ряд походов против Мин и добился предоставления прав торговли. Хухэ-Хото, город на юге монгольских владений, который Алтан-хан сделал своей столицей, стал важным торговым центром. Стремление наладить торговлю с Китаем стало одной из причин, побудивших Тоётоми Хидэёси (1537-1598) предпринять в 1592-1598 годах несколько неудачных попыток завоевания Кореи. В этом смысле вторжение Хидэёси было сопоставимо с походами, которые проводил Алтан-хан, но если последнему удалось установить впоследствии мирные отношения с династией Мин, то мечтам Хидэёси не суждено было сбыться. Однако едва Китай избавился от этих угроз, как из маньчжурских степей появилась новая – вождь чжурчжэней и основатель династии Цинь, Нурхаци (1559-1626).

Цинь как евразийская империя

Чжурчжэни, тунгусские племена Маньчжурии, ранее основали государство династии Цзинь на севере Китая, однако впоследствии его территории контролировались империей Юань, а затем Мин. Ситуация начала меняться в XVII веке, в период активного развития торговли между Китаем и Маньчжурией, откуда в Китай везли меха и женьшень, то есть предметы роскоши, пользовавшиеся спросом у богатых людей империи Мин. Доходы от этой торговли способствовали появлению могущественных маньчжурских военных лидеров, соперничавших друг с другом в борьбе за влияние. Впоследствии один из них, Нурхаци, объединил чжурчжэньские племена и провозгласил себя императором новой династии, Поздней Цзинь. Его сын и наследник, Абахай (1592-1643), захватил южную часть Монголии и подчинил чахаров, наследников династии Северная Юань. После этой победы он дал чжурчжэням имя «маньчжуры» и в 1636 году провозгласил себя императором династии Цинь. Таким образом, чжурчжэни унаследовали и восстановили то Великое ханство, которое существовало во времена Чингисхана и Хубилая. В 1644 году, когда Мин пала в ходе гражданских беспорядков, маньчжуры перешли Великую стену и захватили Пекин, объявив его столицей Цинь. Так маньчжурская династия Цинь оказалась у власти в Китае.

Беспорядки в континентальной Азии затронули и Японию. После падения Пекина силы, сохранившие верность Мин, укрепились в южных районах Китая, которые в совокупности стали называться Южная Мин. Однако лоялисты были не в силах преодолеть внутренние противоречия, и в ходе следующих нескольких лет наступающие армии Цинь захватывали их владения одно за другим. Одно из таких владений, Фучжоу в провинции Фуцзянь, возглавлял Чжэн Чжилун, пират, купец и адмирал при династии Мин, которого мы уже упоминали. Дважды, в 1645 и 1646 годах, он отправлял посланников в Японию с просьбами о военной помощи, но сёгун Токугава Иэмицу (1604-1651) после консультаций с советниками оба раза отказал ему. Он счёл неразумным посылать большую военную силу за море для поддержки гибнущей династии, с которой Япония не была связана обязательствами, в то время, когда Цинь уже контролировала весь север и центр Китая. Однако для Японии события на этом ещё не закончились. Даже после того, как Чжэн Чжилун сдался Цинь, сопротивление продолжил его сын, Чжэн Чэнгун (1624-1662), также известный как Коксинга. Он родился на острове Хирадо (преф. Нагасаки) от матери-японки, и его подвиги вдохновили Тикамацу Мондзаэмона на создание известнейшей драмы для кукольного театра Бунраку.

Коксинга, возглавивший морские силы лоялистов, совершил серию рейдов на занятые Цинь территории на юге страны, а также отправил посланников в Японию с просьбами военной помощи. В 1661 году, за год до того, как циньские власти пленили последнего претендента на трон Мин, Коксинга занял Тайвань, изгнал оттуда голландцев и создал администрацию, сохранявшую верность Мин. Тайваньские лоялисты продолжали сопротивление на протяжении следующих двух десятилетий.

В конце концов в 1683 г. император Канси (1654-1722), четвёртый в династии Цинь и второй император этой династии, чья власть распространялась на всю территорию Китая, уничтожил флот Чжэна и захватил Тайвань. Канси также пришлось оборонять северо-восточную границу от российских войск, где он остановил экспансию Российской Империи к реке Амур и получил контроль над долиной Амура в результате Нерчинского договора, заключенного в 1689 г. А в это время в центре Евразийского континента зрела новая угроза – быстро набирало силу Джунгарское ханство, созданное западными монголами.

Для Японии же, островной страны, отделённой от Евразии морем, 1680-е годы стали началом долгого периода мира, сменившего годы восстаний в Китае и на близких к ней островах. В самой же Евразии этот период ознаменовался началом «большой игры», включавшей вооружённую конфронтацию и дипломатическое маневрирование между тремя империями, боровшимися за контроль над центральной частью континента – династией Цинь, Российской империей и Джунгарским ханством. Причина запрета Канси на плавание в южных морях, введенного в 1717 г., в мирное время, заключалась в желании укрепить береговую оборону, чтобы вести войну с Джунгарским ханством на западе. Для такой огромной континентальной империи, как Цинь, оборона на суше и на море были неразрывно связаны друг с другом.

Период напряжённости закончился с падением Джунгарского ханства в 1755 г., при императоре Цяньлуне (1711-1799). С захватом этой «Новой территории», Синьцзяна, как назвал её Цяньлун, границы Циньской империи расширились до своего максимума. Возглавлявшая огромную полиэтническую империю Циньская династия, происходившая от маньчжурских правителей, могла смело претендовать не только на звание китайских императоров, но и на титул Великого хана монголов. Для жителей окраин император был защитником ислама и тибетского буддизма, а для ханьцев и народов, живущих в странах-данниках Китая, он воплощал конфуцианскую доктрину и традиции.

История Евразии как зеркало

В этом кратком обзоре мы показали, что Япония вовсе не была изолирована от преобразований, происходивших на материке, как и не была пассивным объектом материкового влияния.

Одним из главных изменений в мировой истории стал перенос главного театра действий с суши на море. Это относится не только к европейским морским завоеваниям, но и к Азии, где после периода расцвета кочевых народов, высшей точкой которого стала Монгольская империя, наступило время морской торговли и военных действий на море. В японской истории проявлением этой тенденции стало появление вако, военные достижения Тоётоми Хидэёси и становление сёгуната Токугава. Глядя с позиции современности, мы видим, что обширная территория Китайской народной республики унаследована ею от маньчжурской династии Цинь, которая, в свою очередь, унаследовала свою обширную и сложную империю от монголов.

В этом, и во многом другом история Евразии становится зеркалом, в котором и Япония, и Китай могут увидеть себя в новом свете.

Фотография к заголовку: Кыргызские послы привели лошадь в дар императору Цяньлуну (wikimedia)

(Статья на японском языке опубликована 27 января 2012 г.)

  • [09.02.2016]

Доцент Института общих гуманитарных исследований Токийского университета. Родился в 1972 г., получил докторскую степень в Университете Осака в 2002 г., работал доцентом в Университете Комадзава. Автор книги «Что представляла собой династия Цинь?» (Синтё то ва нани ка, в соавторстве).

Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

Очерки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости