Очерки Япония в истории Восточной Азии — от Средневековья до Нового времени
Айны на Охотском море в Средние века и Новое время

Кикути Тосихико [Об авторе]

[13.11.2013] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 |

История побережья Охотского моря острова Хоккайдо второй половины 18 и начала 19 вв. связана с Японией. Однако нельзя игнорировать богатую историю айнов и до этого периода.

Охотское море на севере и северо-востоке Хоккайдо не играло существенной роли в письменной истории Японии до второй половины восемнадцатого века, когда начались столкновения между русскими, продвигавшимися на юг через Курильские острова, и японскими поселенцами, пытавшимися вытеснить их. Но археологические свидетельства и хроники других стран позволяют сделать вывод, что айны Хоккайдо курсировали через Сахалин, Курилы, Камчатку и взаимодействовали с другими северными народами ещё в тринадцатом веке.

XIII век: освоение Сахалина айнами

Строки 4-6 справа описывают подчинение куги в одиннадцатом месяце 1264 г. (первый год эпохи Юань, знаменующий начало правления Хубилая). Из «Юань ши», свиток 5

В 1263 г. Хубилай, пятый хан Монгольской империи, завладел низовьями Амура, подчинив своей власти чжурчжэней и нанайцев, а также нивхов, живших около устья Амура и на противоположной стороне пролива, Сахалине. Согласно «Юань ши», официальной истории династии Юань под управлением Монголии, Хубилай завоевал «куги» Сахалина в 11 месяце 1264 г. В документах записано, что монголы напали на «куги», когда «гилими» (яп. Кицуримэй), уже подчинившиеся монгольской армии, пожаловались, что «куги» вторглись на их территорию.

Нанайцы нижнего Амура называли нивхов «гилими» (吉里迷 – китайское написание). Русские, начавшие освоение региона XVII в., называли их гиляками. В наше время в устье Амура и на северном Сахалине до сих пор проживает около 4500 нивхов.

Нивхи называли айнов «куги». Во времена династии Юань это название записывалось иероглифами 骨嵬.

Среди тунгусских народов нижнего Амура название айнов произносилось как «куи» и в эпоху династии Мин (1368–1644) было записано иероглифами 苦夷.

Около 2500 айнов проживали на юге Сахалина во второй половине эпохи Эдо (1603–1868 гг.). С 1905 по 1945 гг., когда южный Сахалин был под управлением Японии, население айнов составляло около 1500 человек.

До недавнего времени учёные считали, что айны проживали на Сахалине с древности. Однако недавние археологические исследования показали, что в XIII веке Сахалин населяли нивхи. Археологические находки, в сочетании с данными «Юань ши», указывают на тот факт, что на самом деле айны продвигались с юга, т. е. с Хоккайдо на Сахалин, в процессе вытесняя нивхов на север.

В марте 1265 г., когда куги напали и убили воинов гилими, монголы заручились поддержкой куги, предложив им провизию, оружие и шлемы. Несмотря на все неприятности, что воины айнов доставили монголам, последние стремились привлечь айнов на свою сторону мирным путём.

Вскоре после основания династии Юань в Китае в 1271 г., Хубилай послал две экспедиции на Сахалин в 1272 и 1273 гг. с целью подчинения куги, но, очевидно, юаньские воины не смогли пересечь пролив. Только после трёх крупных экспедиций в 1284, 1285 и 1286 гг. монголам, наконец, улыбнулась удача. Несмотря на поражение, куги снова поднимали восстание против монголов и переходили Татарский пролив, чтобы напасть на материк в 1296, 1297 и 1305 гг. Наконец, в 1308 г. куги подчинились и согласились обеспечивать монгольских правителей ежегодной данью в виде мехов и шкур.

XV век: куи и династия Мин

Таким образом, айны Сахалина продолжали столкновения с монгольскими и юаньскими армиями в течение более четырёх десятков лет. Согласно хроникам, айнов было настолько сложно подчинить, что потребовалось 10 тысяч солдат и тысяча кораблей, чтобы одержать победу в 1286 г. Эти цифры, без сомнения, завышены, но они являются доказательством упорного противостояния айнов.

При династии Мин был построен форпост и буддийский храм Юннинсы в Нургане (пос. Тыр) около устья реки Амур. Именно в Нургане айны платили дань

В 1368 г. монголы были вытеснены из Китая. Династия Мин (1368–1644 гг.) взяла под контроль низовье Амура в 1387 г., а в 1411 г. император Чжу Ди послал войска, чтобы построить форпост в Нургане, около устья Амура. В 1413 г. китайцы построили Юннинсы, буддийский храм в районе современного посёлка Тыр, в 153 км от устья реки. Храм был уничтожен местными племенами и нивхами, но был восстановлен в 1433 г.

В Нургане китайцы также воздвигли стелу, на которой была высечена история форпоста и храма. Согласно тексту на ней, посланники племён из низовья Амура и от куи, что жили через Татарский пролив, т.е. сахалинские айны, приходили в Нурганский форпост и принимали одежду, орудия производства и продовольствие в качестве подарков от императорского двора. Подарки такого рода указывают на то, что получатели соглашались преподносить дань минскому форпосту.

Юннинсы позже был разрушен, но в период между 1995 и 2000 гг. команда археологов из Владивостока раскопала буддийские скульптуры, монеты, краеугольные камни и большое количество черепицы эпохи Мин.

XVII век: торговля Хоккайдо с Сахалином и Курилами

Многому в нашем знании об айнах начала XVII века мы обязаны трудам иезуитских миссионеров. Итальянский миссионер Джироламо (Джеронимо или Джером) де Анжелис прибыл в Японию в 1602 г. После нескольких лет в Киото и Сумпу он отправился на север в Сэндай в 1615 г. и широко проповедовал в регионе Тохоку. В 1618 и 1621 гг. он посетил Хоккайдо, в то время известный как Эдзо, и написал две детальные хроники, описывавшие людей и землю этого региона, для настоятеля своего монастыря.

Португальский миссионер Диого (также известный как Диего) Карвальо прибыл в Японию в 1609 г. После проведенного времени в Амакусе на о-ве Кюсю, в 1617 г. он присоединился к де Анжелису в Сэндае и проповедовал в Тохоку. Карвальо также посетил Хоккайдо дважды в 1620 и 1622 гг. и написал путевые заметки о своём путешествии на «Землю Эдзо» в своей переписке с собратьями-иезуитами.

(1) Отчет де Анжелиса

Де Анжелис останавливался в Мацумаэ, японском городе-крепости на самой южной точке Хоккайдо. Здесь он встретил айнов, которых японцы называли эдзодзин, и у них собирал информацию о Земле Эдзо, которую он включил в свои отчёты. Ниже я представляю пересказ некоторых ключевых моментов.

Каждый год эдзодзины из Мэнаси, к востоку от Эдзо, прибывают в Мацумаэ на сотне лодок, наполненных лососем и сельдью. Они также привозят много шкур зверя, называемого ракко (морская выдра), который походит на соболя. Ракко обитают на Раккодзиме (остров Морской выдры), на Эдзо, и эдзодзины из Мэнаси плавают на Раккодзиму, чтобы выменивать шкуры. По соседству с Раккодзимой есть много островов. Их обитатели не так белокожи или волосаты, как эдзодзины (Де Анжелис описывает эдзодзинов косматыми, с длинными волосами ниже плеч). В прошлом году двое островитян были в Мацумаэ, но никто не мог понять их язык (из этих деталей мы можем заключить, что они не были айнами).

Де Анжелис также пишет, что эдзодзины, проживавшие на севере Эдзо, в Тэсио, приходили в Мацумаэ на кораблях, в которых были различные товары, особенно много было изысканного шёлка тонкого плетения, напоминавшего ткани из Китая. Ко второму отчёту де Анжелис приложил карту, описывавшую Землю Эдзо огромным островом к северу от Хонсю (см. рис.)

Ранняя карта Эдзо, нарисованная иезуитским миссионером Джироламо де Анжелисом, описывает Хоккайдо огромным островом к северу от Хонсю и находящимся недалеко от Кореи или северо-восточного Китая. (под ред. Hubert Cieslik, Hoppō tankenki: Genna nenkan ni okeru gaikokujin no Ezo hōkokusho (“Исследование Севера: Описание Эдзо иностранцами в эпоху Гэнна”) Tokyo, Yoshikawa Kōbunkan, 1962)

Западная точка острова, соответствующая региону Тэсио, лежит через пролив от Азиатского континента, предположительно Кореи или северо-восточного Китая. Возможно, это привело к тому, что де Анжелис предположил, что ткани, привезенные с Тэсио, были завезены напрямую из Китая. Однако поскольку нам известно, что куи, т.е. сахалинские айны, получали шёлковые одежды и подобные предметы в обмен на дань, которую они платили в форпост династии Мин в Нургане, более вероятным представляется, что ткани поступали в Эдзо через Сахалин.

XVII век: русское освоение Камчатки 

В XVII веке, во время освоения Российской империей восточных территорий, русские исследователи и первопроходцы углубились еще дальше в Сибирь и, наконец, достигли Камчатки в конце века. В 1697 г. Владимиру Атласову было приказано исследовать полуостров и определить, как далеко он вытянут на юг. В центральной Камчатке он столкнулся с местными камчадалами, а на самом юге полуострова ещё с одним племенем, у которого черты лица были другие. Атласов назвал их курильцами. Но, пожалуй, можно смело утверждать, что это тоже были айны.

Атласов отчитался о своей экспедиции по прибытии в Якутск, где в среднем течении реки Лена располагался главный сибирский форпост правительства. В этом отчёте он указал, что суда прибывали на Камчатку с южных островов и привозили керамику, хлопковые ткани и другие товары курильцам на Камчатке. Когда российское правительство осознало, что к югу от Камчатки есть острова, оно приказало Якутскому форпосту исследовать их. В 1711 г. Иван Козыревский прибыл на первый остров Шумшу, а в 1713 г. на второй – Парамушир. На Парамушире он видел местных островитян, а также случайно встретил другого приезжего, которого звали Шатаной, он был торговцем с южного острова Итуруп. Шатаной был соотнесен с племенем, с которым Атласов столкнулся на Курилах, т.е. с айнами. От Шатаноя Козыревский получил подробную информацию, которая послужила основой доклада, представленного в Якутск. Отчёт даёт развернутую картину оживлённой торговли, осуществляемой айнами через морскую торговую сеть начала XVII в., охватывающей самый юг Камчатки, Курилы и Хоккайдо.

XVIII век: торговля айнов с Камчаткой

Ниже приведено описание Курильских островов Козыревским (пересказ).

Первый остров, Шумшу, населяют курильцы. Курильцы южных островов приезжают туда и увозят шкуры морской выдры, лисицы и орлиные перья для стрел. Второй остров, Парамушир, также населяют курильцы. Курильцы с удалённых островов тоже приезжают сюда, привозя шёлковые и хлопковые ткани, мечи, глиняную посуду и керамику. Курильцы живут и на третьем острове, Онекотане. Люди с этого острова ходят на Камчатку, чтобы купить шкуры морской выдры и лисицы и отвезти их на дальние южные острова. Народ Онекотана также владеет языком Камчатки, поскольку торгует и вступает в брачные союзы с камчадалами. Мужчины женятся на камчадалках, и камчадалы выдают своих дочерей замуж за курильцев. Пятый остров, Шиашкотан, также торгует с курильцами, которые приходят с южного острова Итуруп. Этот остров – место встречи людей северных и южных островов, которые торгуют друг с другом (см. рис.).

Торговые пути, соединяющие Хоккайдо, Курильские острова и Камчатку в XVII и XVIII вв. Айны регулярно доходили до п-ова Камчатка через Курильские острова, чтобы получить товары, которые они позже продавали в Мацумаэ, на южной точке Хоккайдо.

Жители дальнего южного острова Уруп путешествуют на Кунашир к югу, где покупают шёлк и хлопок, чтобы обменять их на шкуры морской выдры и лисы, и орлиные перья на Парамушир и Шумшу. Далее на юг расположен Итуруп, жители которого едут торговать на Камчатку (эта информация, без сомнения, была получена напрямую от Шатаноя). Народ на Итурупе тот же, кого японцы называют эдзодзин.

Далее на юг находится Кунашир, куда приходят торговцы из южного Матмая на мелких судах и продают шёлк, хлопок и посуду в обмен на живых орлов и орлиные перья. Матмай пятнадцатый и последний остров и он крупнее всех остальных. Его населяют эдзодзины, или курильцы. На юго-западном побережье этого острова расположен город Матмай, построенный и заселённый японцами. В Матмае эдзодзины покупают японский шёлк, хлопковую ткань, мечи, глиняную посуду и глазурированные керамические изделия, которые они привозят на Кунашир и обменивают на шкуры морской выдры, лисы и орлиные перья.

Определённо, город Матмай был японским поселением Мацумаэ, и остров Матмай был сам Хоккайдо.

Из описания Козыревского понятно, что в начале XVIII века айны проживали на территории всей цепи Курильских островов, и что их торговая деятельность объединяла Хоккайдо не только с Курильскими островами, но и с Камчаткой. Более того, хроники де Анжелиса и Карвальо предполагают, что торговля уходит корнями как минимум в начало XVII века.

Де Анжелис также упоминает появление двух чужаков с острова Раккодзима, говоривших на языке, отличном от языка эдзодзинов. На основании описания Козыревского, они были, скорее всего, камчадалами. Эта информация служит доказательством активного передвижения в районе Охотского моря в XVII и XVIII веках и указывает на взаимодействие, в котором айны играли ключевую роль.

  • [13.11.2013]

Почётный профессор Университета Хоккайдо. Родился в 1943 г. Защитил кандидатскую диссертацию по литературе в университете Хоккайдо, где преподавал историю Евразии и археологию. Его работы включают в себя «Исследование древних культур Северо-восточной Азии», «Исследование древних культур Охотского моря», «Древняя история Охотска», «История и культура Северо-восточной Азии» и др. Обладатель премии Хамады Сэйрю (1997 г).

Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

Очерки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости