Очерки Япония в истории Восточной Азии — от Средневековья до Нового времени
Была ли Япония изолирована? (3)
Торговля с Кореей, Рюкю и Эдзо

Арано Ясунори [Об авторе]

[29.06.2015]

В период Эдо (1603-1868) Япония вовсе не была такой уж «закрытой» страной и поддерживала активные связи с окружающим миром. Исследования историка Арано Ясунори позволяют по-новому взглянуть на международные отношения Японии, на комплексную систему торговли и дипломатии, с помощью которой сёгунат Токугава обеспечивал состояние мира, процветания и независимости в течение двух с половиной веков.

Торговля через другие «порталы»

Здесь мы рассмотрим, как шла торговля с Кореей, Рюкю и Эдзо через другие три «портала». Можно выделить два основных типа этой торговли. Во-первых, это обмен товарами, производившимися в этих странах и регионах, на японские товары. Во-вторых, обменивали и товары, приходившие туда из Китая, такие как шёлк-сырец, на японские продукты, – например, серебро. В ходе торговли через эти три «портала» Япония ввозила товары с китайского рынка, а Китай получал японские товары. То есть японский рынок был связан с китайским не только напрямую через Нагасаки, но и через Рюкю, Корею и Эдзо.

Как же формировалась такая структура торговли? Благодаря экономическому развитию Китая и окружающих его стран, система торговли, основными товарами которой были китайский шёлк-сырец и японское серебро, установилась уже к началу XVI века. Однако торговая система с принесением дани от Японии империи Мин стала давать сбои, пока совсем не прекратилась в 1557 году. На смену этой системе торговли на государственном уровне пришла торговля по обходным путям, через Корею, Рюкю и т. п., а также торговали частные вооружённые приморские формирования (пираты) и европейские (португальские и испанские) суда.

В качестве меры противодействия пиратской торговле китайское правительство ослабило ограничения на выезд, и с 1567 года частные китайские торговые суда стали ходить в Юго-Восточную Азию. В Японию заходить они ещё не могли, и обмен китайского шёлка и японского серебра происходил на Тайване, Филиппинах и других портах Юго-Восточной Азии. Японцы также посещали эти порты, и там возникли японские поселения.

Для обеспечения стабильности и упорядочивания этого торгового пути Токугава Иэясу установил систему кораблей с «красными печатями», то есть получивших разрешение на торговлю от правительства. Кроме того, несмотря на запреты китайского законодательства, для закупки серебра многие китайские торговцы переезжали в Японию, и в разных районах Кюсю и в других местах появилось множество китайских поселений, тодзин мати (Рис. 3). В Нагасаки, открытом в 1571 г. для захода португальских судов, также находился такой китайский квартал, а с ужесточением запретов на въезд и выезд из страны при сёгунах Токугава в 1635 г. пребывание китайцев было ограничено только данным кварталом в Нагасаки. В связи с этим и функции, и население других китайских поселений Кюсю перетекли в Нагасаки, откуда контролировалась морская торговля с Китаем. Так и сформировался «портал Нагасаки».

Много различных политических сил, которые были связанны с торговлей в Китайском море, ожесточённо боролись за японский рынок, но японское сёгунское правительство, стремившееся к стабильности импорта необходимых товаров, проводившее последовательную политику запрета христианства и не желавшее вступать в международные конфликты, а также учитывавшее лояльность к японскому правительству, выбрало китайцев и голландцев. Была отменена система «кораблей с красной печатью» как возможный канал проникновения христианства и источник международных конфликтов.

Кстати, почти все законодательные акты по «изоляции страны», являются административными ограничениями сёгунского правительства, касающимися юрисдикции властей Нагасаки. Отсюда ясно, что те ограничения, которые воспринимались как запреты для всех японцев выезжать за пределы страны, относились только к регионам, контакты с которым контролировались властями Нагасаки, то есть Юго-Восточной Азии. Это видно, например, по тому, как на протяжении всего периода Эдо в корейском Пусане постоянно жило более 500 японцев, и немалое их количество было в Эдзо и Рюкю.

Как менялся ассортимент товаров?

Вернёмся к рис. 2. В примечаниях видно, что с течением времени ассортимент товаров во внешней торговле Японии менялся. Большие перемены происходили дважды. Первый раз – когда из-за экономического развития Японии и снижения добычи серебра экспорт серебра был прекращён, а потому остановился импорт китайского шёлка-сырца (длинноволоконной высококачественной шёлковой нити) и корейского женьшеня. Основными экспортными товарами стала медь и морепродукты (правда, Голландия морепродукты не покупала). Изменился и импорт, теперь стали ввозить сахар, лекарственные препараты, то есть товары повседневного спроса. Сложившаяся к началу XVI века система торговли, определявшая международные отношения в Восточной Азии, перестала существовать.

Вторая перемена связана с формированием японского рынка торговли с Эдзо, Рюкю и Кореей, независимого от китайского. Ф. фон Зибольд, оставивший подробные заметки о Японии и окружающих её странах 1823-1829 годов, в своей книге «Ниппон» (1832-1851 гг.) делает три вывода:

1) Япония в широком смысле «сформировала отдельный мир», и даже без торговли с Европой её народ может жить безбедно;

2) торговля с Китаем едва ли стоит упоминания, но помогает сохранять связи со «старым миром» и получать необходимые японскому народу товары;

3) Япония ведёт активную торговлю с сопредельными странами и подконтрольными территориями, такими как Корея, Рюкю, Эдзо, которые, по сути, являются колониями.

Первый из этих выводов соответствует «японоцентричной системе», о которой я упоминал. Второй подтверждает тезис о том, что Япония была независимой от китаецентричной системы и торговли с Китаем. Третий вывод Зибольда говорит о торговле с окружающими странами и территориями как экономической основе независимости, то есть о том, что японский рынок вполне сформировался.

Между первым и вторым изменениями рынка, то есть в течение XVIII века, в качестве реакции на первое изменение, то есть на невозможность более импортировать те товары, которыми в основном торговали до XVII века (шёлковая нить, женьшень), произошёл важный сдвиг – в Японии научились их производить, и развилось производство и технологии, связанные с ними. Это, в свою очередь, привело к падению цен на сахар, который был важным продуктом импорта из Китая и Голландии, а также на тростниковый сахар, который поставляло княжество Сацума из Рюкю и с островов Амами. С другой стороны, японский рынок стал всё более зависеть от Эдзо как основного источника удобрений, и от поставок с Рюкю и Амами тростникового сахара, который широко использовался народом. Эти земли попадали под более жёсткий контроль, и не будем забывать о том, что формирование зрелого японского рынка во многом базировалось на эксплуатации айну в Эдзо, народов Рюкю и особенно населения островов Амами.

Преувеличенная роль торговли с голландцами

При упоминании международных отношений Японии в период Эдо многие сразу же вспомнят контакты с голландцами через Нагасаки. Однако если посмотреть на действительные объёмы торговли, то торговля с голландцами составляла всего лишь треть от китайской, и количество людей, на самом пике, в XVII веке, составляло несколько десятков человек, а в XVIII веке немногим более двух десятков, причём включая африканских и азиатских слуг. До второй половины XVII века торговля с Японией была для голландской Ост-Индской компании золотой жилой, но после того, как в 1662 году Чжэн Чэнгун (Коксинга) изгнал голландцев с их торговой базы на Тайване, через который они вели торговлю в Китайском море, а из Японии стало невозможно вывозить серебро, прибыль резко упала, и с XVIII века компания уже начала сомневаться в необходимости продолжать торговлю. Дневники глав голландских миссий в Нагасаки пестрят жалобами на скудость прибылей от торговли. И всё же, несмотря на это, голландцы продолжали жить на Дэдзиме ещё в течение полутора веков. Причины этого не вполне ясны, но сейчас мне кажется, что одной из причин могло быть то, что получаемые прибыли всё-таки кое-как оправдывали существование торговой миссии, хотя прибыли и не достигали масштабов XVII века.

В действительности же отношения с Голландией стали играть значительную роль только на рубеже XVIII-XIX веков, когда Япония стала ощущать давление со стороны западных стран, которые требовали открыть японские порты для торговли. Тогда же и появляется переводной термин сакоку, «изоляция страны», который ввёл Сидзуки Тадао в своей работе «Трактат об изоляции страны» (Сакокурон) 1801 года и в котором выразилась суть его исторических воззрений.

Фотография к заголовку: Сюридзё, замок королей Рюкю. (Из Википедии)

(Оригинал статьи на японском языке написан 9 июля 2012 г.)

  • [29.06.2015]

Почётный профессор Университета Риккё, специалист по японской истории Нового времени. Закончил магистратуру Института гуманитарных наук Токийского университета. Автор книг «Япония и Восточная Азия в Новое время» (1988), «Новый взгляд на период изоляции Японии» (2003).

Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

Очерки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости