Очерки Япония в истории Восточной Азии — от Средневековья до Нового времени
Голландская Ост-Индская компания и развитие торговых связей в Азии (2): торговая империя Чжэнь и развитие китайского рынка

Ота Ацуси [Об авторе]

[13.01.2016]

Для тех, кто изучает японскую историю, Голландская Ост-Индская компания всегда будет ассоциироваться с небольшим торговым постом на искусственном острове Дэдзима в гавани Нагасаки, где торговцам приходилось подчиняться законам сёгуната Токугава, ограничивающим контакты с внешним миром. В действительности же Дэдзима была лишь одной из множества факторий этой компании, соединившей многие страны Юго-Восточной Азии сетью морских торговых путей в XVII-XVIII веках.

Торговая империя Чжэн и Тайвань

Хирадо был не самым удобным форпостом для торговли с Китаем не только из-за своего расположения, но и из-за официального запрета империи Мин на торговлю с Японией. С 1622 по 1624 гг. компания провела несколько вооружённых рейдов на Макао и Пескадорские острова (Пэнху) к западу от Тайваня, пытаясь основать базу у южных берегов Китая, но их атаки были отбиты португальскими и китайскими войсками. В 1624 году компания получила от администрации провинции Фуцзянь разрешение на постройку форта Зеландия в Тайоване (сегодняшний Тайнань) на юго-западном берегу Тайваня, и вскоре торговая монополия голландцев распространилась на весь остров. Компания дошла до того, что вынудила китайских торговцев, лишившихся заработка в результате действий компании, организоваться в пиратские шайки, которые грабили корабли, курсирующие между провинцией Фуцзянь и Манилой.

Статуя Чжэн Чэнгуна (Коксинга) в форте Анпин, находящемся на месте старого голландского форта Зеландия. Коксинга родился в Хирадо от японской матери. Он считается национальным героем, освободившим остров от владычества европейцев.

Среди пиратов побережья Фуцзяни, которых поддерживала Ост-Индская компания, был Чжэн Чжилун (1604-1661), построивший большой флот и сосредоточивший в своих руках обширную власть и немалое богатство, нажитое незаконной торговлей. Администрация провинции Фуцзянь, неспособная более контролировать пиратство у своих берегов, обратилась к нему с предложением патрулировать акваторию. В 1628 году Чжэн был назначен адмиралом флота, базировавшегося в портовом городе Амой (современный Сямынь), и использовал свою должность для установления торговой монополии в провинции Фуцзянь.

До середины XVII века Чжэн и Ост-Индская компания получали огромные прибыли от незаконной торговли японским серебром, которое ввозилось в обмен на шёлковую пряжу. Чжэн торговал через свои базы в Амое и других портах Фуцзяни, а Ост-Индская компания – через форт Зеландия на Тайване (при этом китайские торговцы также везли японские мечи, доспехи и прочее военное снаряжение в Юго-Восточную Азию). Но политический переворот в Китае снова изменил структуру морской торговли в регионе.

В 1644 году пала династия Мин. Маньчжуры, народ Северо-Восточной Азии, набиравшие силу с конца XVI века, преодолели Шаньхайгуаньский проход, захватили Пекин и установили династию Цин. Вскорости они подчинили себе большую часть страны, но оставалась одна политическая сила, верная династии Мин и продолжавшая сопротивление из своей твердыни в юго-восточном Китае. Возглавлял её Чжэн Чэнгун (1624-1662), сын Чжэн Чжилуна и японской женщины, рождённый в Хирадо и известный на Западе как Коксинга (1624–1662).

Циньское правительство опасалось, что Коксинга использует влияние торговой империи Чжэн для заключения союзов с Японией и другими странами. Чтобы предотвратить это, был введен ряд беспрецедентно строгих запретов на морскую торговлю с внешним миром. В 1661 году правительство приказало всем жителям побережья Фуцзяни и Гуандуна переехать на 18-30 километров вглубь материка, тем самым превратив прибрежную зону в безлюдную территорию, изолирующую силы Коксинги.

Вынужденный искать другую базу для своих предприятий, в 1661 году Коксинга вторгся на Тайвань, а в 1662 г. вынудил голландцев сдать форт Зеландия, на чём и закончилось голландское господство на Тайване и участие Ост-Индской компании в торговле с Китаем. Поскольку военные действия уже заставили португальцев значительно снизить активность в регионе, внешняя торговля Китая временно приостановилась. В этот период тайваньское правительство Чжэн еще продолжало отправлять торговые джонки в порт Нагасаки и Юго-Восточную Азию, но Китай, потеряв доступ к жизненно важным источникам серебра, погрузился в полноценный экономический кризис.

Смена приоритетов: Южная и Юго-Восточная Азия

Упадок торговли Китая в XVII веке стал причиной изменений в производстве и торговой активности других стран. Для замещения китайского шёлка, пользовавшегося большим спросом в Японии, и Ост-Индская компания, и китайские торговцы под эгидой семьи Чжэн начали завозить в порт Нагасаки шёлк из Тонкина (северный Вьетнам) и Бенгалии. В 1641 году по приказу сёгуна торговая фактория Ост-Индской компании переместилась с Хирадо в Нагасаки. Компания начала торговать тонкинским шёлком в 1640-е, но уже в 1650-е торговля сошла на нет, и во второй половине века шёлковый бизнес сосредоточился в руках китайских торговцев. Пик торговли бенгальским шёлком пришелся на 1680-е годы, после чего пошел на спад, поскольку сёгунат ограничил объёмы продаж и цены, чтобы стимулировать производство шёлка в Японии. В середине XVIII века Ост-Индская компания полностью прекратила торговать шёлком.

Китайские и голландские торговцы нашли замену и китайскому фарфору, который Китай ранее экспортировал в огромных количествах. Со второй половины XVII и до начала XVIII века и Ост-Индская компания, и китайские купцы везли в порты Юго-Восточной Азии керамические изделия из центрального и южного Вьетнама, а также из Ариты на севере японского острова Кюсю. Фарфор из Ариты, который называли имари по названию порта отгрузки, удовлетворял спрос на качественные и дорогие изделия, тогда как вьетнамская керамика обеспечивала потребности в дешёвой продукции.

Ключевую роль в региональной торговле этого периода играла Батавия. Отбросив мечты о прямой торговле с Китаем, Ост-Индская компания решила превратить свою базу на востоке Явы в центр посреднической торговли. Получив контроль над портом в 1619 году, голландцы изгнали оттуда враждебно настроенное местное население и создали благоприятные условия для иммиграции. Особенно ценились китайские иммигранты, вначале в качестве строителей во время строительства города, а потом – как торговцы и сельскохозяйственные работники. Со временем китайская община Батавии обрела определённую автономию. Китайцы отвечали за приём китайских джонок и торговцев, привозивших фарфор и шёлк-сырец с южного побережья Китая, а также работу рынка, где те продавали свой груз. Так Ост-Индская компания по сути отдала торговлю с Китаем на откуп китайским торговцам, связав свою торговую сеть с их деловыми операциями.

Хотя большую часть экспортируемого японского серебра получал Китай, им торговали и по всему морскому побережью Азии. Ост-Индская компания начала экспортировать серебро в Тонкин и Аютайю в начале XVII века. В Аютайе голландские торговцы обменивали его на оленьи шкуры для китайского и японского рынков. Однако во второй половине XVII века почти всё японское серебро компания отправляла уже в Бенгалию, Коромандельское побережье и другие индийские центры производства текстиля.

Из всех видов индийского текстиля лучшим товаром с точки зрения Ост-Индской компании был коромандельский ситец – мягкая лёгкая крашеная хлопчатобумажная ткань. Эта ткань ценилась во всём мире за яркие невыцветающие оттенки замысловатых рисунков, выполненных в такой технике крашения, которую никто не мог воспроизвести. Ост-Индская компания заключала договора с местными властями и гильдиями красильщиков, добиваясь исключительного права покупки ситца, в основном за японское серебро.

В 1668 году сёгунат, встревоженный истощением ресурсов, запретил экспорт серебра, и Ост-Индская компания стала использовать в торговле между Японией и другими странами региона японское золото, а потом и медь. Экспорт компанией японской меди, в основном в страны Юго-Восточной и Южной Азии, более-менее стабильно продолжался всю вторую половину XVII века. Китайские джонки значительно увеличили объем вывозимой японской меди, основная часть которой шла в Китай для изготовления монет, использовавшихся для мелких расчётов.

Развитие потребительских рынков Китая

В 1684 году, сразу после падения режима Чжэн на Тайване, правительство империи Цинь отменило закон об отселении и запрет на заморскую торговлю. Количество китайских джонок, приходивших в Нагасаки, резко возросло, но всё же население южного побережья Китая уже привыкло к жизни в режиме отселения, и торговые схемы XVII века так и не восстановились.

На протяжении XVIII века население Китая быстро росло, концентрируясь в основном вокруг Пекина и городских центров в нижнем течении Янцзы. Это привело к развитию и изменению структуры потребления, в том числе и к росту спроса на деликатесы, ранее потреблявшиеся только во дворце. В результате с середины XVIII века Китай начал в больших количествах импортировать продукты питания и другие потребительские товары из Индонезии, с Филиппин и других стран, омываемых Южно-Китайским морем. Импортировался не только рис, но и такие деликатесы, как перец, съедобные птичьи гнёзда, акульи плавники и трепанг. Китай также зависел от внешних поставок ротанга и олова. Ротанговое дерево широко использовалось для изготовления недорогой мебели, а олово – для чайных ящиков, а также ритуальных денег, сжигаемых во время религиозных церемоний.

Континентальные и островные страны Юго-Восточной Азии быстро отреагировали на изменения китайского рынка, а политика Цинь ещё более стимулировала торговлю. В 1722 году правительство отменило налог на импорт риса из Юго-Восточной Азии, а в 1747 году разрешило китайским судостроителям работать за рубежом. Это привело к буму судостроения в Сиамском заливе и в дельте Меконга, где затраты на строительство кораблей были ниже, и к дальнейшему развитию торговли.

К концу XVIII века Китай импортировал рис из сиамского королевства Раттанакосин (которое появилось в 1782 году на месте разрушенной в 1767 г. Аюттайи) и южного Вьетнама, находившегося под властью Зя Лонга (Нгуен Ань), завоевавшего Сайгон в 1788 г. Вскоре китайские торговцы прочно осели вдоль рек Чаупхрая и Меконг. Основой их коммерции была скупка и отгрузка риса в этих регионах. В Брунее, Теренггану (Малайзия) и Риау (Индонезия) китайские поселенцы устроили обширные плантации перца, а китайские торговцы вывозили урожай в Китай. В таких центрах добычи олова, как Пхукет (юго-западное побережье Таиланда), западный берег Малайского полуострова и остров Банка (восточнее Суматры), китайские поселенцы сыграли важнейшую роль в разработке месторождений, производившейся с разрешения местных властей. Оловянную руду добывали китайские работники, присланные из Фуцзяни и Гуандуна. Для транспортировки в различные части континентальной и островной Юго-Восточной Азии морской и лесной продукции, добываемой местными жителями, были созданы порты в Риау и Сулу (южные Филиппины). Таким образом, регион реструктурировал свою торговлю под влиянием изменений китайского рынка.

Стремление к сладкой жизни

В середине XVII века, когда империя Цинь наложила ограничения на торговлю шёлком, в Японии начало развиваться собственное производство шёлковой пряжи, которая должна была возместить потери поставок из Китая. Когда японские производители научились производить высококачественную шёлковую нить, необходимую для местной текстильной индустрии, спрос на китайский шёлк упал. Одновременно, в связи с экономическим развитием и ростом городских потребительских рынков, вырос спрос на сахар. В XVIII веке уже не шёлк, а сахар был главным продуктом импорта из Китая. Голландцы сделали сахар основным продуктом производства в районе Батавии, и в XVIII веке достаточно большая доля производимого Ост-Индской компанией сахара уходила в Японию. Хотя в Японии XVIII века сахар всё ещё оставался деликатесным продуктом, импорта оказалось достаточно для развития кондитерских компаний, а растущий спрос на сладости, в свою очередь, привёл к появлению японских производителей сахара.

В начале XVIII века правительство сёгуната, обеспокоенное оттоком средств из страны, установило новые торговые ограничения. В 1715 году оно ввело квоту на количество голландских и китайских кораблей, заходящих в порт Нагасаки, а в 1730 г. наложило запрет на экспорт меди. Это привело к сокращению количества торговых судов в Нагасаки и угасанию портовой торговли. Одновременно с этим в морской Азии складывалась новая сеть торговых путей, ориентированная на растущую потребительскую экономику Китая.

Увеличение населения в Китае и развитие его потребительских рынков вызвало рост экспорта морепродуктов из Японии. Эти товары, среди которых были, например, сушёные водоросли и сушёные моллюски аваби (морское ушко), получили в Японии название тавара-моно («товары в соломенных мешках»), поскольку для их упаковки использовалась солома. Многие такие продукты производились на севере Японии, в том числе и в ранее не задействованном в торговле регионе Эдзо (Хоккайдо), что послужило стимулом для развития японских водных путей сообщения и расширения торговли с Эдзо.

Фотография к заголовку: Реконструированный вооружённый торговый корабль Ост-Индской компании «Принц Вильгельм», преф. Нагасаки (фотография предоставлена Jiji Press)

(Статья на японском языке опубликована 6 мая 2013 г.)

  • [13.01.2016]

Доцент Университета Хиросима, преподаёт историю. Родился в 1971 г., закончил магистратуру Университета Васэда в 1996 г. Учился в Лейденском университете (Нидерланды), работал исследователем в Ратгерском университете (США), Национальном университете Сингапура, в Academia Sinica на Тайване.

Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

Очерки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости