Очерки Сделано в Японии
Компания Nihon Rikagaku Industry: флагман трудоустройства для людей с ограниченными возможностями
[21.09.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

Небольшая японская компания по производству мела и других школьных принадлежностей уже несколько десятилетий делает большое дело. Предприятие с коллективом из 76 работников удостоилось визита премьер-министра и стало лауреатом премии имени Сибусавы Эйити. Nihon Rigaku Industry – пионер в деле трудоустройства людей с ограниченными возможностями. Уже более 50 лет они принимают на работу людей с различными видами нарушений в развитии.

Просьба учителя: «Подарите им радость труда»

Пятьдесят шесть лет прошло с тех пор, как к исполнительному директору Ояме Ясиро обратился преподаватель одной из коррекционных школ с просьбой принять на временную работу в виде эксперимента двоих его выпускников. «Прошу, найдите такую возможность, чтобы перед тем, как попасть в дом инвалидов, у этих подростков был шанс испытать радость полноценного труда». Тогда речь шла о двух пятнадцатилетних девушках, только окончивших коррекционную школу. Сейчас из 76 работников компании 57 человек, то есть более 70% персонала, – это люди с ограниченными умственными возможностями.

Ояма Ясухиро, в то время управляющий директор компании Nihon Rikagaku Industry.

Все началось с того, что в 1959 году к директору Ояме в его компанию, располагавшуюся тогда в токийском районе Ота, пришел необычный посетитель – учитель из муниципальной коррекционной школы Сэйтё. «Я знаю, что это сложно, – сказал он, – но, может быть, вы сможете взять на работу наших выпускников?».

Ояма сразу же ответил отказом, сказав, что это не то что сложно, а совершенно невозможно. Но учитель оказался очень настойчивым. Он пришел снова и снова получил отказ. Затем он пришел в третий, последний раз и сказал: «Я больше не буду просить вас трудоустроить наших выпускников, но у меня есть другая просьба. Не могли бы вы просто дать нашим ученикам возможность поработать несколько дней на вашей фабрике? Это их шанс понять, что значит «работать», другого шанса уже не будет. Хотелось бы, чтобы они получили этот ценный опыт до того, как закончат школу. Не могли бы вы помочь им в этом?»

Эта просьба произвела на Ояму сильное впечатление, и он согласился взять двух учениц коррекционной школы на двухнедельную «практику». «Когда я услышал, что другого шанса получить такой опыт у этих детей не будет, я понял, что не могу не помочь». На фабрике Nihon Rigaku Industry, маленькой компании, основанной в 1937 году, производился беспыльный мел для школы. Ояма направил обеих «практиканток» наклеивать этикетки на упаковки с мелом. Девушки делали свое дело с такой самоотдачей и с таким удовольствием, что это буквально вдохновило всех остальных работников фабрики.

Работники сосредоточенно работают

По истечении двух недель, в последний день «практики» около десяти сотрудников компании пришли к управляющему Ояме и попросили его взять обеих «практиканток» на работу. «Иначе их отправят в специнтернат и разлучат бедняжек с родителями, а ведь им всего пятнадцать лет. Мы будем помогать им по работе и заботиться о них». Эти люди были тронуты искренним желанием девушек работать, и Ояма тоже не смог остаться безучастным к просьбе сотрудников. Начиная с апреля 1960 года девушки официально стали работницами фабрики Nihon Rigaku Industry.

Радость труда – то, чего не может дать специнтернат

После того, как решение о приеме девушек на работу было принято и даже реализовано, Ояма все так же продолжал сомневаться, правильно ли он поступил. А вдруг девушкам было бы гораздо лучше в интернате для людей с ограниченными возможностями, где они могли бы вести размеренную, беззаботную жизнь? Как-то раз, когда Ояма присутствовал на буддийской церемонии, он спросил у монаха, не ошибся ли он, приняв такое решение. Монах на это ответил: «Чтобы быть по-настоящему счастливым, человеку нужны четыре вещи: чувствовать, что его любят; слышать, как его хвалят; знать, что он приносит пользу; ощущать свою необходимость. Последние три условия – это «радость труда», которую дает нам наша работа. Специнтернат этого дать не может».

Эта беседа стала отправной точкой нового пути Оямы Ясухиро, который начал активно заниматься проблемой трудоустройства людей с ограниченными возможностями. «Я подумал, – рассказывает он, – что если людям для счастья нужно почувствовать, что кто-то в них нуждается, что они приносят пользу и способны самостоятельно зарабатывать, то хоть в этом я могу им помочь». В его компании с каждым годом работало все больше людей с нарушениями интеллектуального развития.

Производство мела

В том самом памятном 1960 году, когда в Nihon Rigaku Industry начали работать первые две «практикантки», в Японии был принят закон о содействии трудоустройству и профобразованию людей с ограниченными возможностями. Однако на людей с нарушениями интеллектуального развития этот закон распространился лишь в 1987 году. Не имея никакой законодательной базы, не получая ни от кого никаких инструкций, работодатели были вынуждены действовать на свой страх и риск, находить эффективные решения методом проб и ошибок. Так, Ояма Ясухиро, заметил, что даже те его «особые» работники, которые не умеют читать, всё-таки способны различать цвета – в конце концов, все они благополучно добираются до работы своими силами, а значит могут как минимум отличить красный свет на светофоре от зеленого.

Ояме пришла в голову идея использовать эту способность воспринимать цветовые различия, чтобы сделать производственные задачи более понятными для своих «особых» работников. Он решил присвоить разным операциям разные цвета и таким образом маркировать процесс работы. Для начала Ояма попробовал использовать цветовой код для операции измерения сырьевых материалов, из которых производится мел. Нововведение помогло «особым» работникам сосредоточиться и работать с полной самоотдачей. Стало ясно, что если организовывать рабочий процесс в соответствии с физическими и интеллектуальными способностями работников, то они смогут максимально использовать свой потенциал. «Главное, чего я хотел добиться – это повторяемости результатов», – рассказывает Ояма. И ему это удалось. В итоге производительность начала расти, процесс наладился.

Прибор для измерения сырьевого материала для производства мела (слева); готовый продукт – цветной мел (справа)

Кто учится в коррекционных школах?

Дети с нарушениями в интеллектуальном развитии учатся в специальных учебных заведениях, так называемых «вспомогательных» или коррекционных школах. Несмотря на сокращение рождаемости, число учеников в таких школах постоянно растет. Это связано с тем, что помимо детей с нарушениями в физическом развитии, к категории тех, кто нуждается в особом внимании, теперь относят и детей, страдающих аутизмом, детей с нарушениями интеллектуального развития, детей с синдромом Аспергера, синдромом дефицита внимания, а также гиперактивных детей.

Самая большая забота родителей, дети которых учатся в коррекционных школах, это вопрос трудоустройства после окончания школы. За исключением специальных профессионально-трудовых учреждений и социальных мастерских у людей с ограниченными возможностями нет никаких альтернатив, чтобы выйти на рынок труда – это крайне трудновыполнимая задача. По данным Министерства здравоохранения, труда и социального обеспечения, доля тех, кто по окончанию специальной школы для людей с ограниченными возможностями устраивается на работу в обычную компанию или на предприятие, составляет 24% (по состоянию на апрель 2012 года).

Заместитель директора муниципальной коррекционной школы для учеников с ограниченными возможностями Кавасаки Дзюнко считает, что «те, чьи возможности ограничены, могут быть счастливы просто оттого, что их существование не ставится под сомнение, что им не отказывают в праве на существование. Если подумать, то ведь в той или иной степени это верно и для всех людей, это важно для всех нас. Разумеется, люди с ограниченными возможностями рады работать и получать за это зарплату, но гораздо важнее для них – найти свое место в обществе».

Похвалы премьера и премия имени Сибусавы Эйити

Согласно статистике, опубликованной в «Отчете по ситуации в сфере трудоустройства людей с ограниченными возможностями за 2012 год», по состоянию на первое июня 2012 года около 380 тысяч людей с ограниченными возможностями работали в частных компаниях – то есть на 4,4% больше по сравнению с предыдущим годом. Таким образом, в 2012 году доля «особых» работников составила 1,69% от общего числа работников частных компаний. И тот и другой показатель – исторические рекорды, но при этом доля фирм, в которых процент занятости достиг установленного законом минимума в 1,8%, составила 48,6 % от общего числа компаний, то есть даже меньше половины. «Количество крупных корпораций, достигших предписанного показателя, неуклонно растет, но у среднего и мелкого бизнеса пока не хватает на это сил. Многие компании еще далеки от цели», – говорит Арисава Тиэ, заместитель директора отдела планирования Японской организации по содействию трудоустройству престарелых граждан и инвалидов.

Что же касается компании Nihon Rikagaku Industry, то около 70% ее сотрудников – это люди с ограниченными возможностями. В феврале 2010 года компании была присуждена премия имени Сибусавы Эйити, которой удостаиваются лидеры компаний-первопроходцев. Общественная выгода от трудоустройства людей с ограниченными возможностями очевидна. Государство ежегодно тратит около пяти миллионов йен на содержание в спецучреждении одного человека с ограниченными возможностями. Следовательно, стоимость пребывания одного человека в таком учреждении в течение сорока лет (с двадцати до шестидесяти) обойдется государству в сумму, превышающую двести миллионов. Другими словами, пятеро сотрудников Nihon Rikagaku Industry, проработавшие в компании около сорока лет, сэкономили государству миллиард йен.

В теории, государство может выплачивать людям с ограниченными возможностями, работающим на предприятиях малого и среднего бизнеса, минимальную годовую зарплату в размере приблизительно полутора миллионов йен. Ояма уверен, что такая система поможет Японии сделать ощутимый рывок в сфере трудоустройства людей с различными нарушениями и стать «страной трудящихся», где всем гражданам, и в том числе и людям с ограниченными возможностями доступна радость труда.

Уникальный бизнес, вдохнувший энергию в общество

«Мы просто маленькая фирма. И мы смогли сделать то, что сделали, лишь благодаря характерным особенностям производства мела. В этой области промышленности практически нет крупных корпораций. Думаю, что для обычной небольшой компании было бы очень сложно проделать нечто подобное в таких же масштабах. И я ни в коем случае не говорю, что каждая компания обязательно должна идти по нашему пути», – говорит Ояма Ясухиро.

Nihon Rikagaku Industry – это не одна из тех «энергичных компаний», которые с помощью так называемой стратегии роста пытается выпестовать правительство Абэ Синдзо. И эпитеты «жесткий» и «крепкий » в случае мелового бизнеса, пожалуй, тоже не очень подойдут. Тем не менее, компания уже внесла неоценимый вклад в укрепление японского общества, дав возможность людям с ограниченными возможностями познать радость труда и удовлетворение от работы и заработка.

Возможно, именно компании, подобные этой, и вдохнут энергию в японскую экономику и помогут ей оздоровиться в будущем.

Данные о компании
Nihon Rikagaku Industry Co., Ltd.
Адрес: 2-15-10 Kūji, Takatsu-ku, Kawasaki, Kanagawa Prefecture, 213-0032
Представители: президент: Исии Сигэюки, вице-президент: Ямагути Такаси
Род деятельности: производство и реализация беспыльного мела; пишущих принадлежностей Kitpas; широкого спектра канцелярских товаров; пластиковых покрытий для белых лекционных досок; нескользящих стелек.
Уставный капитал: 20 000 000 йен
Количество работников: 76
Веб-сайт: http://www.rikagaku.co.jp/english/

Фотографии: Кимура Дзюнко

(Статья на японском языке опубликована 27 июня 2013 г.)

  • [21.09.2016]
Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

Очерки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости