Очерки Отчеты о симпозиумах
К открытию симпозиума «Эпоха публичной дипломатии»

Ватанабэ Ясуси [Об авторе]

[15.10.2013] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

В Японии концепт Cool Japan привлекает всё большее внимание как средство публичной дипломатии. Ватанабэ Ясуси, один из организаторов симпозиума о создании позитивного имиджа страны, рассказывает о возможностях использования концепта Cool Japan.

Почему «мягкая сила» обретает особое значение

В последние годы резко возрастает интерес к публичной дипломатии. Происходит это на фоне увеличения препятствий для использования военной силы и углубления экономической взаимозависимости в условиях глобальной экономики. Таким образом, возможности для применения «жёсткой силы» значительно сузились.

При создании основной модели международных отношений, включая определение современных правил и постановку задач, чрезвычайно важным стало увеличение количества людей, позитивно относящихся к данной стране. Это достигается путём формирования положительного образа своей страны на международной арене, т. н. завоевание умов и сердец. В результате осознания значимости «мягкой силы» публичная дипломатия обрела небывалую важность в качестве средства формирования общественного мнения.

Типичными примерами публичной дипломатии являются: а) связь политических органов с общественностью б) международное вещание в) дипломатия обмена (обмен делегациями, научный диалог) г) культурная дипломатия (помощь в преподавании языка, мероприятия, связанные с культурой и искусством) и т. п. Говоря в общем, первые два способа имеют односторонний характер и направлены на быстрое широкое распространение информации, тогда как последние два требуют участия обеих сторон. Так как информационный обмен происходит в довольно ограниченном пространстве, то дипломатия обмена и культурная дипломатия имеют целью постепенное взращивание взаимопонимания и взаимного доверия.

Сейчас, когда центр мирового роста сместился в Азиатско-Тихоокеанский регион, возросло количество проблем, связанных с безопасностью в широком смысле слова. То есть речь идет не только о сокращении ядерных вооружений, нераспространении ядерного оружия и борьбе с терроризмом, но и об упрочении мира, правах человека, предотвращении стихийных бедствий, медицине, экологии, энергетике, техническом сотрудничестве, борьбе с бедностью и т. д. Кроме того, существует и проблема увеличения напряжённости в японско-китайских и японско-корейских отношениях в связи с вопросами территорий и признания исторического прошлого.

Каковы пределы возможностей публичной дипломатии?

Какие же методы публичной дипломатии требуются от Японии сейчас? Прежде чем высказывать политические предложения, основанные на опыте и интуиции, хотелось бы обдумать следующие пункты.

1) В каких пределах эффективна публичная дипломатия?

Невозможно отрицать, что одной из причин, по которым Сирия отказалась от химического оружия, стала возможность военного вмешательства со стороны США. То же можно сказать и об Иране — он стал открыт к диалогу, в частности, из-за экономических санкций Европы и Америки. Таким образом, здесь действовала «жёсткая сила» в виде военной или экономической мощи, а «мягкая сила», проистекающая из культуры, ценностей, порядка, здесь не участвовала. Получается, что публичная дипломатия играет вторичную, вспомогательную роль, являясь приложением к «жёсткой силе»?

2) Помогает ли публичная дипломатия преодолеть принцип игры с нулевой суммой?

«Праздник дружбы между Японией и Кореей», сентябрь 2013 г. (фото организатора)

В сложной политической ситуации охлаждения японско-китайских и японско-корейских отношений, препятствующей планам встреч на уровне глав государств, следует особо отметить результаты встречи министров культуры Японии, Китая и Кореи, состоявшейся 28 сентября 2013 года в г. Кванджу. Кроме того, самым оживлённым за историю японско-корейских отношений оказался «Праздник дружбы между Японией и Кореей», проходивший в Сеуле 15 сентября 2013 года, — его посетило более 400 тысяч человек, участвовало более 130 компаний, и более 700 корейских школьников помогали в качестве волонтёров. В условиях усиливающегося соперничества между странами, построенного на «жёсткой силе» и исходящего из концепции игры с нулевой суммой(*1), может ли публичная дипломатия способствовать международному сотрудничеству и превратить отношения в игру с положительной суммой?

3) Как лучше всего практически организовать публичную дипломатию сетевого типа?

Правительству сложно централизованно управлять информацией и создавать имидж страны. И с финансовой стороны, времена, когда правительство несло все расходы на публичную дипломатию, уходят в прошлое. Фонды, аналитические центры, университеты, музеи, спортивные организации, гражданские сообщества, религиозные группы — все разнообразные участники (в широком смысле) вносят свой вклад в международные отношения, а роль правительства всё больше смещается от «управления» (иерархического типа) к «поддержке» (сетевого типа). Это так называемая «новая публичная дипломатия». До каких пределов возможно такое сотрудничество, и какие творческие подходы здесь существуют?

4) Какое влияние оказывают социальные медиа на публичную дипломатию?

Посредством социальных медиа, получивших сейчас широчайшее применение, высказывания человека или группы с лёгкостью распространяются по всему миру. В частности, ксенофобские высказывания приводят к эскалации напряжённости. Опять же, в киберпространстве размываются границы, отделяющие публичную дипломатию от разведдеятельности. Какие новые возможности для публичной дипломатии заключают в себе социальные медиа и какие опасности несут?

5) Как увеличить интерес к публичной демократии и улучшить её понимание?

В 2008 году Нью-Йоркский филармонический оркестр проводил концерты в Пхеньяне. Само собой, концерт не может привести к немедленному решению ядерной и ракетной проблем. Но среди слушателей была и будущая корейская элита, с друзьями и семьями — может быть, такого рода мероприятия заставили их о чем-то задуматься. Даже если один человек пересмотрел свои взгляды или узнал о существовании иной точки зрения, это может иметь далекоидущие последствия. Пожалуй, сеять семена, которые могут взойти в будущем — одна из важных задач публичной дипломатии. Однако в реальности во всех странах стремятся получить скорейшие результаты. Что же можно сделать, чтобы «завоевать умы и сердца» членов парламента и общества, и расширить возможности публичной дипломатии?

Размышляя о судьбах публичной дипломатии в Японии

Токио объявлен местом проведения Олимпиады 2020. Японская делегация ликует. (фото: Reuters/Aflo)

Перед Японией стоят неотложные задачи восстановления после Великого восточно-японского землетрясения 2011 года и устранения последствий аварии на АЭС; вместе с тем, Токио был избран в качестве места проведения Олимпийских и Паралимпийских игр 2020 года. За прошедшие со времени предыдущих Игр в Токио 56 лет внутренняя и внешнеполитическая ситуация претерпела кардинальные изменения. Какие же стратегии и творческие проекты необходимы в сферах связи правительства с общественностью, международного вещания, дипломатии обменов, культурной дипломатии для того, чтобы сохранить доверие к Японии и увлечение её культурой, показать её с лучшей стороны?

В Японии нет не то что исследовательского института, где изучалась бы публичная дипломатия, или специального журнала, посвящённого ей, — она вообще почти не затронута в университетских курсах и программах подготовки специалистов. В этом смысле Nippon Communications Foundation и фонд Фридриха Эберта, совместно проводящие симпозиум под названием «Создание положительного имиджа страны: эпоха публичной дипломатии», идут в ногу со временем, и этому можно только порадоваться. Я сам с удовольствием приму участие в обмене мнениями по вышеперечисленным пяти пунктам и другим вопросам с участниками дискуссии и слушателями симпозиума.

(Оригинал статьи написан 7 октября 2013 г.)

(*1) ^ Игра с нулевой суммой — термин теории игр. Это игра, в которой выигрыш одного партнёра равен проигрышу другого. Противопоставляется игре с ненулевой суммой или кооперативной игре, где при использовании различных стратегий взаимодействия все игроки получают очки (блага).

  • [15.10.2013]

Родился в 1967 году. В 1997 г. получил кандидатскую степень в Гарварде по специальности «социальная антропология», с 2005 г. преподаёт в университете Кэйо. Работал адъюнкт-профессором в Институте международных проблем Гарвардского университета, исследователем в Кембриджском университете. Среди его книг — «Американский центр» (Амэрикан сэнта, 2008), «Культура и дипломатия» (Бунка то гайко, 2011) и др.

Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

Очерки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости