Очерки Отчеты о симпозиумах
Эпоха публичной дипломатии. Часть 2: От вражды — к дружбе
[17.02.2014] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | ESPAÑOL |

Первое заседание симпозиума "Эпоха публичной дипломатии. Создание положительного имиджа страны" было посвящено важности публичной дипломатии для Японии. На нём обсуждались перспективы японской публичной дипломатии в сравнении с послевоенной немецкой дипломатией. Модератором заседания был Эндрю Хорват, приглашенный профессор Международного университета Дзёсай.

На первом заседании вместе с главным докладчиком, Кентом Калдером, выступали также Лили Гарднер Фельдман, старший научный сотрудник Американского института современных немецких исследований, и Ватанабэ Ясуси, профессор факультета окружающей среды и информационных исследований университета Кэйо.

В поисках плавного перехода “от враждебности к дружбе”

Специалист по немецкой внешней политике и международному примирению Лили Гарднер Фельдман подчеркнула, что понятие публичной дипломатии (далее — ПД) обладает двумя значениями. Первое — публичная дипломатия как официальные усилия правительства, цель которых — быть благожелательно принятым международным сообществом. Второе – деятельность, осуществляемая по инициативе неправительственных организаций, её называют парадипломатией или транснационализмом, подразумевая деятельность, превосходящую границы между странами. Госпожа Фельдман указала на то, что для достижения успеха в сфере публичной дипломатии необходимо сотрудничество правительства с частным сектором в виде неправительственных организаций и прочих подразделений.

Госпожа Фельдман также заметила, что, вероятно, для обсуждения того, в каком направлении следует публичной дипломатии Японии, было бы целесообразным рассмотреть путь, который последовательно прошла послевоенная Германия в качестве примера успешного опыта ПД, и провести сравнительный анализ опыта обеих стран с учетом существующих системных, культурных и исторических различий.

После 1949 года Германия прилагала активные усилия к созданию положительного образа страны в международном сообществе. Прежде всего в фокусе внимания оказался вопрос отношения к евреям. В результате продолжительных усилий на протяжении долгих лет удалось построить настолько доверительные отношения, что за последнее десятилетие Израиль признал Германию “своим вторым другом после США”. “То, что им удалось через семьдесят лет после Холокоста построить такие отношения, можно считать чудом,” — заметила г-жа Фельдман. В качестве других успешных примеров она привела примирение с “традиционным врагом” Германии — Францией, создание после холодной войны дружественных отношений с Польшей и Чехословакией.

“Отважное руководство”, способное прямо посмотреть в глаза прошлому

Для Германии сутью публичной дипломатии стало принятие ответственности за преступления прошлого и прямое рассмотрение исторических проблем.

Госпожа Фельдман обобщила основные особенности ПД послевоенной Германии, которая привела к подобному успеху. Последовательность политики, на которую не влияла смена администраций; обоюдный подход, при котором страна, на которую была направлена ПД, также была активно в неё вовлечена; роль катализатора, которую исполнило гражданское общество в создании дружественных отношений с бывшим “врагом” и т. д. После объединения Восточной и Западной Германии публичная дипломатия стала продвигаться ещё более активно в целях снятия чувства угрозы, которую испытывают окружающие страны в отношении расширившейся Германии.

Разумеется, путь реализации перехода “от враждебности к дружбе” не был гладок. Часто возникали протесты и сопротивление внутри страны, необходимо было политическое и социальное руководство, которое бы в этих условиях продвигало ПД с отвагой и пониманием перспектив. В качестве типичного примера “отважного руководителя” госпожа Фельдман называет канцлера Конрада Аденауэра, который в 1951 году начал переговоры с Израилем по вопросу компенсаций, одновременно прислушиваясь и к голосу сил, выражавших протест.

Важные моменты для публичной дипломатии Японии

Затем выступил профессор факультета окружающей среды и информации Университета Кэйо Ватанабэ Ясуси, который также является автором книги “Культура и дипломатия” (Бунка то гайко, 2011) и других книг. Исходя из своего опыта участия в разнообразных дискуссиях на конференциях, посвященных пути японской публичной культурной дипломатии после Великого Восточнояпонского землетрясения 2011 г., он указал на несколько моментов, которые надо учитывать, думая о публичной дипломатии.

Прежде всего, не поддаваться на провокации другой страны. Даже в тех случаях, когда возражения необходимы, преувеличенная реакция в конечном итоге может принести вред государственным интересам. Кроме того, в публичной дипломатии существует базовый слой, состоящий из взаимопонимания, взращивания чувства близости, и затем над ним выстраивается PR политического курса. В этой двухслойной структуре в настоящее время основной интерес привлекает только верхний слой, а интеллектуальный диалог, культурный обмен, принадлежащие базовому слою, не удостаиваются внимания.

Еще один момент, на который обратил внимание профессор Ватанабэ: правительство не в состоянии контролировать образ страны, именно поэтому оно не может быть единственным игроком, ответственным за ПД. Например, какой бы критике ни подвергал премьер-министр Абэ усилившийся за последнее время в Японии «язык вражды» (т.н. hate speech), всё равно через YouTube он распространяется по всему миру.

Более того, профессор Ватанабэ подчеркнул, что не следует рассматривать “международные интересы” и “государственные интересы” как противостоящие друг другу понятия; необходимо создавать механизмы, которые не будут форсировать “конкуренцию” по распространению культуры и искусства с оглядкой на другие страны, а будут преобразовывать подобную конкуренцию в сотрудничество. Особенно для соседних стран, между которыми продолжает наблюдаться напряженность, следует искать ПД в формате игры с положительной, а не нулевой, суммой, взаимовыгодной для обеих сторон.

Японское гражданское общество — пока “на ученической стадии”

Выслушав мнения госпожи Фельдман и профессора Ватанабэ, господин Колдер и модератор заседания господин Хорват развили дискуссию, задав вопросы и обозначив некоторые пункты для обсуждения. Господин Колдер остановился на понятии Европейского сообщества (ЕС), которое упоминала г-жа Фельдман. “Хотя ЕС родилось в условиях, специфических для Евросоюза, у Японии также есть потенциал рассмотрения возможности создания межгосударственной организации, состоящей из многих стран-участников”, — сказал он. Он также выразил надежду на то, что проблемы, в решении которых две страны зашли в тупик, могут быть смягчены посредством диалога между многими странами.

В ответ на вопрос г-на Хорвата о том, что японскому гражданскому обществу, вероятно, не достаёт единства с точки зрения эффективного поиска идеального направления ПД, профессор Ватанабэ ответил, что в Японии после реставрации Мэйдзи в сознании гражданского общества укрепилось мнение, что дипломатия – прерогатива правительства, с другой стороны, правительство не испытывает полного доверия к гражданскому обществу. Кроме того, при определении необходимости государственных проектов, бюджеты на побратимские отношения, на международные обмены и вещание за рубеж были сокращены. Он подчеркнул, что это основано на стремлении политиков получить результаты за короткий срок.

С другой стороны, он добавил, что в отношениях с политикой гражданское общество пока находится “на ученической стадии”. Однако оно располагает “базовой физической силой”, и ему следует подумать над тем, как эффективно сконцентрировать эту силу на ПД.

Активизация побратимских договоров и обмены в области образования

В процессе дискуссии участники также отмечали важность побратимских договоров, о чем упоминал в пленарном докладе господин Колдер. Посредством расширения побратимских отношений не только между Японией и США, но также между Японией и Южной Кореей, Китаем и странами Юго-восточной Азии, имеющими выход в Японское море, будет активизироваться обмен на региональном уровне, без зацикливания на исторических проблемах, существующих между двумя государствами. Господин Колдер отметил, что это, вероятно, будет полезным для улучшения отношений в Северо-восточной Азии.

В заключение господин Хорват привёл в пример обмены в области образования, успешной для Японии области ПД, познакомив слушателей с программой стажировок, которая проводится в Киото, начиная с 1989 года. Указав на наличие возможности приёма бóльшим количеством японских университетов стажёров из Китая и Южной Кореи, не располагающих достаточными экономическими возможностями, он завершил первое заседание конференции.

Фото: Юити Итабаси

  • [17.02.2014]
Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

Очерки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости