Очерки Отчеты о симпозиумах
Эпоха публичной дипломатии. Часть 3: Меры по созданию положительного имиджа страны: что сработало, а что нет
[21.04.2014] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | ESPAÑOL | العربية |

Второе заседание было посвящено теме "Средства публичной дипломатии". Исходя из собственных позиций, выступающие сделали доклады об опыте публичной дипломатии и средствах её реализации. Модератор заседания: профессор Университета Кэйо Ватанабэ Ясуси.

Публичная дипломатия Японии и Германии

На втором заседании помимо модератора Ватанабэ выступило 4 человека: Огура Кадзуо, исполнявший должности посла Японии во Франции, директора Японского Фонда и генерального секретаря Совета по проведению Олимпийских игр в Токио; Лили Гарднер Фельдман, старший научный сотрудник Американского научно-исследовательского института современной Германии при Университете Джонса Хопкинса; Хольгер Финкен, директор Токийского отделения Немецкого общества академических обменов; Наджиб Элькаш, журналист сирийского происхождения.

Огура:

— Начиная с эпохи Мэйдзи в Японии приоритетным считалось создание положительного образа страны за рубежом, и проводилась дипломатия “нет-нет”, при которой, если в отношении Японии высказывались предвзятые и ошибочные мнения, их отрицали: “это не так”, например, “Япония является цивилизованной страной, а не нецивилизованной”, “Япония является миролюбивой страной, а не милитаристской”, “Япония – страна, вносящая вклад в мировое развитие, а не только экономическое животное” и т. д. Япония постоянно обращалась к миру, пытаясь показать, что она изменилась. Можно сказать, что сама Япония превратилась в средство публичной дипломатии.

Кроме того, он подчеркнул, что не любит слова «публичная демократия», и пояснил: «Японская культура принадлежит не только японцам, но и гражданам всего мира. Может быть, я выскажу радикальное мнение, но культурный обмен существует для приумножения мирового богатства, а не только для того, чтобы транслировать Японию».

Затем с объяснением трёх средств публичной дипломатии, применявшихся Германией после Второй мировой войны, выступила исследователь Лили Гарднер Фельдман.

— Германия начинала с извинений. Среди них были обращение канцлера Аденауэра в 1950-е годы, в котором Германия признавала свои военные преступления; соглашения, подписанные с Францией и с Польшей, и прочие меры. Далее следовало посещение таких знаковых мест, как Яд Вашем (Музей Холокоста) в Израиле, участие в церемониях в разных странах. Бывший канцлер Германии Шредер посетил “Церемонию шестидесятилетия высадки союзных войск в Нормандии” во Франции, “Церемонию шестидесятилетия Варшавского восстания” в Польше, “Церемонию шестидесятилетия победы над Германией” в России, а бывший президент Германии Келлер посетил “Церемонию шестидесятилетия освобождения лагеря Аушвиц”. Третьим шагом Германии стало создание дружественных отношений между главами государств. Известно, что канцлер Аденауэр был очень дружен с бывшим премьер-министром Израиля Бен-Гурионом и президентом Франции Шарлем де Голлем. В последнее время канцлер Германии Ангела Меркель установила тесные отношения с премьер-министром Польши Туском. Хотелось бы подчеркнуть, что в публичной дипломатии важна и дипломатия на личном уровне.

С другой стороны, директор Токийского отделения Немецкого общества академических обменов Хольгер Финкен рассказал о той роли, которую играют в публичной дипломатии программы Германской службы академических обменов. Он привёл в пример программы поддержки стажировок за рубежом для немецких студентов и молодых учёных, а также поддержки стажировок для зарубежных учёных в Германии. Интересный пример деятельности – приглашение политологов из разных стран мира во время проведения федеральных выборов в Германии.

— Я полагаю, нам удалось внести свой вклад в усиление положительного имиджа Германии за счет отправки многих немцев в другие страны по программам стажировок и стипендий, а также за счёт создания площадок для обмена, пригласив исследователей из-за рубежа, — говорит Финкен.

Методы углубления взаимопонимания с арабскими странами

Журналист из Сирии Наджиб Элькаш сделал доклад о публичной дипломатии между Японией и арабскими странами с точки зрения арабского мира.

— Япония относится с вниманием к арабским странам, исходя из экономической точки зрения, ввиду потребности в нефти. Я полагаю, в остальных вопросах понимание не развито. Для арабов отправка Сил самообороны в Ирак была нежелательным событием. Осуществляемый в те годы в Японии культурный обмен также не являлся удовлетворительным. Я сам имел отношение к проведению Кинофестиваля арабских фильмов. Когда я предложил фильм из Египта, кинематографической державы региона, мне было сказано Японским фондом, который занимался организацией: “В этот раз мы планируем показать фильмы из Ирака”. Я полагаю, для углубления взаимопонимания между Японией и арабским миром нужно было привлечь работы и из других стран.

Наджиб Элькаш также изложил свое мнение о дальнейшем продвижении публичной дипломатии.

— Было принято решение о проведении Олимпийских игр 2020 года в Токио, и арабские страны поддержали Японию. Для того чтобы не допустить проведения Олимпийских игр в столице страны-соперницы Турции Стамбуле, они смогли забыть оскорбительные высказывания в отношении ислама, которые сделал губернатор Токио Иносэ. В том же 2020 году будет проводиться Всемирная выставка ЭКСПО, в качестве кандидатов на место её проведения выступают Дубаи (ОАЭ) и Измир (Турция). Мне бы хотелось, чтобы Япония обратила внимание на этот факт.

Отвечая на вопрос о публичной дипломатии других стран, помимо Японии, по отношению к арабским странам, г-н Элькаш привел в пример Францию и Китай.

— Франция учредила в столице Сирии, Дамаске, научно-исследовательскую организацию “Французский институт арабских исследований”. Это крупная структура даже для Сирии, и представители интеллигенции региона, которые работают там, становятся друзьями Франции. В свою очередь, Китай осуществляет активный обмен, направляя в университеты арабских стран преподавателей китайского языка.

Эффективность неправительственной публичной дипломатии

Во второй половине заседания состоялась дискуссия с участием профессора Ватанабэ, а также докладчиков и слушателей конференции.

Сначала профессор Ватанабэ попросил господина Огура оценить «поддержку кабинетом Абэ культурных и творческих инициатив», на что Огура ответил следующим образом:

— Следует обратить первостепенное внимание на воспитание аудитории по всему миру, способной правильно принимать сигналы, исходящие от Японии.

Так как весь мир и так интересуется позицией США, для публичной дипломатии США нет необходимости воспитывать тех, кто будет её воспринимать. Но таким государствам, как Япония, начинать, вероятно, нужно именно с этого. Кроме того, лично у меня кампания по продвижению, например, концепции Cool Japan вызывает некоторый протест.

В ответ на это господин Финкен заметил:

— На студентов и исследователей, приезжающих из Германии в Японию, японская поп-культура действительно производит сильное впечатление. Думаю, немецкая молодежь обращает свои взоры на Японию, потому что Cool Japan для них выглядит “круто”.

Кроме того, из зала был задан вопрос о том, как проводить публичную дипломатию в той ситуации, когда позиции государства и местной администрации не совпадают, как, например, в случае с проблемой военных баз на Окинаве.

Огура: «Транслировать за рубеж мнения государства, региона и жителей важно с точки зрения демонстрации разнообразия Японии. Я думаю, передача только той информации, которая выгодна правительству, не является целью публичной дипломатии».

Фельдман: «Елисейский договор, установивший примирение и сотрудничество между Германией и Францией, начался с неофициальных молодежных обменов, и лишь потом было подписано официальное соглашение. И наоборот, польское антиправительственное движение “Солидарность” получило поддержку от немецких профсоюзов, которые выступали против правительственного курса Германии. Я полагаю, что в публичной дипломатии возможны как взаимодополняющие отношения между частными силами и правительством, так и отношения конкуренции».

В заключение господин Огура подвёл итоги второго заседания словами: «Я думаю, что сила частной публичной дипломатии состоит в возможности иметь позицию, независимую от позиции государства; в стремлении к международным универсальным ценностям».

Фото: Итабаси Юити

  • [21.04.2014]
Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

Очерки Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости