Очерки Ёсида Сёин и его ученики
Ёсида Сёин — духовный лидер революции Мэйдзи
[11.03.2015] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 |

Непродолжительная жизнь Ёсиды Сёина (1830-1859) была полна событий и происшествий, начиная от отчаянной попытки молодого человека уехать в Америку на корабле коммодора Мэтью Перри и заканчивая казнью, которая была приведена в исполнение после неудачного покушения на убийство, когда Сёину было всего лишь 29 лет. Однако самым важным достижением Сёина стало его наставничество — преподавание в частной школе нескольким десяткам местных мальчиков и юношей, которые впоследствии изменили будущее Японии. Эта заметка рассказывает о жизни Сёина и о кратком биографическом очерке, который посвятил ему Роберт Льюис Стивенсон.

25 апреля 1854: рассвет над Симодой на полуострове Идзу

На следующий год после своего первого исторического визита на «черных кораблях» (1853 г.) коммодор Мэтью Перри вернулся в Японию с семью кораблями Восточно-индийской эскадры и потребовал от сёгуната окончательного ответа на требования, предъявленные годом ранее. «Дипломатия канонерок» возымела действие и позволила Перри дойти до Йокогамы, где 31 марта 1854 года был подписан Канагавский договор. Некоторое время после этого, пока велись переговоры по окончательной формулировке пунктов соглашения, корабли Перри стояли на приколе в порту Симода на полуострове Идзу.

Незадолго до рассвета 25 апреля рядом с одним из кораблей эскадры, паровым фрегатом «Миссисипи», вдруг показался небольшой кораблик. Находившиеся на нем два молодых самурая попытались подняться на борт фрегата по приставной лестнице. Но капитан «Миссисипи» отправил их на флагманский корабль – фрегат «Повхатан», куда они и поплыли, борясь с высокими волнами. Оказавшись на палубе, молодые люди встретились с коммодором Перри, который через переводчика поинтересовался их намерениями. Дальнейшее развитие событий описано на основе экспедиционного рапорта, поданного коммодором в Сенат.

Портрет Ёсиды Сёина (предоставлен архивом префектуры Ямагути)

«Они чистосердечно признались, что хотели попасть на американский корабль, чтобы уплыть в США, где у них будет возможность утолить свою страсть к путешествиям и увидеть мир… Молодые люди были хорошо образованы, писали по-китайски изящно, без видимых затруднений, и кроме того отличались прекрасными, в высшей степени аристократическими манерами. Выслушав объяснения о цели их визита, коммодор сказал, что сожалеет о том, что не может принять их, хотя и был бы рад взять с собой в Америку нескольких японцев. <…> Ответ коммодора поверг молодых людей в смятение, они пытались, во что бы то ни стало получить разрешение остаться на корабле, утверждая, что если вернутся на сушу, то будут схвачены и обезглавлены. Однако их просьбы и мольбы были вежливо, но твердо отклонены. Дискуссия, тем не менее, продолжалась, и молодые люди приводили, один за другим, бесчисленные аргументы в свою пользу и не уставали взывать к человечности и гуманизму американцев. Но их шлюп тем временем был спущен на воду, и они тоже, несмотря на некоторое сопротивление с их стороны, понуро спустились по сходням с корабля. Японцы высадились на сушу примерно в том месте, куда предположительно их могло прибить течением». (Francis L. Hawks, Narrative of the Expedition of an American Squadron to the China Seas and Japan (Washington: Beverley Tucker, 1856).

В те времена японцам под страхом смерти запрещалось путешествовать за границу, и если с точки зрения американцев эти двое и не сделали ничего предосудительного, то с точки зрения японского закона они были преступниками. Разумеется, Перри об этом знал. Но так как все происходило сразу после подписания неравноправных договоров, в которых Япония шла на беспрецедентные уступки, то он не мог себе позволить нарушать японские законы в такой непростой и ответственный момент. На следующий день Перри узнал от переводчика из сёгуната, что, едва ступив на землю, молодые люди были арестованы представителями государственных служб. Вот как описывает свои размышления об этом происшествии сам Перри.

Взгляд коммодора Перри на японское будущее

«Это событие было интересно тем, что служило свидетельством неутолимой жажды знаний этих двух образованных японцев, которые даже решились нарушить суровый закон и в буквальном смысле рискнули своей жизнью ради новой, неизвестной им информации. Японец пытлив и не преминет развить свои моральные и интеллектуальные качества. Думается, поведение этих двух несчастных свойственно и другим их соотечественникам и как нельзя лучше доказывает любознательность японцев. Единственное, что ее сдерживает – это жесткий контроль и строгие законы, карающие непослушание. Учитывая эту природную особенность японцев, можно представить себе, какое полное надежд будущее ожидает эту интересную страну!»

Этими молодыми людьми были Ёсида Сёин и его ученик Канэко Сигэноскэ, самураи из княжества Тёсю (сейчас – префектура Ямагути). Их отправили обратно в Тёсю и посадили в тюрьму в Хаги, столице княжества. Сигэноскэ скончался в тюрьме в 1855 году.  А Ёсида Сёин был освобожден под домашний арест. Примерно в это же время он унаследовал от дяди частную школу «Сёка сондзюку» и принялся обучать молодых людей из окрестных мест, а в свободное время занимался эссеистикой. Позднее, возмущенный нечестными условиями Договора о дружбе и торговле между Японией и США (1858), Сёин принял участие в неудачном покушении на одного из старших чиновников сёгуната. Сёгунат, которым руководил Ии Наоскэ, был занят тем, что впоследствии получило название «репрессии Ансэй» – жестких мер, направленных на антиправительственную оппозицию. Сёин был вновь арестован чиновниками в Тёсю и переправлен в сёгунат, где его и казнили в 1859 году в возрасте 29 лет.

Место, где была расположена тюрьма Нояма в Хаги, в которой находился в заключении Сёин (преф. Ямагути, г. Хаги, Имафурухаги)

В последние годы правления Токугавского сёгуната, так называемый период Бакумацу, который последовал за прибытием в Японию кораблей Перри, в стране появились реформисты-радикалы, которые заявляли о своей верности императору, пытались противостоять давлению со стороны иностранных империалистических держав и стремились к смене политической системы. Их называли «людьми долга», или «лоялистами», и они почитали Сёина великомучеником и своим духовным наставником. Его визит на «Повхатан» стал первой встречей лоялистов с миром за пределами Японии. На момент встречи с Сёином Перри был неприятно удивлен трусостью, некомпетентностью и безответственностью верхушки сёгуната и государственных чиновников, так что молодой самурай, столь не похожий на них, произвел на него неизгладимое впечатление.

  • [11.03.2015]
Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

Очерки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости