Очерки Окружающая среда в Японии
Возрождение природы в Японии – гора Фудзи и река Сумида (введение)

Иси Хироюки [Об авторе]

[10.05.2017] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | ESPAÑOL |

Когда я поступил на работу в печатное издание и приступил к научной деятельности, Япония как раз вступила в эпоху экологической катастрофы. Сначала я изучал загрязнение окружающей среды внутри страны, однако постепенно расширил тему до регионального и глобального масштаба. После репортажей об экологической катастрофе из 130 стран мира я вернулся к ситуации внутри Японии.

Голубое небо над выжженной землёй

Когда закончилась Вторая мировая война, мне было всего 5 лет. Токио остался в моей памяти испепелённым полем без единой постройки. Но в моём сердце навсегда запечатлелось раскинувшееся над руинами города бескрайнее голубое небо и багряные закаты. Не обращая внимания на пытающихся выжить людей, в уцелевшие парки, храмы и на кладбища стали возвращаться животные. Горячий любитель природы, я проводил все дни за изучением растений, птиц и насекомых.

Центр Токио, разрушенный в ходе воздушных налётов в период Второй мировой войны (газета «Майнити Симбун», AFLO)

Во время войны Япония потеряла 3 100 000 своих граждан, ВВП государства сократился наполовину. 15 миллионов людей остались без крова в результате пожаров. Масштаб худшей в истории Японии экологической катастрофы был беспрецедентным.

Я стал свидетелем смены эпох – тяготы войны, возрождение и стремительный экономический рост послевоенного периода, превращение Японии в крупнейшую экономическую державу со вторым в мире уровнем ВВП и последующий застой в экономике. Я исследовал каждую эпоху через призму происходящих в окружающей среде изменений глазами журналиста-эколога, университетского исследователя, свободного учёного и сотрудника экологической организации ООН. Я принадлежу к последнему поколению людей, испытавших на себе столь богатый спектр преображений окружающей среды.

В 1960-е и 70-е годы на Японии стояло клеймо страны с «худшей в мире экологией», за ней даже закрепилось прозвище «универсального загрязнителя». Уровень загрязнения атмосферы, воды и почвы достиг высочайшего уровня, шумовой фон и запахи ставили под угрозу жизнь людей, началось исчезновение диких животных. Проблемы с экологией стали источником заболеваний в разных уголках страны, появились судебные разбирательства с целью выявления ответственных за нанесение ущерба здоровью и выплату компенсаций. Цена за экономическое развитие Японии оказалась высокой.

Однако мы сумели преодолеть эти трагические времена и решить большую часть проблем. Несмотря на ряд задач в сфере экологии, Японии удалось возвратить статус образцовой страны в глобальном масштабе, добившись высоких показателей по таким экологическим индексам, как атмосфера, качество воды, почвы, объёмы отходов и химическое загрязнение. В последнее время в Японии отмечается увеличение притока иностранных туристов, причём среди мотивов поездки экотуры и посещение мест с известными пейзажами не уступают по популярности знакомству с местной кухней и шоппингу.

Я родился и вырос в Токио – мегаполисе, который можно считать квинтэссенцией всей страны. Гора Фудзи и протекающая по Токио река Сумида стали для меня символом изменений, происходящих в окружающей среде Японии.

Вид на гору Фудзи

Из дома, где я вырос в Токио, виднелась далёкая вершина Фудзи. В детстве и юности я ходил в школу по улице Фудзимидзака (холм, откуда видно гору Фудзи) в районе Бункёку. Улица оправдывала своё название – гора Фудзи то и дело выглядывала между зданий. Я непроизвольно останавливался, сражённый великолепием белоснежной вершины, виднеющейся из города в ясные зимние дни. Но когда я стал старшеклассником, Фудзи всё чаще стала прятаться в дымке.

По количеству дней, когда из Токио видна Фудзи, можно определять уровень загрязнения атмосферы. Учащиеся школы Сэйкэй в городе Мусасино, который входит в состав столичного округа, с 1963 года в рамках учебной программы занимаются сбором различных метеорологических данных. На протяжении уже более полувека дети ежедневно отмечают, видна ли невооружённым взглядом с крыши школы гора Фудзи, находящаяся на расстоянии 83 километров. В 1965 году, на пике периода интенсивного экономического роста, Фудзи было видно всего 22 дня в году.

Однако после нефтяного кризиса 1973 года количество дней возросло до восьмидесяти. Сокращение потребления нефти привело к улучшению экологической ситуации. По мере введения жёстких ограничений на выхлопные газы автомобилей и заводские отходы воздух в Токио стал приобретать прозрачность. На фоне одновременного понижения уровня влажности в 2014 году число дней, когда из Токио видна гора Фудзи, достигло рекордного за всю историю показателя – 138 дней.

Прозрачный воздух позволяет любоваться горой Фудзи прямо из центра Токио (Jiji Press/AeroAsahi)

Однако путь к этому рекорду был нелёгким. 18 июля 1970 года во время урока физкультуры на спортивной площадке средней школы Риссё в Токио, поблизости от которой проходила автомагистраль №7, 43 ученика стали жаловаться на боль в глазах и горле. Симптомы были вызваны фотохимическим смогом. Этот случай навлёк праведный гнев населения на проблему загрязнения атмосферы в столице. Как раз в это время я участвовал в первой в Японии демонстрации защитников природы, маршировавшей по центру Токио с призывами вернуть жителям красивую природу.

Проблема экологии стояла не только перед Японией. Когда облик горы Фудзи стал ускользать от токийцев, жители Лондона столкнулись с серьёзной проблемой смога, приведшего к многочисленным человеческим жертвам. В Швеции и Норвегии кислотные дожди иссушили леса, уничтожили рыбу в озёрах, старые здания изветшали от коррозии. В Лос-Анджелесе каждый день выходило предупреждение о фотохимическом смоге, из-за которого родители отказывались отпускать детей в школу.

В один прекрасный день в городе Яхата на острове Кюсю регистратор уровня загрязнения атмосферы показал максимальный за всю историю показатель. «Семицветный» дым из труб металлургического завода Яхата, градообразующего предприятия этого населенного пункта, считался символом активной жизни города. В гимне города Яхата 1963 года, то есть до его слияния с городом Китакюсю, были следующие слова:

«Пламя вечно обжигает высокие волны, клубящийся дым заполняет небеса, наш великий металлургический завод Яхата, Яхата, наш город Яхата, твоё развитие – наш долг и забота!».

Распевающие эту песню жители города и сотрудники администрации считали дым из труб металлургического комбината свидетельством развития города и даже гордились им. На продававшихся в то время туристических открытках изображались затянутые дымом городские улицы.

Первыми против загрязнения атмосферы выступили женщины, опасавшиеся за здоровье собственных детей. Местная Ассоциация женщин провозгласила лозунг «Мы хотим синего неба» и стала проводить семинары с участием приглашенных специалистов. Кроме того, члены Ассоциации стали изучать в университете способы измерения уровня загрязнения атмосферы. После дискуссии с руководством предприятия и городским советом удалось добиться усиления ограничений по выбросам в атмосферу.

Сотрудничество жителей, предприятий и городской администрации позволило стремительно улучшить экологическую ситуацию в городе, и в 80-е годы Китакюсю стал символом «города, свершившего чудо» – сумевшего восстановить окружающую среду; о нём заговорили как в Японии, так и за её пределами. В 1997 году город стал лауреатом премии «Глобал 500» программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП), которой удостаиваются частные лица и организации, внесшие вклад в решение экологической проблемы.

Возвращение рыбы

В акватории реки Сумида, протекающей в восточной части Токио с юга на север, проживает около 3,3 миллионов человек. Уникальная река проходит по центру крупнейшего в мире мегаполиса. Мои воспоминания о Сумиде неразрывно связаны с фейерверками. В детстве выход всей семьёй на фестиваль фейерверков считался главным событием летних каникул. Мы называли это мероприятие «открытием сезона на реке Сумида».

Первый фестиваль фейерверков появился в Японии в эпоху Эдо именно на реке Сумида. Кораблики и плавучие рестораны стали излюбленным местом отдыха горожан. Сценки этих праздников запечатлены на множестве картин укиё-э. Кроме того, водная артерия использовалась для транспортировки различных товаров и служила значимой опорой экономики и повседневной жизни Эдо.

В это же самое время реки в европейских городах использовались для слива канализационных стоков, огромные массы которых источали сильнейшую вонь, не позволявшую приблизиться к воде. Летом 1858 года из-за усилившегося зловония на Темзе пришлось временно прекратить работу Парламента и суда, здания которых располагались на берегах реки. Данный индицент вошёл в историю под названием «Великое зловоние».

В начале XVIII века численность населения Эдо превысила 1 миллион человек, и по масштабу он не уступал таким известным в мире городам, как Париж и Лондон. Приезжавшие в Эдо иностранцы были сражены невиданным зрелищем – в реке Сумида купались дети и плавала рыба. Фекалии не сбрасывали в реку, их собирали и использовали в качестве удобрений.

Фестивали фейерверков на Сумиде были прекращены в 1941 году в связи с войной и возобновлены в 1948 году. В период интенсивного экономического роста в столичном конгломерате была создана сеть автодорог для наземной перевозки грузов, пришедшая на смену водной артерии. В Сумиду стали сбрасывать стоки и заводские отходы, качество воды резко ухудшилось. Для защиты населения от связанных с водой природных бедствий возвели волноломы. Между жителями и рекой пролегла стена, интерес к реке стал падать. Название «Сумида» стало использоваться в качестве имени нарицательного для обозначения грязной воды.

Забытая жителями река представляла собой жалкое зрелище. В 50-е годы на реке появились токсичные газы и зловоние, исчезли рыба и моллюски. Местные жители стали жаловаться на ухудшение состояния здоровья и создали Муниципальный комитет по защите прав жителей Токио. Зловоние дошло до мест, где проводился фестиваль фейерверков, и в зависимости от направления ветра отдыхающим иногда приходилось любоваться вспышками в небе, зажимая нос. В 1961 году праздник «открытия реки» был отменён из-за дурного запаха.

Отмена летнего фестиваля с 230-летней историей шокировало местных жителей. Органы местного самоуправления, ассоциации жителей и местные предприятия объединили усилия для очистки реки и улучшения экологии. Высокий волнолом, преграждавший жителям путь к реке, был частично сломан и заменён на более естественное заграждение. Развивалось строительство канализационной сети, охватившей в 1988 году 90%, а через 6 лет – 100% территории. Усилились ограничения по заводским стокам.

Все эти меры позволили добиться значительного улучшения качества воды к 2000 году. Показатель индекса загрязнения воды BOD составил 1/9 от уровня 1970года. В течение более трёх десятилетий индекс практически соответствует государственным экологическим стандартам. В реку уже вернулись рыбы и водные птицы, хотя количество их видов пока нельзя назвать разнообразным. Восстановились и прибрежные растения. Наведённые через реку мосты были оборудованы подсветкой и превратились в одну из достопримечательностей ночного Токио.

С 2000 года Сумида вновь может гордиться чистой речной водой (РIXTA)

Чтобы доказать, что высокий уровень качества воды в реке Нихомбаси (приток Сумиды), пригоден для обитания флоры и фауны, с 2012 года местные объединения и учащиеся младших классов выпускают в реку мальков лосося. Жители гордятся тем, что в реку вернулась рыба – ведь это значит, что усилия по возрождению Сумиды дали свои плоды.

Вряд ли в мире можно найти ещё одну страну, которая добилась подобных изменений в экологии всего за несколько десятилетий. Экологическая катастрофа переместилась из развитых стран в развивающиеся, и в наши дни с экологической проблемой сталкиваются страны Азии, Центральной и Восточной Африки. Я верю, что пройденный Японией путь станет образцом для регионов, стоящих на пути развития.

Данная серия статей посвящена методам решения экологической проблемы в Японии. Первая из них повествует о драматическом возрождении поголовья диких птиц, находящихся под угрозой вымирания.

Фотография к заголовку: Японский журавль в полёте над Хоккайдо. Любовь к наблюдениям за дикими птицами в детстве сформировала отношение автора к дикой природе (фото Вада Масахиро)

(Статья на японском языке опубликована 21 декабря 2016 г.)

  • [10.05.2017]

Журналист, учёный-эколог. Ранее –член редколлегии газеты «Асахи Симбун», главный консультант программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) в Найроби и Бангкоке, профессор Токийского университета, Чрезвычайный и Полномочный Посол в Замбии, профессор Университета Хоккайдо. В настоящее время – советник в Японском Агентстве международного сотрудничества (JICA), директор Экологического центра Восточной и Центральной Европы в Будапеште, директор Общества диких птиц Японии. Автор книг «Отчет о глобальной экологии» (Тикю канкё хококу), «Исчезающие снега Килиманджаро» (Кириманджаро но юки га киэтэ ику), «История экологии Земли в известных произведениях» (Мэйсаку но нака но тикю канкёси, издательство «Иванами сётэн»), «Моё странствие по Земле – в поисках экологической катастрофы» (Ватаси но тикю хэнрэки – канкё хакай но гэмба о мотомэтэ, издательство «Коданся»), «История проволочных заграждений» (Тэцудзёмо-но рэкиси), «История инфекционных заболеваний в мире» (Кансэнсё но сэкайси, издательство «Ёсэнся») и других.

Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

Очерки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости