Очерки Окружающая среда в Японии
Борьба за возрождение численности японских журавлей (часть первая)

Иси Хироюки [Об авторе]

[06.07.2017] Читать на другом языке : 日本語 | 简体字 | 繁體字 |

В Японии журавли издавна считаются символом удачи. Когда-то их можно было увидеть в любом уголке страны, однако в результате истребления в эпоху Мэйдзи они исчезли с острова Хонсю и оказались под угрозой истребления. Однако усилия защитников природы помогли увеличисть численность обитающих в Японии журавлей с 33 до 1800.

Пир на весь мир

Филиал Международного центра журавлей Акан расположен в пригороде города Кусиро. С обзорной площадки на втором этаже открывается вид на огромную снежную равнину. С ноября по март эта территория превращается в площадку для кормежки птиц. Мне посчастиливилось увидеть, как около пяти десятков журавлей торопливо клевали разбросанный корм.

И вдруг с неба спустилась стая лебедей. Затем к ним присоединился десяток хоккайдоских оленей, за ними последовало более сотни крякв. Начинался утренний пир.

Олени пришли на место кормежки журавлей

Журавли величественно парили над заснеженной равниной. Раздался голос самца, на который тут же ответила самка. Из раскрываемых клювов шёл белый пар. Обе птицы одновременно оттолкнулись от снега и стремительно взлетели. Судя по всему, они готовятся стать семейной парой.

Пара журавлей отрывается от снежной равнины

В 1950 году местный землевладелец однажды обнаружил нескольких крупных белоснежных птиц, клюющих кукурузные стебли. Это были журавли, которых считали вымершими. Люди начали оставлять журавлям корм, однако приручить их удалось далеко не сразу. Впервые птицы притронулись к корму утром 1952 года, когда была метель. После этого было решено использовать это место для регулярной подкормки птиц.

Впоследствии для ведения научной и образовательной деятельности был построен филиал Центра журавлей. Зрелище, когда на равнине собирается более трёх сотен птиц, поистине великолепно. Центр стал приобретать популярность, его посещает множество туристов как из Японии, так и других стран. В наши дни площадка для подкармливания журавлей превратилась в одну из «трёх белоснежных жемчужин» восточного Хоккайдо, наряду с лебедями и ледоходом.

В деревню Цуруи приезжает множество туристов

1800 журавлей

На обзорной площадке перед Центром несколько человек, глядя в бинокль, пересчитывают журавлей, нажимая на ручные счётчики. В январе-феврале 2017 года НПО Группа исследований и защиты журавлей занималась подсчётом численности поголовья журавлей в окрестностях болот Кусиро. Эта перепись журавлиного населения стала уже 32-й по счёту. Январь и февраль – самые холодные месяцы на Хоккайдо, нередки дни, когда температура воздуха падает ниже 20 градусов. Однако это оптимальное время для пересчёта журавлей, прилетающих на площадку в поисках пищи. В переписи участвует 70 волонтёров под руководством директора НКО Момосэ Куникадзу. Среди волонтёров есть студенты, сотрудники компаний, ветеринары, исследователи, работники зоопарка, литературные переводчики, однако всех этих людей, самому младшему из которых 19, а самому старшему – 85 лет, объединяет любовь к журавлям. Некоторые приезжают сюда из Токио и префектуры Хёго. Есть среди них и ветераны, приезжающие на пересчёт птиц начиная с самого первого раза.

Утренняя пятиминутка волонтёров. В центре – директор НКО Момосэ

Все облачены в тёплую одежду и обувь, обклеены специальными портативными грелками. Волонтёры разделяются на группы для наблюдения за местом кормёжки, маршрутом полёта и гнёздами, проверяя данные по несколько раз. Окончательные результаты текущего исследования пока неизвестны, однако с высокой вероятностью можно ожидать рекордной численности журавлей – около 1800 птиц.

Подсчёт журавлей, прилетевших на площадку для корма возле филиала Международного Центра журавлей Акан

За пересчётом журавлей в самое суровое время года следует изучение мест гнездования птиц, наличия супружеских пар и изменений окружающей среды. Исследование проводится на чартерном лёгком самолёте в период откладывания яиц – с апреля по май, чтобы обеспечить последующее кольцевание вылупляющихся в начале лета птенцов. На ловлю птенцов участники идут все вместе, переговариваясь между собой по радиосвязи. После забора крови на анализ и окольцовывания птенцов отпускают на свободу. В это время года уже не холодно, однако комары, оводы и клещи доставляют участникам немало неприятностей.

Возле легкомоторного самолёта перед вылетом на изучение мест гнездовья (фото Момосэ Куникадзу)

Надеваемые на птиц кольца служат для идентификации, позволяя определять выживаемость, процент размножения, смену партнёров, а также узнавать о других повадках и поведении журавлей. Анализ крови помогает определять родственные связи между птицами.

Проведение таких длительных наблюдений за дикими птицами – редкое явление даже в мировом масштабе. В исследовании участвуют в том числе учёные из других стран, где водятся японские журавли – Китая, Кореи и России. Иностранные исследователи удивляются стойкости японских наблюдателей, не отступающих перед холодным климатом. В 2016 году НКО стала лауреатом Международной экологической премии Япония-Корея, которой награждаются организации и частные лица, вносящие вклад в защиту окружающей среды в Восточной Азии.

Народные любимцы

Элегантных и величественных журавлей издавна любили в Японии и Китае. В эпоху Яёи их изображали на бронзовых колоколах дотаку вместе с черепахами. В древней антологии японской поэзии Манъёсю одно из стихотворений посвящено 46 птицам «тадзу». «Тадзу» – собирательное название для лебедей и других крупных белых водоплавающих, однако чаще всего это слово используется для обозначения журавлей.

Журавли встречаются на шедеврах японской живописи ямато-э. Позднее они становятся популярным мотивом буддийской живописи, картин сумиэ, рисунков на перегородках фусума, гравюрах и других произведениях искусства. Великий художник Ито Дзякутю любил рисовать журавлей на картинах катё-га, изображающих птиц и цветы.

Журавли окружают нас практически повсюду, заставляя вспомнить известую цитату «Ни один мотив не использовался настолько разнообразно и широко, как журавли»(*1). Журавли считались символом удачи, поэтому их изображения встречаются на обёрточной бумаге, плетении мидзухики, купюрах, семейных гербах, узорах традиционной одежды, лаковых и керамических изделиях, военных доспехах и других изделиях народного промысла. Народная сказка «Журавлиная благодарность» известна по всей стране. По ней ставятся театральные пьесы и оперы. В пословице «Журавль живет 1000 лет, черепаха – 10 000 лет» журавль выступает как символ долголетия. После того, как стала известна история об умирающей от лучевой болезни 12-летней девочке Садако Сасаки, складывающей бумажных журавликов оригами, журавли превратились в символ мира.

Птица сёгуна

Утагава Хиросигэ «Сто знаменитых видов Эдо: селения Микава, Канасуги и Микавасима» (AFLO)

В конце эпохи Эдо известный мастер гравюр укиё-э Утагава Хиросигэ в цикле картин «Сто знаменитых видов Эдо» изобразил прилетающих в столицу журавлей. Он предложил уникальное решение – корпус журавля как будто лежал на поверхности картины. Нам известно, что художник создал эту картину в 1856-58 годах, прообразом для неё послужили топи на южном берегу реки Аракава. Эта территория служила местом для охоты самураев.

Журавлиное мясо считалась деликатесом, поэтому охота на птиц тщательно контролировалась. Существовало специальное мероприятие цуруонари, когда сёгун добывал на охоте журавля. Птицы подлежали усиленной охране. Место обитания журавлей окружалось бамбуковым забором, для слежения за территорией нанимался целый штат, включая специального охранника, ответственного за кормёжку птиц, и сторожевую собаку. Чтобы не пугать птиц, запрещали даже запускать воздушных змеев.

Сёгун Токугава Иэясу часто выезжал на соколиную охоту. Любил поохотиться с соколами даже пятый сёгун династии Токугава – Цунаёси, выпустивший указ о любви к животным, налагающий запрет на истребление живых существ. Поставка журавлиного мяса к императорскому столу была одной из обязанностей сёгуна. Оставшихся после преподнесения ко двору журавлей съедали на пиру, куда приглашали князей-даймё. Бывало, что и князья преподносили в дар сёгуну добытых журавлей.

Охота на журавлей велась на территории от побережья Токийского залива до акватории реки Аракава, включая местечки Касай, Фукагава, Сэндзю, Синагава, Адзабу, Ситая, Оомори и Накано, а также на болотах удалённых от побережья районов. В течение 179 лет с 1611 по 1790 год было добыто 183 журавля, то есть в среднем по одной птице за год.

Поскольку мясо журавлей считалось лечебным, в 1677 году жители деревни Тонэ (префектура Ибараки) поймали одну птицу, чтобы спасти больного жителя. Проступок оказался очень тяжёлым – вся семья охотника из десяти человек, включая детей, была присуждена к смертной казни. В эпоху Эдо известно как минимум 8 случаев убийства журавлей, однако далеко не всегда это наказывалось смертной казнью. К самураям применялись такие меры, как домашний арест.

Деликатесное лакомство

Мясо журавлей издавна употреблялось в пищу. Кости журавлей обнаруживают во время раскопок поселений, а также захоронений кухонных отходов эпохи мезолита в префектурах Аомори, Иватэ и Ибараки. Имеются сведения об употреблении мяса журавлей в эпоху Хэйан (794-1185), в дневнике «Записи ясной луны» (Мэйгэцуки, 1227 год) поэта Фудзивара-но Садаиэ (Тэйка), чьи стихи входят в сборник поэзии «Новое собрание старых и новых песен Японии» (Син-Кокинвакасю), также встречается упоминание о журавлином мясе.

В эпоху Эдо мясо журавлей было недоступно простому народу. Однако на далёком Хоккайдо их часто ловили, солили мясо и продавали его в другие княжества. Мацуура Такэсиро, занимавшийся исследованием Хоккайдо в период с конца эпохи сёгуната до начала Мэйдзи, который, собственно, дал название «Хоккайдо» этому острову, оставил сведения о большом количестве журавлей, водившихся на болотистых местностях у рек Исикари и Тэсио. За реставрацией Мэйдзи последовала отмена запрета на охоту на птиц, принятого в эпоху Эдо. В 1892 году охота на журавлей была официально разрешена, и птицы стали постепенно исчезать из страны. Судя по всему, на острове Хонсю они вымерли ещё в эпоху Тайсё (1912-1926).

От 33 журавлей к тысяче

В 1924 году на болотах Кусиро обнаружили несколько десятков журавлей. В 1935 году места их обитания были включены в перечень государственных памятников природы, однако журавли исчезли. Когда в 1939 году основатель японского Общества диких птиц Наканиси Гото приехал на Хоккайдо в поисках журавлей, за целый день ему не удалось найти ни одной птицы.

В 1952-53 годах в поисках журавлей приняло участие более 10 тысяч человек, начиная от учащихся начальной и средней школы и до сотрудников компаний. Им удалось обнаружить лишь 33 птицы. Обеспокоенные власти присвоили журавлям статус особого природного объекта. Благодаря природоохранной деятельности численность птиц постепенно стала восстанавливаться, достигнув в 1962 году 178, в 1988 – 424, а в 2000 году усилия защитников природы были наконец-то вознаграждены – поголовье журавлей возросло до 740.

Защитники природы основали движение «Национальный траст» в целях закупки мест обитания журавлей. Наряду с этим развёртывался ряд природоохранных мер – создавались поля для выращивания гречихи, пересаживался яванский омежник, в реки выпускался молодняк вьюна. В 1993 году журавли были признаны «представителями редкой дикой флоры и фауны».

В 2004 году численность журавлей наконец-то достигла желанной отметки в 1000 птиц, в 2016 году их уже было 1800. На восстановление поголовья больше всего повлияло обустройство мест для подкормки журавлей в зимнее время. Раньше количество птиц не увеличивалось именно из-за нехватки продовольствия в холодное время года.

Автор статьи на площадке для кормления журавлей в деревне Цуруи

Успех проекта по организации кормления журавлей, стартовавший в 1952 году, повлёк за собой появление новых «кормушек». В настоящее время оборудовано 23 площадки, три из которых находятся в ведении Министерства окружающей среды, а 20 небольших площадок – под управлением префектуры Хоккайдо.

Фотографии: редколлегия Nippon.com

Фотография к заголовку: Журавли, взлетающие после кормежки с площадки перед филиалом Международного центра Акан

(Статья на японском языке опубликована 3 марта 2017 г.)

(*1) ^ Цитата из книги Оканобори Тэйдзи «Словарь узоров» (Моё-но дзитэн, издательство «Токёдо»)

  • [06.07.2017]

Журналист, учёный-эколог. Ранее –член редколлегии газеты «Асахи Симбун», главный консультант программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) в Найроби и Бангкоке, профессор Токийского университета, Чрезвычайный и Полномочный Посол в Замбии, профессор Университета Хоккайдо. В настоящее время – советник в Японском Агентстве международного сотрудничества (JICA), директор Экологического центра Восточной и Центральной Европы в Будапеште, директор Общества диких птиц Японии. Автор книг «Отчет о глобальной экологии» (Тикю канкё хококу), «Исчезающие снега Килиманджаро» (Кириманджаро но юки га киэтэ ику), «История экологии Земли в известных произведениях» (Мэйсаку но нака но тикю канкёси, издательство «Иванами сётэн»), «Моё странствие по Земле – в поисках экологической катастрофы» (Ватаси но тикю хэнрэки – канкё хакай но гэмба о мотомэтэ, издательство «Коданся»), «История проволочных заграждений» (Тэцудзёмо-но рэкиси), «История инфекционных заболеваний в мире» (Кансэнсё но сэкайси, издательство «Ёсэнся») и других.

Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

Очерки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости