Очерки Окружающая среда в Японии
Отношение японцев к животным (часть вторая)

Иси Хироюки [Об авторе]

[13.07.2017] Читать на другом языке : 日本語 | 简体字 | 繁體字 | ESPAÑOL |

В Японии глубокая связь между человеком и животными проявляется в обычаях устройства могил и поминовения. Такие обычаи и отношение к животным и людям как частям единой природы сохраняются во многих местах.

История употребления мяса в Японии

Император Тэмму (622-686) был ревностным буддистом, и в 645 году издал указ, запрещавший убийство живых существ и употребление в пищу мяса пяти видов – говядины, конины, курятины, мяса собак и обезьян. Действие этого указа продолжалось почти 1200 лет.

В конце периода Эдо (1603-1868) запрет на употребления мяса перестал строго соблюдаться. Токугава Ёсинобу, последний сёгун, любил свинину, и ему это мясо поставляло княжество Сацума, где разводили свиней. Он даже получил прозвище «Бута-ити сама», «Господин из рода Хитоцубаси, который любит свинину».

С реставрацией Мэйдзи запрет на употребление мяса был снят. В 1872 году император Мэдзи отменил указ о запрещении мяса и сам начал его есть. Император объяснял советнику Окубо Тосимити, что делает это не столько в заботе о здоровье, сколько из дипломатических соображений при общении с иностранцами.

Это вызвало непредвиденные последствия. Примерно через месяц после того, как запрет был снят, к императору ворвалось 10 последователей религиозного течения сюгэндо, кричавших, что поедание мяса разрешать нельзя. Охрана застрелила четверых из них, одного тяжело ранили, а пятерых арестовали.

Пропаганда мяса

Фукудзава Юкити, знаток западных наук, по просьбе компании, организовавшей на рынке Цукидзи торговлю говядиной, в сотрудничестве с ней написал «Теорию употребления мяса в пищу» (Никудзики-но сэцу). «Сейчас народ нашей страны избегает поедания мяса, и немало людей теряют здоровье и не имеют жизненных сил», – писал он в ней, рекомендуя употреблять мясные блюда. В основанной им школе Кэйо гидзюку он включил в меню столовой блюда из мяса.

После снятия запрета на мясо в народе всё ещё сохранялись представления о том, что говядина – «нечистое» мясо, и многие зажимали нос и закрывали глаза, когда проходили мимо лавок, где подавали блюдо сукияки, в котором используется тонко нарезанная говядина. Несмотря на это, такие рестораны становились всё более популярными, и к 1877 году только в Токио их насчитывалось 550.

Интерьер ресторана, где подавали сукияки в начале периода Мэйдзи. Из книги Канагаки Робуна «Любитель говядины» (Агуранабэ) (из библиотеки Музея открытия порта Йокогама)

Быстрому росту популярности мясных блюд способствовало Великое землетрясение Канто. Многие страны присылали материальную помощь, в США проводили сбор денег по всей стране, и эскадренный миноносец ВМФ США привёз продукты питания, в том числе множество банок консервированной солонины. Пострадавшие от стихийного бедствия ели мясо, распробовали его вкус, и табу на употребление в пищу мясных блюд исчезло.

Солонина – продукт, когда-то созданный для моряков. Говорят, что лишь в Японии солонину едят не только моряки. Банки для неё делаются в форме параллелепипеда, чтобы они занимали как можно меньше места на корабле.

Японская любовь к животным

Японское отношение к животным окрашено особой нежностью. В разных уголках страны осталось множество памятных стел или буддийских изображений в память о животных, связанных с человеком. «Могилы насекомых» (мусидзука) устраивали в те времена, когда не было химикатов, и вредных насекомых могли лишь собирать с растений. Они служили для поминовения насекомых, которым – хоть их и не любили за наносимый ими вред – устраивали заупокойные церемонии за отобранную у них жизнь. «Изгнание насекомых» (мусиои) когда-то проводилось в каждом населённом пункте по всей стране, и люди вместе молились об изгнании вредителей.

Повсеместно в Японии можно видеть множество памятных стел и буддийских изваяний, посвящённых животным, служившим человеку – таковы, например, скульптурные изображения Конеголовой Каннон (Бато-кандзэон) и Собакоголовой Каннон (Кэнто-кандзэон).

Свиноголовая Каннон (Тонто-кандзэон), Ступа поминовения куриных душ (Тори рёку кито), Кабаноголовая Каннон (Тёто-кандзэон), Ступа поминовения птиц, зверей и рыб (Тёдзюрё куёто), Ступа поминовения оленей (Сика куёто) создавались для помощи душам животных, употреблявшихся в пищу. Есть и Стела поминовения собак и кошек (Ину нэко куёхи), воздвигнутая людьми, связанными с традиционной музыкой, поскольку кожа этих животных использовалась для резонаторов сямисэнов (японская лютня). В г. Насу преф. Тотиги есть Ступа поминовения насекомых (О-кэра куёто) в память о насекомых, которых крестьяне собирали в качестве живого корма для соколов сёгуна.

Почитание душ китов

Могила китов на острове Оумидзима г. Нагато преф. Ямагути (фотография Aflo)

При буддийских храмах в рыбацких деревнях, когда-то живших китобойным промыслом, остались могилы, служащие для почитания душ убитых китов. Создание таких могил-кудзирабака – особый японский обычай. Недавно я ездил по местам, связанным с жизнью поэтессы Канэко Мисудзу, и в г. Нагато преф. Ямагути зашёл в Музей китов Нагато. Меня поразила могила китов в расположенном неподалёку храме Когандзи.

Рассказывают, что могилы китов устраивали из сострадания, когда рыбаки ловили самку кита, и вместе с ней погибал детёныш или зародыш. Могила в Нагато устроена для более чем 70 китов. И даже сейчас, когда охота на китов запрещена по всему миру, здесь продолжают проводить поминальные службы по китам.

В храме Когандзи есть не только могила китов. Там также хранятся таблички-ихай с посмертными буддийскими именами китов, записи с биографическими данными (какотё) 242-х китов, самцов и самок, – в них указаны буддийские имена, дата и место вылова, название рыбацкой артели и другие сведения. Китов посмертно почитали наравне с людьми.

Район Сэндзаки в г. Нагато когда-то был посёлком китобоев, одним из крупнейших центров добычи китов в Японии. Канэко Мисудзу (1903-1930) родилась в этом посёлке, и за 26 лет своей недолгой жизни написала множество стихотворений. Одно из известнейших – «Поминальная служба по китам» (Кудзира хоэ). В нём чувствуется та благодарность японцев, которую они испытывали по отношению к китам. Слово хоэ в названии стихотворения обозначает собрание монахов и прихожан для проведения заупокойных служб.

Поминальная служба по китам на исходе весны,
Когда в море ловится летучая рыба,
Когда колокол звонит в храме на взморье,
Качается, звуки летят над просторами моря.
Когда деревенские рыбаки облачились в хаори
И спешат к храму на взморье,
В море один детёныш кита
Слышит, как колокол звонит,
Вспоминает погибших папу и маму:
«Скучаю, скучаю», – горько он плачет.
Звон колокола над гладью моря,
Летит, разносится до края земли.

Мемориальные стелы, посвящённые памяти китов, можно увидеть в Японии во многих местах. Эта стела находится на Могиле кита (Кудзирадзука) в святилище Кагата в Синагаве в Токио (фотография Aflo)

  • [13.07.2017]

Журналист, учёный-эколог. Ранее –член редколлегии газеты «Асахи Симбун», главный консультант программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) в Найроби и Бангкоке, профессор Токийского университета, Чрезвычайный и Полномочный Посол в Замбии, профессор Университета Хоккайдо. В настоящее время – советник в Японском Агентстве международного сотрудничества (JICA), директор Экологического центра Восточной и Центральной Европы в Будапеште, директор Общества диких птиц Японии. Автор книг «Отчет о глобальной экологии» (Тикю канкё хококу), «Исчезающие снега Килиманджаро» (Кириманджаро но юки га киэтэ ику), «История экологии Земли в известных произведениях» (Мэйсаку но нака но тикю канкёси, издательство «Иванами сётэн»), «Моё странствие по Земле – в поисках экологической катастрофы» (Ватаси но тикю хэнрэки – канкё хакай но гэмба о мотомэтэ, издательство «Коданся»), «История проволочных заграждений» (Тэцудзёмо-но рэкиси), «История инфекционных заболеваний в мире» (Кансэнсё но сэкайси, издательство «Ёсэнся») и других.

Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

Очерки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости