Очерки Окружающая среда в Японии
История охраны леса в Японии (часть вторая)

Иси Хироюки [Об авторе]

[02.10.2017] Читать на другом языке : 日本語 |

Развитие лесной промышленности ставит под угрозу существование даже таких объектов природного наследия ЮНЕСКО, как горный район Сираками и остров Якусима. Движение по защите букового леса сумело разорвать порочный круг уничтожения природы. Оно стало значимым поворотным моментом в отношениях между лесом и японцами.

Бюрократы против природы

Переход на такие виды топлива, как нефть и газ во второй половине 1950-х годов, повлёк за собой снижение спроса на дрова и древесный уголь, а экономическое развитие стимулировало повышение спроса на стройматериалы и бумажное сырьё. Для решения возникающих проблем Управление по лесам разработало стратегию развития лесопосадок. Ожидалось, что если после вырубки буковых лесов высадить на освободившихся площадях быстро растущие хвойные породы – криптомерии и кипарисовики, отличающиеся высокой экономической ценностью в качестве строительного материала, это позволит обеспечивать растущий спрос на древесину в будущем.

Вековые буки были безжалостно вырублены на огромных площадях. Бензопила уничтожает дерево диаметром 50 см всего за пять минут. Это намного быстрее, чем скорость роста саженцев в лесопосадках. В конце концов стратегия лесопосадок потерпела сокрушительный крах. Высаженные в регионе Тохоку хвойные породы не выдержали обильных снегопадов и погибли.

Криптомерии, кипарисовики и другие хвойные породы растут, стоя тесно друг к другу. Постепенно часть деревьев устраняют, обеспечивая необходимое пространство оставшимся посадкам. Чтобы предупредить появление сучков на лесоматериале, нижние ветки обрубаются. Подобное прореживание и обрубка ветвей – необходимая мера для повышения ценности древесины.

Демонстрация обрубки ветвей на криптомерии во время 40-го Национального фестиваля лесопосадок (фото Jiji Press)

Стратегия развития лесопосадок на деле оказалась бюрократической мерой уничтожения лесов под руководством Управления по лесам. Многие лесопромышленники провозгласили «истребление буков». В результате процент искусственных лесопосадок, составлявший в 1954 году всего 27%, к 1985 году перешагнул за 44-процентный барьер.

Расчётный объём уничтоженного за это время букового леса достиг 17 миллионов деревьев. С учётом того, что доля лесопосадок в мире не превышает 3,5%, японские темпы прироста можно считать поистине стремительными. В наши дни лесопосадки стали требовать ухода, который невозможно обеспечить из-за нехватки рабочих рук. Деревья оказались заброшены.

Провал либерализации импорта древесины

Лес – это не монополия человека, в нём обитает бесчисленное количество живых существ. Однако на используемых для посадки хвойных породах нет съедобных плодов, животным нечем питаться. Вслед за естественным лесом исчезло множество видов дикой флоры и фауны, однако у человека не было возможности об этом задуматься. Одновременно произошло резкое увеличение поголовья оленей и косуль, способных питаться корой и саженцами на лесопосадках. Лишённые желудей гималайские медведи стали появляться поблизости от человеческого жилья.

Разработанная государством стратегия не оправдала надежд, однако рост экономики привёл к всплеску спроса на древесину и росту цен на лесоматериалы внутреннего производства. В рамках мер по обеспечению спроса в 1964 году были сняты ограничения на импорт древесины, и в Японию хлынул дешёвый иностранный лес, постепенно вытеснивший внутренний продукт. Уровень самообеспечения древесиной, достигавший в 1950 году 90%, в одно время снизился до 20%.

Крупные объёмы импорта древесины повлекли за собой уничтожение лесов за пределами Японии. Послевоенное восстановление экономики породило бездонную дыру для импортного леса. Первой жертвой в 60-х годах пали леса на Филиппинах, затем эпидемия безжалостных вырубок переместилась в Индонезию, губернаторства Сабах и Саравак в Малайзии и Папуа-Новую Гвинею. За истребление лесных ресурсов в Юго-Восточной Азии Япония получила прозвище «вора».

Закат лесной промышленности

После выхода на пиковый показатель (1 158 200 000 000 йен) в 1980 году объёмы продукции японской лесной промышленности стали неуклонно сокращаться, и в 2014 году составили меньше 450 миллиардов йен. За тот же период численность работников этой промышленности, составлявшая некогда 146 000 человек, сократилась до одной трети, и по всей стране стали появляться заброшенные леса. Огромный ущерб, наносимый наводнениями и оползнями во время тайфунов и сильных ливней, обусловлен именно нарушением лесного баланса.

В наши дни глобальный всплеск спроса на древесину вызвал резкий рост цен на импортную продукцию, и после сильных колебаний цен на внутреннюю криптомерию текущий уровень цен составляет лишь 25% от пикового показателя 80-х. Криптомерию иронически прозвали «самым дешёвым лесом в мире». Объём поставок внутренней древесины за последнее десятилетие практически не меняется. После провала стратегии развития лесопосадок многие лесопромышленники, входящие в состав профсоюзов, попали в зависимость от субсидий и дотаций, не сумев выйти из кризиса даже в наши дни, когда лесопосадки достигли подходящего для вырубки возраста. Несмотря на богатство лесных ресурсов, японская лесная промышленность неуклонно слабеет.

Буковые рощи

Исчезновение буковых лесов стало отправной точкой движения по защите лесов в Японии. Буковые леса распространены в Японии от южной оконечности Хоккайдо на севере до префектуры Кагосима на юге и занимают 17% площади естественных лесов. Бук – это широколиственное дерево, типичный представитель лесов умеренного пояса. Его высота достигает 30 метров, диаметр ствола – около полутора метров. 34 населённых пункта выбрали буковое дерево в качестве своего символа – это ли не свидетельство его популярности в наши дни? И этот выбор зачастую был сделан благодаря движению по защите букового леса.

Высокое дерево буковых. Распространено преимущественно на высоких горах побережья Японского моря. Достигает 20 метров в высоту. В мае покрывается светло-жёлтыми цветами (фото Анэдзаки Кадзума)

Для иероглифической записи названия дерева (буна) используется несколько иероглифов – 橅, 椈 и 桕, однако наиболее распространённым вариантом является первый – 橅. Это иероглиф не китайского, а японского происхождения, состоящий из двух элементов – «дерево» (木) и «отсутствие» (無), то есть это как бы «не-дерево». Иероглиф был создан с учётом особенностей бука – у него быстро портящаяся древесина и низкая доля пригодного в качестве лесоматериала полезного объёма.

Буковая древесина отличается очень красивым узором, однако её недостатком является значительная деформация после переработки. Вплоть до середины ХХ века бук использовали преимущественно для выращивания грибов и на дрова, а также в качестве материала для производства фанеры, деревянных игрушек и клавиатуры музыкальных инструментов. Бук приобрёл популярность в качестве сырья для изготовления мебели и покрытия для пола только в последние годы благодаря усовершенствованию технологий обработки древесины.

Защита буков

Своему знакомству с буками я обязан встрече с Цутия Норио. Он очень любил буковые леса Тохоку и жил в горах практически на натуральном хозяйстве круглый год за исключением зимних холодов. Именно благодаря этому человеку я смог побывать в буковой роще в отдалённых местах Тохоку. В 1970 году Цутия получил экстренное сообщение от охотника Сида Таданори, проживающего в местечке Ооисава посёлка Нисикава, расположенного у подножия горной цепи Асахи в префектуре Ямагата.

Сида родился в Ооисава в 1917 году и промышлял в горах охотой на медведей и сбором горных растений. Его называли «последним из охотников-матаги». Он следил за горными избушками, работал в качестве спасателя, а затем посвятил себя защите буковых лесов. Сида пользовался доверием в качестве проводника среди известных альпинистов и научных работников.

Охотник Сида Таданори (фото Анэдзаки Кадзума, 1983 год)

Больше всего я любил гостить у охотника в доме и слушать его рассказы о горах. Я был поражён его познаниями о животных и лесе. В такой глуши, как Оосава, где проживало всего 230 человек, имелся Музей природы, большую часть коллекции которого собрал Сида. Среди экспонатов – один из двух имеющихся в мире образцов гриба кордицепс китайский.

В мае 2016 года в возрасте 101 года Сида скончался. За два года до смерти он выпустил автобиографию «Последний из матаги» (Расуто матаги, издательство «Кадокава»), в которой рассказал о трудностях, с которыми ему пришлось столкнуться, защищая буковые леса. Охотник упоминает, что когда в 1950 году местности присвоили статус Национального парка Бандай Асахи, «за дверью моего дома расстилался дикий лес, и я думал, что вырубка буков ни в коей мере не угрожает их существованию».

Сначала рубка леса велась силами местных жителей, пользующихся исключительно топором и ручной пилой, поэтому ущерб был действительно незначительным. Однако в 1960-е годы в посёлке появились подрядчики от Лесного управления, работавшие цепными пилами, и объём вырубки резко возрос. За короткое время были вырублены все деревья вплоть до высоты 1000 метров над уровнем моря.

Остатки буковых лесов вдоль дорог (фото Анэдзаки Кадзума)

Быт местных жителей, зависящих от богатства горной природы, также оказался под угрозой. Растения исчезли, к жилью стали приближаться выходящие из леса медведи. Жители потребовали от главы посёлка ограничить рубку леса и неоднократно ходили к местному представителю Лесного управления, однако получить внятного ответа так и не удалось.

Сложившаяся ситуация побудила Сиду обратиться ко мне за помощью. В 1971 году 85 организаций со всей Японии сформировали Национальную Федерацию защиты природы (председатель Арагаки Хидэо) и приступили к развёртыванию мер по всей стране. Я стал одним из помощников Федерации. Сида участвовал в учредительном собрании и, узнав о природоохранной деятельности, создал Общество защиты буков и диких лесов горного хребта Асахи. Мы организовали токийский филиал Общества и приступили к делу, привлекая множество организаций, включая Общество защиты природы. Рубка лесов продолжалась ещё некоторое время, однако Сида добился личной встречи с главой Лесного управления, и в 1976 году рубка прекратилась.

Факт выступления местных жителей с протестами против власти в лице Лесного управления и одержанная ими победа не имели прецедентов. Мужество людей, поднявшихся во имя спасения природы вместе с охотником Сида, должно навсегда остаться в нашей памяти.

Усиление протестов

Движение против рубки леса распространилось по всей стране. В 1977 году вспыхнуло пламя протестов против вырубки государственных лесов на территории Национального парка Сирэтоко на Хоккайдо. Глава посёлка обратился к жителям Японии и развернул акцию «Лесной трест 100 квадратных метров», участники которого выкупали землю и высаживали на ней деревья. Я тоже стал одним из «землевладельцев». В 2010 году была выкуплена вся земля и площадь засаженной деревьями территории достигла 861 гектара. Когда-нибудь эта зона превратится в настоящий лес и достанется в наследство нашим потомкам.

На юге страны развернулось движение по защите криптомерий на острове Якусима, где есть деревья-великаны более чем тысячелетнего возраста. Вырубка местных криптомерий началась ещё в XVI веке. В эпоху Эдо обточенные до прямоугольной формы деревянные плитки использовались для уплаты налога. Благодаря высокому содержанию смолы криптомерии Якусима отличались повышенной прочностью и были популярны в качестве строительного материала.

В 1957 году Управление по лесам разрешило вырубку живых криптомерий Якусима, и на фоне резкого всплеска спроса на древесину в 1960-х годах на острове началась вырубка леса. Дикий лес рубили под корень, обнажая землю. В 1966 году, когда объём вырубаемого леса достиг пикового показателя, была обнаружена криптомерия периода Дзёмон, примерный возраст которой достигал четырёх тысяч лет. Данная находка привлекла к происходящему на острове внимание населения.

Рабочие на лесозаготовках местной криптомерии в долине Косуги, остров Якусима (1945-1955 годы, фото предоставлено Центром охраны лесной биосферы острова Якусима Лесного управления)

В 1972 местные жители и уроженцы острова, почувствовав опасность вырубки ценных деревьев-великанов, сформировали «Общество защиты острова Якусима» и приступили к охранной деятельности. Однако в то время рубка леса являлась на острове основным промыслом, а природоохранная деятельность осуществлялась жителями стихийно в условиях отсутствия поддержки. Однако в 1979 году случилось несколько оползней, вызванных чрезмерными рубками, а в 1980 году стало известно о плане строительства нефтяного склада. На фоне усиления протестов населения власти были вынуждены пересмотреть план рубки деревьев, а меры по охране природы, включая расширение территории государственных парков и находящихся под защитой лесов, стали разрабатываться на уровне как центральной, так и префектуральной власти.

Оставшийся на Якусиме природный лес в 1980 году получил статус «зоны охраны биосферы» в Программе «Человек и биосфера» ЮНЕСКО, а в 1992 году Лесное управление признало его «зоной охраны лесной биосферы». В 1993 году эта зона вместе с горным массивом Сираками стала первым в Японии объектом природного наследия ЮНЕСКО. В 2001 году рубка криптомерий Якусима наконец-то была прекращена.

Криптомерия на Якусиме (фото Анэдзаки Кадзума)

Отношение японцев к природе

Предшественником Общества защиты природы Японии была Федерация по охране Овасэ. Решение о сооружении плотины в Овасэ вызвало протест учёных и альпинистов в связи с ожидаемым затоплением равнины Овасэгахара. Проблема была решена в 1996 году – компания ТЕРСО, владевшая землёй, предназначавшейся для строительства плотины, отказалась от данного проекта. А Федерация была переименована в Общество защиты природы ещё в 1951 году.

С момента появления Общества в компетентные органы было подано 191 мнение и требование о прекращении разрушения природы и ведения разработок в государственных парках (во многих случах – в том числе в государственных лесах). Эта деятельность охватывает всю Японию, начиная от проекта освоения болот в национальном парке Рисири Рэйбун Саробэцу на севере и вплоть до проекта строительства аэропорта и рубки природного леса на территории национального парка Ириомотэ Исигаки.

Большинство этих документов было подано властям по требованию оппозиционно настроенных местных жителей. Население встало на защиту государственных лесов, которые раньше находились исключительно в ведении Лесного управления. Количество поданных в различные инстанции документов – это свидетельство борьбы за защиту природы множества людей в разных уголках страны. Глава отдела по защите природы Ассоциации Симура Томоко объясняет происходящие изменения «внимательным отношением государственных органов к подаваемым мнениям», однако отмечает наличие высокомерного отношения в органах местного самоуправления.

В 2014 году Секретариат Кабинета Министров провёл опрос общественного мнения касательно уровня интереса населения к природе. Доля людей, выбравших варианты ответов «очень интересуюсь» и «интересуюсь в определённой степени», оказалась очень высока – 89,1%. Аналогов данного опроса в других странах мира мне найти не удалось, однако тот факт, что почти 90% населения проявляет интерес к природе, можно считать уникальным в мировом масштабе явлением.

Буковая роща в горной цепи Асахи (фото Анэдзаки Кадзума)

Фотография к заголовку: лес на острове Якусима, зарегистрированный в качестве Всемирного наследия ЮНЕСКО (фото Анэдзаки Кадзума)

(Статья на японском языке опубликована 19 июля 2017 г.)

  • [02.10.2017]

Журналист, учёный-эколог. Ранее –член редколлегии газеты «Асахи Симбун», главный консультант программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) в Найроби и Бангкоке, профессор Токийского университета, Чрезвычайный и Полномочный Посол в Замбии, профессор Университета Хоккайдо. В настоящее время – советник в Японском Агентстве международного сотрудничества (JICA), директор Экологического центра Восточной и Центральной Европы в Будапеште, директор Общества диких птиц Японии. Автор книг «Отчет о глобальной экологии» (Тикю канкё хококу), «Исчезающие снега Килиманджаро» (Кириманджаро но юки га киэтэ ику), «История экологии Земли в известных произведениях» (Мэйсаку но нака но тикю канкёси, издательство «Иванами сётэн»), «Моё странствие по Земле – в поисках экологической катастрофы» (Ватаси но тикю хэнрэки – канкё хакай но гэмба о мотомэтэ, издательство «Коданся»), «История проволочных заграждений» (Тэцудзёмо-но рэкиси), «История инфекционных заболеваний в мире» (Кансэнсё но сэкайси, издательство «Ёсэнся») и других.

Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

Очерки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости