Очерки Якудза: организованная преступность в Японии
Якудза: работа, не приносящая доходов
[15.09.2017] Читать на другом языке : 日本語 |

Раскол Ямагути-гуми, крупнейшей криминальной организации в Японии, наглядно иллюстрирует нынешнее экономическое состояние якудза. Система сбора денег, наводившая ужас на японских предпринимателей в период бурного экономического роста в послевоенное время, под натиском полицейских мер и законодательного ужесточения постепенно сдаёт свои позиции.

Расколы Ямагути-гуми – характерный симптом происходящего с якудза. В августе 2015 года от Ямагути-гуми шестого поколения откололась Кобе Ямагути-гуми, а в апреле 2017 года отделилась и стала независимой Нинкё Ямагути-гуми, в результате чего вместо одной появилось три организации.

В двух словах описать причину этой череды расколов можно так: организации не хватает денег. Когда-то Ямагути-гуми собирала под своими флагами отчаянную молодёжь, и боссы, стоящие на верху системы прямого подчинения дзикисин могли обеспечить ей реализацию «мечты бандита», выражающуюся словами «хороший дом, хорошая машина, хорошие женщины». Однако проводившийся в последние годы пересмотр в сторону ужесточения Закона о борьбе с организованной преступностью и указы муниципальных органов о запрете связей граждан с преступными группировками по всей стране сделали это занятие малодоходным.

К «членским взносам», то есть непосильной ежемесячной плате в 850 000 йен, которую вносят руководству Ямагути-гуми шестого поколения, добавляются и поборы, устанавливаемые исполнительными органами. Протестовавшие против такого положения дел члены Ямакэн-гуми, крупнейшей группировки в организации, возглавляемые её лидером, раскололи Ямагути-гуми. В образовавшейся Кобе Ямагути-гуми для прямых членов (дзикисин) плата была уменьшена и составляет менее 300 000 йен, однако плата, вносимая руководством главной организации, Ямакэн-гуми, наоборот, увеличилась. Недовольные этим члены откололись, образовав Нинкё Ямагути-гуми.

Получать деньги становится сложнее

На самом деле якудза сейчас очень сложно получать деньги. Легальный бизнес связан Законом о борьбе с организованной преступностью, и приходится все силы концентрировать на нелегальных предприятиях, а говоря конкретно – на торговле наркотическими веществами и телефонном мошенничестве. В Ямагути-гуми торговля наркотиками – табу, но если кто-то сам по себе приторговывает, то на это смотрят сквозь пальцы. Точнее говоря, для поддержания организации на плаву такой прибыльный бизнес просто необходим, несмотря на высокую степень риска. То же и с телефонным мошенничеством – в Нинкё Ямагути-гуми считают постыдным обманывать доверчивых дедушек и бабушек, но выбирать особенно не приходится.

Само собой, в бизнесе, связанном с недвижимостью и финансами, в какой-то мере ещё применяются грязные уловки. В основном в центрах больших городов встречаются компании недвижимости, которым из-за запутанного распределения прав необходима силовая поддержка. Сохраняется ещё и возможность антиобщественной деятельности, связанной с компаниями-пустышками, которые используются для биржевых махинаций в условиях ухудшения деловой активности и неопределённости курсов акций. Антиобщественная деятельность выражается и в мошенничествах, связанных с «социальным кредитом», когда кредитору по интернету представляют заёмщика, и с передовыми технологиями – например, с криптовалютой «Биткойн».

Однако и такой бизнес сейчас по масштабам составляет едва ли одну десятую или одну двадцатую былого расцвета времён экономики «мыльного пузыря».

В период экономического пузыря «денежная пена» стекалась в первую очередь к руководству криминальных организаций. Прямые подчинённые (дзикисин) имели активов на миллиарды йен, члены руководства основной организации, такие как вакагасира-хоса (помощник заместителя главы организации), имели больше десятков миллиардов йен. Пятый глава Ямагути-гуми, Ватанабэ Ёсинори, говорят, имел собственность на десятки миллиардов. Само собой, точное количество этих «не облагаемых налогом доходов» не поддаётся исчислению, однако то, с каким размахом они развлекались в весёлых кварталах Китасинти в Осаке и на Гиндзе в Токио, говорит о многом. Сейчас они уже совсем не те.

Исчезновение легальных доходов

Причины нынешней ситуации очевидны. До периода «мыльного пузыря» якудза зарабатывали на легальном и нелегальном бизнесе, но правительство начало затягивать гайки, бизнес, подчиняясь закону, прекратил контакты с криминальными организациями, и легальная часть доходов исчезла.

Легальный бизнес, не связанный с нарушением закона, включал финансовые операции, торговлю недвижимостью, гражданское строительство, развлекательный бизнес, подбор кадров для выполнения работ, слом домов, утилизацию промышленных отходов, ликвидацию компаний, сбор кредитных обязательств, урегулирование споров за сферы влияния. За пределами разрешённого законом были азартные игры, торговля наркотиками, сутенёрство, подпольные казино, мошенничества с банковскими переводами, сбор платы за «защиту», незаконное исполнение работы адвоката без соответствующей лицензии и другая деятельность.

Легальный бизнес якудза почти ничем не отличается от любого обычного предпринимательства, и якудза активно пользовались совмещением легального и нелегального бизнеса. Например, финансовые предприятия якудза не ограничивались верхним пределом, установленным законом об инвестициях, и под высокие проценты ссужали очень рискованный бизнес. Они могли так делать, поскольку были абсолютно уверены в том, что сумеют вернуть свои деньги.

В то же время этот легальный бизнес криминальных организаций имел спрос. К нему прибегали финансовые организации, которым срочно необходимы деньги, торговцы недвижимостью, которым во что бы то ни стало нужно скупить земельные участки, АЭС, которым нужны работники на связанные с высоким риском облучения работы, на которых обычно люди работать не хотят, кредиторы, стремящиеся собрать долг и вступающие в конфликт с другими кредиторами – во всех этих случаях криминальные организации оказывались как нельзя кстати, и по крайней мере до введения Закона о борьбе с организованной преступностью в 1992 году якудза были «необходимым злом», которое использовал легальный бизнес.

Столетняя история Ямагути-гуми

Чтобы объяснить, как криминальные организации достигли такого размаха, следует обратиться к истории Ямагути-гуми, которая насчитывает уже более ста лет.

Началось всё с того, что Ямагути Харукити, первый глава группировки, был рыбаком на острове Авадзи в преф. Хёго, а потом поступил работать докером в порту Кобе. Собрав в 1915 году вокруг себя около 50 других докеров, он назвал группировку Ямагути-гуми. Он стал управлять развлекательными и игорными заведениями, занимался охраной театров и другими делами.

Руководство организацией перешло к его сыну Нобору, но в 1942 году он умер от ран, полученных в драке, в возрасте 41 года. Во время войны молодёжь призывали в армию, якудза не могли заниматься привычным бизнесом, и настоящее преуспеяние пришло после того, как в июне 1946 года третьим главой группировки объявили Таоку Кадзуо.

До войны якудза разделялись на две разновидности – бакуто, занимавшиеся игорным бизнесом, и тэкия, торгующие в лотках, которые разворачивают во время праздников возле храмов и святилищ. «Родительские» (ояко) и «братские» (кёдай) связи, заключаемые через дарение чашки для сакэ, играли важную роль в формировании преступных синдикатов, которые, с одной стороны, наводили страх на местных предпринимателей и жителей, а с другой – оказывали определённую помощь. Правда, доходы у них были нестабильны, и иногда удавалось собрать деньги, а иногда не получалось.

Таока Кадзуо был из бакуто, в военное время ему пришлось нелегко, и во время объявления его главой группировки он поклялся, что обеспечит её членов легальным бизнесом. Это стало эпохальным событием в истории якудза, продолжающейся с периода Эдо (1603-1868), и с тех пор Ямагути-гуми играет роль «современных якудза».

Таока создал компании, сам возглавил строительную фирму «Ямагути-гуми», организовал докеров порта Кобе и основал транспортную компанию «Коё унъю». В Ямагути-гуми он учредил отдел развлекательных предприятий, который занимался предпринимательством в сфере сценического искусства и развлечений, основал компанию «Кобэ гэйнося», офис которой располагался у него дома.

Он помогал членам группировки в создании своих компаний, занимавшихся строительством, погрузочными работами, финансами, операциями с недвижимостью и другими делами. При нём Ямагути-гуми стала деловым синдикатом с криминальной составляющей. Используя обе стороны организации, Таока начал расширять предприятия до масштабов всей страны. С 1950-х годов в развлекательном бизнесе широко использовал звезду компании «Кобэ гэйнося» Мисору Хибари и борца реслинга Рикидзодзан, которого Таока, став вице-председателем Японского общества профессионального реслинга, поддерживал в проведении боёв в западной части Японии.

Он приглашал присоединиться к работе в этой сфере и группировки из других регионов, и если они соглашались, обменивался с ними чашками для сакэ в знак стремления к сосуществованию и взаимному процветанию, и не останавливался перед конфликтами с теми, кто не соглашался. Сила приносила деньги, а эти деньги сами давали ещё большую силу, и быстро растущая Ямагути-гуми смогла развернуться на всю страну. В середине 1960-х годов насчитывалось около 10 000 членов организации, и она стала крупнейшей группировкой в Японии.

Однако полиция не могла смотреть сквозь пальцы на такой расцвет криминального синдиката, видя опасность в неконтролируемом её расширении, и с 1964 года начала операцию, имевшую целью добраться до Таоки Кадзуо. Вначале установили ограничения на деятельность его предприятий, стараясь истощить неприятеля. Таока покинул пост главы «Коё унъю» и «Кобэ гэйнося», уйдя из легального бизнеса.

В тех пор криминальная группировка самоустраняется от управления компаниями, поручая это «братьям-предпринимателям» – бизнесменам, не входящим в организацию, но тесно с ней связанным. Обычно те занимались финансами, строительством, операциями с недвижимостью, сносом построек, набором кадров на работы, ликвидацией компаний и другими делами, а если что-то шло не так, тогда на сцену выходили силовые организации. Все знали о такой двойной структуре бизнеса, однако, поскольку сами предприниматели не обменивались чашками для сакэ с боссами, полиции было непросто ограничивать их деятельность.

Такая бизнес-модель сложилась при Таоке Кадзуо, и Ямагути-гуми всё больше преуспевала. Таока умер в 1981 году в возрасте 68 лет. Четвёртый босс, Такэнака Масахиса, был застрелен в ходе «войны Ямаити» между Ямагути-гуми и Итива-кай. В апреле 1989 года пятым руководителем стал Ватанабэ Ёсинори, ранее бывший заместителем (вакагасира), которому удалось объединить организацию под своим руководством.

Руководство Ямагути-гуми объявляет о завершении инцидента с обстрелом Таоки Кадзуо. Слева направо: Ода Хидэоми, глава Одахидэ-гуми, Ямамото Кэнъити, глава Ямакэн-гуми, Ямамото Хироси, глава Ямахиро-гуми, 1 ноября 1978 года, Кобе, р-н Нада, дом Таоки Кадзуо, главы Ямагути-гуми (© Jiji)

История Ямагути-гуми

1915 г. Создание Ямагути-гуми в Кобе
1946 г. Таока Кадзуо становится третьим лидером Ямагути-гуми, начало быстрого роста организации
1981-1984 гг. Годы без лидера
1984 г. Такэнака Масахиса становится 4-м по счёту лидером Ямагути-гуми
1985-1987 гг. Из-за несогласия по вопросу наследования поста лидера противники Такэнаки Масахисы отделяются в Итива-кай. Такэнака Масахиса застрелен, «война Ямаити» вылилась в более чем 300 столкновений
1989 г. Ватанабэ Ёсинори, выходец из Ямакэн-гуми, становится пятым лидером Ямагути-гуми
1997 г. Такуми Масару, второе лицо в организации (вакагасира) и глава Такуми-гуми, застрелен членом Накано-кай, враждовавшей с Ямагути-гуми
2003 г. «Война в Северном Канто» между группировками, входящими в Ямагути-гуми и Сумиёси-кай, застрелен член руководства Сумиёси-кай
2005 г. Цукаса Синобу (настоящее имя – Синода Кэнъити) из группировки Кодо-кай (г. Нагоя) становится шестым лидером Ямагути-гуми
Август 2015 г. Раскол Ямагути-гуми и появление Кобе Ямагути-гуми во главе с Иноуэ Кунио
Апрель 2017 г. Раскол Кобе Ямагути-гуми. Появление Нинкё Ямагути-гуми; глава – Ода Ёсинори

Период «мыльного пузыря» и ужесточение мер по борьбе с организованной преступностью

Под руководством Ватанабэ, пятого по счёту лидера Ямагути-гуми, во времена «мыльного пузыря» группировка достигла высшей точки экономического расцвета. Она стала центром антиобщественной деятельности, собрав вокруг себя ультраправых, шантажистов бизнеса (сокайя), банды мотоциклистов, действовавшие как резерв для набора членов группировки, и другие асоциальные элементы. Однако с ходом времени государство всё меньше было согласно мириться с усилением экономической мощи криминальных организаций и теми грязными методами, которыми они добывали деньги.

После этого начался период ужесточения мер по борьбе с организованной преступностью. В условиях глобализации японское государство приступило к её искоренению, беспокоясь о своём авторитете, который подрывало немыслимое в других странах открытое существование мафии, не стеснявшейся показывать своё лицо и гордящейся своими гербами.

После вступления в силу Закона о борьбе с организованной преступностью в 1992 году он неоднократно пересматривался в сторону ужесточения. Расширенное толкование закона, распространявшее ответственность за преступления, совершённые членами группировки, на их руководство, как на совершённые по сговору, и применение требований гражданского права о возмещении ущерба к главе организации подтачивали пирамиду криминальных организаций. С приходом к руководству Ямагути-гуми в 2005 году Цукасы Синобу организация ужесточила требования к своим членам, чтобы они не могли повредить боссу. Кроме того, были увеличены членские взносы, из-за чего подчинённые-дзикисин становились всё беднее.

Сети вокруг криминальных организаций стянулись ещё туже с принятием муниципальных указов о запрете связей граждан с преступными группировками, которые были приняты из тех соображений, что люди, которые якшаются с якудза, сами тоже являются асоциальными элементами. К октябрю 2011 года такие указы были приняты во всех административных регионах. Жертвой борьбы с организованной преступностью стал юморист Симада Синсукэ, которому в августе того же года пришлось оставить профессиональную деятельность из-за «тёмных делишек», связывавших его с криминальными организациями. Сообщение об этом сильно повлияло на общественное мнение. Члены преступных группировок стали по сути отверженными, лишившись права на существование и деятельность – они не могут открыть банковский счёт или снять квартиру.

В этой ситуации сложно представить, из каких новых источников криминальные организации могут получать деньги. Как мы писали выше, они опустились до торговли наркотиками и телефонного мошенничества, пытаются найти выход в разрешении споров о недвижимости, спекуляциях акциями компаний-пустышек или мошенническом использовании новейших видов бизнеса, но реальность такова, что они не могут действовать с тем размахом, который был когда-то.

Хотя их привыкли считать воротилами огромного теневого бизнеса, якудза сами лучше кого-либо понимают, насколько они близки к полному разгрому.

Сбор материала и текст: Ито Хиротоси (журналист)

Фотография к заголовку: Оружие, найденное у Мацуды Синти, главы Мацуда-гуми, входящей в группировку Инагава-кай. 21 августа 2006 года (© Jiji)

  • [15.09.2017]
Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

Очерки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости