Очерки Факты о Японии
История одной лжи: по следам публикаций о «женщинах для утешения» в «Асахи симбун»
[02.04.2015] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 |

5 августа 2014 года газета «Асахи симбун» опубликовала результаты проверки фактов, связанных с опубликованными ранее на страницах этого издания материалами, посвящёнными теме так называемых «женщин для утешения военнослужащих» (которых иногда ещё называют «женщинами для комфорта» — от употребляемого в англоязычных изданиях термина comfort women). Газета признала не соответствующими действительности многие изложенные в этих публикациях факты, и в первую очередь, свидетельства Ёсиды Сэйдзи 32-летней давности. Однако связанные с этим события ясно обозначили, что проблема «женщин для утешения» стала скорее пространством выражения общественного мнения, искажённого обеими сторонами в соответствии с перипетиями послевоенных отношений Японии и Южной Кореи, нежели отражением реальных фактов, связанных с этим историческим явлением.

Реальность, не зависящая от проверки фактов газетой «Асахи»

В отношении войн периода Сёва (термин, предложенный в 2006 году газетой «Ёмиури симбун» как собирательное обозначение для Маньчжурского инцидента 1931-1932 гг., Японско-китайской войны 1937-1945 гг. и событий Второй мировой войны на Тихоокеанском театре военных действий 1941-1945 гг. — прим. перев.) факт состоит в том, что по всей Азии — в Японии и там, где действовала императорская армия Японии, — действительно существовал институт «женщин для утешения военнослужащих». Столь же неоспоримо и то, что в районах ведения боевых действий на фоне применения военной силы имели место многочисленные случаи насильственного принуждения представительниц местного населения к роли «женщин для утешения». Это ничем не отличается от преступного насилия военных на оккупированных территориях во время других войн.

Тем не менее, это в любом случае относится только к прифронтовым территориям. Сама же система «женщин-утешительниц для военнослужащих» как таковая являлась не более чем вполне легальным для того времени в Японии явлением организованной и подконтрольной властям проституции, действовавшей на территориях, оккупированных японскими войсками. (Здесь уместно отметить, что институт легальной проституции в Японии был полностью ликвидирован лишь в 1958 году). Наибольшую часть таких «женщин-утешительниц» составляли японки, прибывавшие с территории Японии. Среди них также были женщины с Корейского полуострова, а также с Тайваня, которые в то время являлись частью японской территории. Подконтрольная государству проституция была ничем иным как общественно признанной формой торговли людьми, и факт существенного ущемления прав человека тех, кто являлся предметом такой торговли, не вызывает никаких сомнений. Однако эти нарушения прав человека и военные преступления, именуемые «насилием в зоне ведения боевых действий» — совершенно разные явления.

В последние годы Японию особенно ожесточенно критикует в связи с проблемой «женщин-утешительниц для военнослужащих» правительство Южной Кореи, сосредоточенно настаивающее, что совершено военное преступление. Это вызывает сожаление, поскольку со времени войны 1894-1895 годов с многонациональной империей Цин (носящей название по династии монархического Китая того периода), Япония не вела никаких войн на Корейском полуострове. Не говоря уже о том, что за всю новейшую историю Япония ни разу не воевала с государствами Корейского полуострова.

Вымысел, созданный Ёсидой Сэйдзи

Фото: покойный Ёсида Сэйдзи (предоставлено «Ёмиури симбун» / Aflo)

Между тем, как до сих пор в Южной Корее, так и до определённого момента в Японии, эта проблема рассматривалась именно в качестве «военного преступления». Коренным фактором, который привёл к такому положению дел, стала одна ложь. Эта ложь — так называемые свидетельства всего лишь одного человека, ныне покойного Ёсиды Сэйдзи (1913-2000). По словам самого Ёсиды, в военные годы он был начальником отдела мобилизации, отвечавшего за организацию труда подённых работников, в местном отделении Совета промышленных трудовых ресурсов в городе Симоносэки префектуры Ямагути. В 1980-е годы этот человек опубликовал два своих произведения, в которых, ссылаясь на собственный опыт, он утверждал: «Во время войны на острове Чеджу было отловлено около двухсот молодых женщин». Позднее, когда это обернулось серьёзной проблемой, представители средств массовой информации, японские исследователи-историки, и более того, даже южнокорейские исследователи побывали непосредственно на месте упомянутых событий в поисках подтверждения этих слов, однако никому из них так и не удалось отыскать ни материальных свидетельств, ни свидетельских показаний в пользу утверждений Ёсиды.

Если бы всё на этом и закончилось — «литературное творчество» просто кануло бы в Лету, не вызвав особого общественного интереса. Однако ситуация резко изменилась в 1982 году, когда эти так называемые свидетельства Ёсиды были затронуты в статье, опубликованной в «Асахи симбун». Нет необходимости напоминать, что ещё с довоенных лет эта газета является одним из наиболее влиятельных средств массовой информации в Японии. Из-за газетной публикации «отлов для превращения в „женщин для утешения”» на Корейском полуострове многие в Южной Корее стали воспринимать как непреложный факт, а проблема «женщин для утешения» превратилась в одну из главных тем антияпонской критики.

Ещё более запутало ситуацию то, что данный вопрос стали смешивать с проблемой «девичьих трудовых отрядов», в которые набирали население в военные годы в порядке трудовой повинности. «Девичьи добровольческие трудовые отряды» являлись организационной структурой, существовавшей, главным образом, на базе образовательных учреждений как в самой Японии, так и на подконтрольных ей территориях. В результате этой путаницы то тут, то там стали утверждать, что «система женщин для утешения» имела обширный размах.

Основные итоги проверки фактов, связанных с так называемой «проблемой женщин для утешения», газетой «Асахи»

Имело ли место принуждение
Касательно материала об «отлове для превращения в „женщин для утешения”» на острове Чеджу, опубликованного на странице местной общественной жизни Осаки в номере от 2 сентября 1982 года, основанного на свидетельствах Ёсиды Сэйдзи. Также касательно формулировки о «наборе путем принуждения либо посулов якобы в „добровольческие трудовые отряды”», использованной в передовице номера от 12 января 1992 года.

Не обнаружено никаких материалов в пользу того, что в Корее и на Тайване, которые находились под колониальным правлением Японии, армия либо иные институты власти участвовали в чем-либо подобном похищениям людей и перемещении похищенных, а также того, что содержателям публичных домов удалось завербовать большое количество женщин посулами «хорошей работы». С другой стороны, подтверждено наличие материалов, указывающих на то, что на ряде оккупированных японскими войсками территорий, в частности, в Индонезии, военные уводили местных женщин силой. Во всех этих случаях представительниц местного населения принуждали становиться «женщинами для утешения» против их собственной воли.

Свидетельства Ёсиды Сэйдзи об «отлове с целью превращения в „женщин для утешения”» на острове Чеджу
Касательно шестнадцатикратного упоминания свидетельств Ёсиды Сэйдзи, о которых газета «Асахи» сообщила первой из крупных средств массовой информации.

В результате повторного сбора материалов на острове Чеджу не удалось найти никого, кто сообщил бы что-либо в подтверждение этих свидетельств. Свидетельства Ёсиды Сэйдзи признаны фальсификацией, газета отзывает соответствующие публикации.

Публикация 1992 года и преследование политических целей
В отношении критических замечаний о том, что публикация под названием «Материалы, указывающие на причастность армии к функционированию мест работы „женщин-утешительниц”» в номере от 11 января 1992 года была приурочена к визиту Миядзавы Киити в Южную Корею.

Никаких политических целей не ставилось, материал был опубликован после того, как 5 января стали известны соответствующие подробности. Кроме того, правительство было поставлено в известность о наличии материала до выхода соответствующей публикации.

О смешении понятий «девичьи трудовые отряды» и «женщины для утешения»
Касательно опубликованных с 1991 по 1992 год статей, где сообщалось о принудительном перемещении «женщин-утешительниц» с Корейского полуострова под предлогом участия в работе в «трудовых отрядах».

Понятие «девичьи трудовые отряды» относится к мобилизации лиц женского пола в военные годы для работы на предприятиях военной промышленности. Оно не имеет никакого отношения к понятию «женщины для утешения». Предположительно, журналисты допустили ошибку, смешав понятия «женщины для утешения» и «трудовые отряды» из-за того, что использованные ими материалы и другие источники создавали некорректное впечатление, смешивая эти понятия.

Об обстоятельствах публикации 11 августа 1991 года «Первого свидетельства бывших „женщин для утешения“»
Материал был опубликован ранее, чем в южнокорейских СМИ. Однако журналист, перу которого принадлежит статья, является родственником одного из руководителей южнокорейской группы, поддерживающей судебные процессы, связанные с «женщинами для утешения», что наводит на подозрения о возможности определённой односторонности в подаче материала.

Поводом для сбора материалов стала информация, предоставленная сотрудником, занимавшим в то время должность руководителя филиала в Сеуле. Намеренные искажения фактов отсутствуют.

Серьёзное изменение направления дискуссий после публикаций января 1992 года

Кульминацией истории стал выход публикаций январских дней 1992 года непосредственно до и после визита в Южную Корею премьер-министра Японии Миядзавы Киити. В предшествовавшем году бывшие «женщины-утешительницы» впервые стали известны под своими настоящими именами, были поданы иски против японского правительства. В течение всего периода, когда происходили эти события, публикации в газете «Асахи» предшествовали появлению соответствующих сообщений в южнокорейских СМИ. В скандальной ситуации, непосредственно предшествовавшей визиту в Южную Корею премьер-министра Японии, в прессе появилось сообщение о материалах, согласно которым армия и другие общественные институты содействовали вывозу «женщин для утешения» в «заведения для утех», в связи с чем Миядзава Киити во время своего пребывания в Южной Корее вновь принёс извинения. Более того, это побудило в следующем году выступить по проблеме «женщин для утешения» генерального секретаря кабинета министров Японии Ёхэя Конно (отметим, что, хотя в этом выступлении подтверждался факт причастности общества к деятельности и управлению «заведениями для утех», а также факт принуждения на территориях, где велись военные действия, напрямую факт принуждения женщин в Южной Корее в выступлении не затрагивался). В целом, средства массовой информации по сути подхватили и распространили сведения, изложенные в материалах газеты «Асахи».

Как и следовало ожидать, лишь тогда, когда в движение пришли все силы вплоть до правительств, в спешном порядке взялись за проверку фактов, изложенных в ряде публикаций. В результате стало ясно, что свидетельства Ёсиды не имеют под собой реальных оснований, к тому же допущено смешение понятий «трудовые отряды» и «женщины для утешения». После августа 1992 года японские СМИ стали воздерживаться от публикации материалов, ссылающихся на свидетельства Ёсиды. Однако при этом они ограничились прекращением тиражирования информации, ни опровергнув, ни скорректировав вышедшие ранее публикации.

  • [02.04.2015]
Статьи по теме
Другие статьи по теме

Популярные статьи

Очерки Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости