В деталях Япония и Синьхайская революция в Китае
Синьхайская революция и её влияние на японскую политику

Сакураи Рёдзю [Об авторе]

[15.03.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 |

Широко известно, что в Японии многие поддерживали китайскую революцию, возглавленную Сунь Ятсеном, но о том, какое влияние оказала революция на японскую политику, говорят редко. Как же сказалась Синьхайская революция на японской политике?

Синьхайская революция, начавшаяся 10 октября 1911 года с восстания отрядов «новой армии» в Ухани, расположенной в центре материкового Китая, быстро распространилась на всю страну. 1 января 1912 года была провозглашена Китайская республика со столицей в Нанкине, а 12 февраля того же года завершилось правление династии Цин, длившееся более 250 лет. Революционные события ежедневно широко освещались в японской прессе. Довольно многие знают, что были и японцы, симпатизировавшие Сунь Ятсену и отправившиеся в Китай, чтобы поддержать революционную армию. Однако мало говорят о том, какое влияние революция оказала на японскую политику.

Революция и неустойчивость японской внешней политики

Забегая вперёд, скажем, что вспыхнувшая революция не только ознаменовала начало сложностей японской политики по отношению к Китаю, но даже привела к смене кабинета в Японии. Кацура Таро, который был премьер-министром непосредственно перед началом революции, до августа 1911 г., указывал в послании Тэраути Масатакэ, министру армии в своём кабинете, о волнениях в Китае и о том, что Япония не может спокойно «смотреть на пожар в соседнем доме»(*1). В начале периода Тайсё (30.07.1912-25.12.1926) кабинеты сменяли друг друга с головокружительной быстротой, и одним из факторов, влиявших на это, была неустойчивость внешней политики.

Сайондзи Киммоти (фотография Библиотеки Парламента Японии)

Трения и противостояние между Японией и Китаем начали проявляться с того, что Россия уступила Японии свои интересы в Южной Маньчжурии по Портсмутскому мирному договору, заключённому в сентябре 1905 г. Япония взяла курс на постепенное расширение своего влияния в сотрудничестве с Россией и Англией: в 1906 г. основала акционерное общество по строительству Южно-Маньчжурской железной дороги, в 1909 г. заключила с Китаем договор, касающиеся Маньчжурии, подкрепив это Вторым русско-японским соглашением 1910 г., согласно которому обе страны обязывались защищать «специальные интересы» друг друга. Великие державы в это время стремились расширить своё влияние в Китае, но после восстания ихэтуаней и заключения в 1901 г. Заключительного протокола они старались сотрудничать, хотя и контролировали друг друга. Цинское же правительство не пыталось изменить эту ситуацию. Японское проникновение в Китай проходило в рамках такого международного сотрудничества. В Японии практически не было политических разногласий в отношении внешней политики, и время с 1905 по 1912 гг. было периодом политической стабильности, когда в кресле премьер-министра друг друга сменяли Кацура Таро, представлявший клановую олигархию (хамбацу) и бюрократию, и Сайондзи Киммоти, возглавлявший «Общество друзей конституционного правления» (Риккэн Сэйюкай), имевшее большинство в нижней палате парламента.

Революция в Китае произошла во время второго срока Сайондзи (август 1911-декабрь 1912). Сразу же после этого, 24 октября, правительство определило направления внешней политики, предусматривавшие поддержку цинского правительства, упрочение позиции Японии среди стран, имеющих влияние в материковом Китае, проведение этой политики в сотрудничестве с Англией, а в Маньчжурии – согласование своих действий с Россией.

Вероятность смуты в Китае была предусмотрена, как это следует из «Плана военных действий против Цин»(*2) генерального штаба армии, принятого в мае 1911 г. Но было невозможно предвидеть то, что революция мгновенно распространится на всю территорию Китая, будет создана Китайская республика, появится правительство Юань Шикая в Пекине (март 1912 г.), а после противостояния южных повстанцев, возглавляемых Сунь Ятсеном, и северных сил во главе с Юань Шикаем случится Вторая революция (июль 1913 г.), и политическая ситуация на долгое время станет неустойчивой. В Японии вспыхнули разнообразные дискуссии о форме нового государственного образования в Китае и об отношениях с ним, проводились определённые действия. Если ранее выбор дипломатических мер был ограничен, то теперь он обрёл новые грани и усложнился.

Первые споры велись о государственном строе. Речь шла о военной поддержке – нужно ли помогать цинской монархии, или же стоит поддержать революционеров? В самом начале курс на поддержку цинского правительства, провозглашённый вторым кабинетом Сайондзи, определяли Ямагата Аритомо, возглавлявший гэнро (неофициальных советников императора эпохи Мэйдзи, Тайсё и в начале Сёва, – прим. перев.), и Тэраути Масатакэ, представлявший точку зрения Министерства армии. В ответ на просьбу цинского правительства о предоставлении оружия японское правительство 23 октября решило отправить оружие через «Тайхэй кумиаи», синдикат, созданный корпорациями «Окура-гуми», «Мицуи» и «Такада сёкай» для перепродажи оружия, которое перестало применяться армией.

Общественное мнение на стороне революционеров

Большая часть общества, однако же, сочувствовала революционерам, а известный «искатель приключений на континенте» Миядзаки Тотэн способствовал общественной поддержке Сунь Ятсена, и было создано множество организаций, помогающих ему. Утида Рёхэй из «Амурского союза» (Кокурюкай) направил правительству петицию о прекращении помощи оружием цинскому правительству и направлял многих членов организации в Китай. На политическом поле революционерам симпатизировала оппозиционная Конституционно-народная партия (Риккэн кокуминто), а один из руководителей партии, Инукаи Цуёси, в конце декабря ездил в Китай, чтобы выразить поддержку Сунь Ятсену.

Инукаи Цуёси (фотография Библиотеки Парламента Японии)

Оппозиция сочувствовала революционерам, возможно, потому, что их борьба против консервативных сил, представленных цинской монархией и правительством Юань Шикая, ассоциировалась с её собственной борьбой против феодализма и засилья клановой олигархии хамбацу.

Можно ещё немного добавить о взглядах Утиды. Он считал, что великие державы Европы и Америки должны быть изгнаны с Азиатского континента, а потому нужно поддерживать народные движения в Азии, и с 1898 года он установил контакт с Сунь Ятсеном, а также поддерживал движение за самоопределение на Филиппинах. 15 января 1912 г. Сунь Ятсен назначил его советником по внешней политике Китайской Республики. Это было сделано для того, чтобы через него революционные силы, нуждавшиеся в средствах, получали кредиты от «Мицуи»(*3). Таким образом, «Мицуи» через «Тайхэй кумиаи» оказывало помощь цинской монархии, а через Утиду – поддерживало революционеров.

Не только эти люди сочувствовали революции в Китае. Благодаря недавней публикации дневников Уцуномии Таро, главы второго отдела генерального штаба армии (второй отдел отвечал за информацию из-за границы), мы можем говорить о процессах, происходивших в штабе(*4). Например, в записи от 18 октября указано, что Уцуномия встретился с главой Управления безопасности Министерства внутренних дел Кога Рэндзо и просил его смотреть сквозь пальцы на экспорт оружия для помощи повстанцам. Упоминается также и попытка наладить контакт с Сунь Ятсеном. Пишет он и об отправке представителей генштаба в разные районы Китая с тем, чтобы они способствовали революции, о помощи «искателям приключений на континенте» и т. п. Впрочем, дело не ограничивалось всемерной поддержкой революционеров. Предпринимались различные ухищрения и для того, чтобы отсоединить от Китая Маньчжурию и Монголию, создав отдельное государство, и поддержать Цин. Мы также узнали, что финансировались эти действия из секретного фонда, а также частным образом предоставлял средства глава корпорации «Мицубиси» Ивасаки Хисая. В том числе он выделил 10 тысяч йен на поездку в Китай Инукаи Цуёси. Такая позиция Ивасаки может рассматриваться как одно из проявлений политики «Мицубиси» в материковом Китае.

(*1) ^ Послание Кацуры Таро министру Тэраути Масатакэ от 4 февраля 1912 г. Цит. по «Собрание переписки Кацуры Таро» (Кацура таро хассё кансё, под ред. Тиба Исао, Токио дайгаку сюппанся, 2011), с. 292.

(*2) ^ Симануки Такэхару «Изменения в национальной оборонной политике, необходимой военной силе и тактических принципах после Русско-японской войны (Ч. 1)» (Нитиро сэнсо иго ни окэру кокубо хосин, сёё хэйрёку, ёхэй корё но хэнсэн, журнал «Военная история» (Гундзи сигаку), 8-4, 1973).

(*3) ^ «Тексты, касающиеся Утиды Рёхэя» (Утида рёхэй кэнкюкай Утида рёхэй канкэй бунсё, Фуё сёбо, июнь 1994), с. 346.

(*4) ^ «Японская армия и азиатская политика. Дневник генерала армии Уцуномия Таро» (Уцуномия таро канкэй сирё кэнкюкай Нихон рикугун то адзиа сэйсаку Рикугун тайсё уцуномия таро никки, Тт.1-2, Иванами сётэн, 2007).

  • [15.03.2016]

Декан факультета иностранных языков Университета Рэйтаку. Родился в 1957 г. в преф. Тиба. В 1981 г. закончил факультет литературы Софийского университета, в 1988 году закончил аспирантуру того же университета по специальности «история» без получения учёной степени. Автор книг «Синьхайская революция и изменения в японской политике» (Сингай какумэй то нихон сэйдзи но хэндо, Иванами сётэн, 2009), «Современная политическая история Токио, столицы империи» (Тэйто Токё но киндай сэйдзи си, Нихон кэйдзай хёронся, 2003) и других.

Статьи по теме

Популярные статьи

В деталях Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости