В деталях Японская система учебных пособий и проблема учебников истории
Раскол памяти: войны в Азии и учебники истории

Дэниел Снайдер [Об авторе]

[24.09.2015] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

Действительно ли японские учебники истории столь патриотичны, как утверждают за рубежом? Судя по результатам проекта Стэнфордского университета «Раскол памяти и примирение», в ходе которого глубокому сравнительному анализу подверглись учебники истории Японии, Китая, Южной Кореи, Тайваня и США, эта общепринятая точка зрения не имеет под собой оснований.

Японские учебники истории и их подход к описанию войн на протяжении тридцати последних лет практически постоянно служат темой международной полемики. Критики японских учебников истории как в самой Японии, так и за её пределами, считают, что японским учебным пособиям недостаёт осознания военных преступлений, которые страна совершала в ходе борьбы с союзными державами, страданий, которые японские вооружённые силы принесли на оккупированные азиатские территории, а также ответственности Японии за развязывание войны на Тихом океане. В свою очередь, решения органов образования Японии, ответственных за проверку и утверждение использования учебников в школах страны, равно как и вносимые в учебники изменения формулировок рассматривают как свидетельство националистичных склонностей японцев. Но важнее всего при этом то, что японские учебники рассматривают как издания, не рассказывающие должным образом молодым поколениям о мрачных временах прошлого собственной страны.

Нельзя сказать, что такая точка зрения совершенно беспочвенна. Японские учебники истории не рассказывают во всех подробностях о том, что касается колониального правления Японии, в особенности на Корейском полуострове. Кроме того, в них проглядывает склонность избегать либо приуменьшать отдельные проблемы военных лет деликатного свойства, такие, как, например, тему так называемых «женщин для утешения военнослужащих», которых японские военные увозили против воли, чтобы привлекать к оказанию услуг сексуального характера. Более того, на фоне давления со стороны политических сил консервативно-ревизионистского толка, в Министерстве по делам просвещения, культуры, спорта, науки и техники склонны сглаживать описания японской агрессии при проверке содержания учебников.

Между тем, результаты исследовательского проекта Центра азиатско-тихоокеанских исследований Стэнфордского университета (APARC) «Расколотая память и примирение» опровергают сложившийся взгляд, согласно которому японские учебники истории являются наиболее вопиющим случаем. Основную работу в рамках этого проекта проделали профессор Ги Вук Син и автор этой статьи. На протяжении нескольких лет мы занимались этим исследованием, стремясь глубже понять, каким образом формируется память о событиях истории военных лет. Исследование началось в первую очередь с обследования учебников истории для полных средних школ, после чего мы изучили роль массовой культуры, в особенности кинофильмов, а также взглядов общественной элиты в формировании отношения к военному прошлому. Особенно важно в данном проекте то, что в своих исследованиях мы применили сравнительный подход, сопоставив Японию с другими основными участниками событий войны на Тихом океане – в первую очередь с Китаем, Южной Кореей и США, а также с другими странами.

Методологический подход проекта

При обследовании учебников истории мы стремились не попасть в ловушку концентрации внимания на вызывающих бурную полемику учебных пособиях, частота использования которых невелика. Основное внимание участников проекта было сфокусировано на трактовках событий 1931–1951 годов, то есть от начала японско-китайской войны и вплоть до послевоенного периода. Мы провели сравнительный анализ наиболее часто и широко используемых в процессе образования в полных средних школах учебников по обществознанию и истории своей страны, а также университетских учебных пособий (для того, чтобы особо рассмотреть механизм формирования взглядов общественных элит) в Китае, на Тайване, в Южной Корее и в Японии. Исследовательская группа перевела эти учебники, после чего выделила и сравнила освещение восьми наиболее серьёзных исторических проблем, таких как инцидент на мосту Марко Поло, атомные бомбардировки японских городов и т. п. Таким образом, исследование впервые даёт представителям академических и профессиональных кругов, а также масс-медиа возможность сравнить, как на самом деле формируется в процессе обучения историческая память. Кроме того, исследование выполнило задачу более широкого понимания роли, которую играют учебники в каждой из стран, не ограничиваясь учебниками истории, которые используются в Японии(*1).

Учебники были отобраны по двум критериям. Во-первых, мы постарались выбрать наиболее широко используемые в полных средних школах учебники по истории родной страны, а также мировой истории. В тех странах и территориях, где власти публикуют данные об использовании учебников (Япония, Южная Корея, Тайвань), мы руководствовались этими публикациями. Что касается Китая, до недавнего времени в этой стране выпускать учебники было уполномочено единственное издательство. В США, где отсутствуют данные государственных органов, руководствуясь рекомендациями Стэнфордской программы международного и кросс-культурного образования (SPICE), мы выбрали учебники на основе данных, предоставленных издательствами, а также данными об использовании учебников штата Калифорния. В Японии мы выбрали учебники издательства «Ямакава Сюппанся», процент использования которых в полных средних школах страны исключительно высок. Учебники Общества создания новых учебников истории, которые привлекают особое внимание за пределами страны, в самой Японии практически не получили распространения – их используют менее одного процента школ, поэтому они были сознательно выведены за рамки исследования.

Во-вторых, мы постарались, насколько это было в наших возможностях, добавить в круг предметов исследования учебные пособия, соответствующие углублённому уровню изучения в учебном процессе в США, а также учебники аналогичного уровня, используемые при подготовке к экзаменам в вузы. Причиной включения таких учебников в круг предметов анализа послужило то, что именно они с высокой вероятностью используются в процессе образования будущих общественных элит. В случае США мы выбрали два комплекта, состоящих из одного учебника национальной истории и одного учебника мировой истории каждый. Один комплект используется для обучения в обычных классах, ещё один – «Цивилизации мира: глобальный опыт» (World Civilizations: The Global Experience) и «На сцене Америка: история одной Республики» (The American Pageant: A history of the Republic) – часто используется в классах углублённого изучения предмета. В случае Японии мы сочли, что уровню программы углублённого изучения соответствуют учебники истории издательства «Токё Сёсэки» (Tokyo Shoseki Co., Ltd.), а в Южной Корее – учебники истории издательства «Кэмсун» (Keumsung Publishers).

В процессе реализации проекта исследователи обратили внимание на масштабные изменения, вносимые в содержание учебников в Китае и на Тайване. И там, и там учебники с обновлённым содержанием только начали поступать в школы, и ещё не охватывают всю аудиторию учащихся, однако нельзя не отметить, что и в Китае, и на Тайване в обновлённых версиях учебников масштабным корректировкам подверглось именно повествование о войне. Таким образом, в рамках проекта удалось получить ещё и весьма интересные сравнительные результаты по отдельной стране (и региону), сопоставив выдержки из переводов «старых» и «новых» учебников.

(*1) ^ Результаты исследования, которые помимо сравнительного анализа выдержек из учебников включают аннотации учёных-историков и авторов учебных пособий Китая, Тайваня, Южной Кореи и США, обобщены в издании «Учебники истории и войны в Азии: раскол памяти» (History Textbooks and the Wars in Asia: Divided Memories, под редакцией Джи Вук Сина и Дэниела Снайдера, изд-во Раутледж в Нью-Йорке, 2011). Итоги второго этапа исследования, посвящённые роли кинофильмов в формировании исторической памяти, планируется издать отдельной публикацией в издательстве Гавайского университета. Третье издание, посвящённое формированию взглядов общественных элит, планируется издать как совместную работу двух авторов: Джи Вук Сина и Дэниела Снайдера.

  • [24.09.2015]

Заместитель руководителя Центра азиатско-тихоокеанских исследований Стэнфордского университета. Специалист по американской дипломатии и политике безопасности в Азии, внешней политике Японии и Южной Кореи. Окончил Колумбийский университет по специальности «История Восточной Азии», докторантуру при Гарвардском институте государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди. До того, как занять нынешний пост, работал специальным корреспондентом газеты «Крисчен сайенс монитор» в Индии и в Токио, возглавлял корпункт газеты в Москве, был редактором и ведущим рубрики в газете «Сан-Хосе меркьюри ньюс». Соавтор изданий «Встречные течения: регионализм и национализм в Северо-Восточной Азии» (Cross Currents: Regionalism and Nationalism in Northeast Asia, изд-во Брукингского института, 2007), «Учебники по истории и войны в Азии: раскол памяти» (History Textbooks and the Wars in Asia: Divided Memories, изд-во Раутледж в Нью-Йорке, 2011) и др.

Статьи по теме
Другие статьи по теме
  • Система японских учебников истории (3)Японская система утверждения учебных изданий подвергается критике как в стране, так и за рубежом в связи с «проблемой учебников истории». Как работает на самом деле система учебных изданий в целом, включая процесс утверждения учебников? Ответ на этот вопрос даёт профессор Токийского университета Митани Хироси, один из авторов учебников по истории, используемых в настоящее время в неполных и полных средних школах страны.
  • Система японских учебников истории (2)Японская система утверждения учебных изданий подвергается критике как в стране, так и за рубежом в связи с «проблемой учебников истории». Как работает на самом деле система учебных изданий в целом, включая процесс утверждения учебников? Ответ на этот вопрос даёт профессор Токийского университета Митани Хироси, один из авторов учебников по истории, используемых в настоящее время в неполных и полных средних школах страны.
  • Система японских учебников истории (1)Японская система утверждения учебных изданий подвергается критике как в стране, так и за рубежом в связи с «проблемой учебников истории». Как работает на самом деле система учебных изданий в целом, включая процесс утверждения учебников? Ответ на этот вопрос даёт профессор Токийского университета Митани Хироси, один из авторов учебников по истории, используемых в настоящее время в неполных и полных средних школах страны.
  • Проблема учебников истории в Японии, Китае и Южной Корее (3)Между Японией, Китаем, Южной Кореей и другими соседними странами не раз возникали различные трения по поводу японских учебников истории. Главный редактор сайта nippon.com, профессор Токийского университета Кавасима Син, специалист в области истории политики и дипломатии в Азии, описывает развитие этого процесса и обстоятельства, на фоне которых он происходил.
  • Проблема учебников истории в Японии, Китае и Южной Корее (2)Между Японией, Китаем, Южной Кореей и другими соседними странами не раз возникали различные трения по поводу японских учебников истории. Главный редактор сайта nippon.com, профессор Токийского университета Кавасима Син, специалист в области истории политики и дипломатии в Азии, описывает развитие этого процесса и обстоятельства, на фоне которых он происходил.

Популярные статьи

В деталях Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости