В деталях Манга и аниме как японский международный бренд
Тема природы в мировоззрении Хаяо Миядзаки – взгляд сквозь призму паназиатизма

Сугита Сюнсукэ [Об авторе]

[30.06.2015] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

Миядзаки Хаяо — лидер современной японской анимации. Всем работам этого режиссёра присущ особый, азиатский в своем плюрализме комплексный взгляд на природу как на сложную целостную систему, в которой радиоактивные вещества, жестокость, агрессия — такая же данность, как и великолепие растительного мира.

Не-японская природа в анимации Миядзаки

Уверен, в Японии есть немало людей, считающих режиссёра Миядзаки Хаяо «певцом японской культуры» и всего того, что присуще именно японцам. Однако, если вдуматься, то в фильмах Миядзаки мы почти не находим того, что называют у нас «красотой Японии» (уцукусии нихон). Разве что пасторальные пейзажи японской глубинки из ленты «Мой сосед Тоторо» – и только.

Кому-то это покажется довольно неожиданным открытием. Но давайте постараемся понять, какой видит «природу» Миядзаки в рамках своего мировоззрения?

Находя очарование в некоторых классических образцах мультипликации Уолта Диснея (он с восхищением отзывался о короткометражной «Старой мельнице» и полнометражной «Белоснежке»), Миядзаки неоднократно говорит о чувстве дискомфорта, которое вызывает у него «искусственность» и «фальшивость» диснеевской природы. В то же время, описывая состояние «избыточной экспрессии» и «потери движущего импульса», в которое впала послевоенная анимация в Японии, Миядзаки предупреждает: «Обе эти вещи – губительны для японской массовой анимации» (из книги «Точка разбега», глава «О японской анимации»).

Другими словами, ощущаемые им различия между мультипликацией Диснея и японской анимацией позволили Миядзаки «нащупать» те уникальные черты, без которых теперь немыслимо его творчество (разумеется, в реальности все сложнее, как показывают те непростые отношения, которые позднее возникли между студией «Гибли», диснеевской студией и студией Pixar).

Сам Миядзаки говорит о том, что наиболее значимая особенность студии Гибли – это манера описания природы. Такой природы, которая не подчиняется людям и другим существам. «Нам интересны отношения не только и не столько между людьми; мы всеми силами стремимся к тому, чтобы выразить в своем творчестве красоту всего мира в его целостности: взаимодействие пейзажа, климата, времени, солнечного света, растительности, воды, ветра – всех этих прекрасных вещей» (из книги «Точка разворота», глава «44 вопроса о Принцессе Мононокэ, заданные Миядзаки Хаяо иностранными журналистами»).

Итак, давайте посмотрим на конкретных примерах, как представлена природа в анимационных лентах Миядзаки. При этом надо учитывать, что речь идет о многослойной, комплексной структуре, не поддающейся однозначному пониманию. Поэтому я предлагаю рассматривать её на трёх разных концептуальных уровнях, описанных ниже.

1. Девственная чистота

Миядзаки не раз говорил о «внутренней религиозности», которую многие японцы сохраняют и в наши дни. Именно с ней связана вера в святость и девственную чистоту заповедных мест, скрытых от людских глаз в самой глубине леса – там, куда не ступала нога человека.

В этих потаённых местах из-под земли бьют обильные ключи, поддерживая первозданную чистоту. Именно туда люди возвращаются после смерти. Нет нужды в помощи и наставлениях святых, нет рая, нет ада. Каждый, когда умирает, просто оказывается там.

По сравнению с разработанными доктринами и сложной структурой фундаментальных религий эти бесхитростные представления японцев, конечно, не могут считаться религией, но всего лишь наивными, скромными верованиями. Начисто вымести дорожку в садике, окунуться в горячий источник – в мироощущении японцев эти простые действия уподоблены религиозному поведению, и все в равной мере являются частью ритуала. И чем они проще и повседневней, тем более надежной и правильной кажется регулирующая их система верований.

Этот образ чистой, нетронутой природы появляется у Мядзаки то тут, то там, в разных его работах. Подземная пещера голубых кристаллов («Навсикая из Долины ветров»), красивый, успокаивающий лес («Мой сосед Тоторо»), мистически сияющее озеро Бога-Оленя («Принцесса Мононокэ»), тихий и спокойный лесной пруд, у которого герой фильма встречает свою возлюбленную («Ветер крепчает»). Каким бы выдающимся ни было экономическое процветание, какой бы передовой ни была наука, этот образ первозданной природы хранится в сердцах японцев, поддерживая их «душевное равновесие».

2. Пугающая мощь

Вместе с тем в анимационном мире Миядзаки природа обладает способностью вселять ужас. Достаточно вспомнить грозящую непоправимой катастрофой атаку бесчисленных полчищ гигантских насекомых Ому («Навсикая из Долины ветров»), морской шторм и высокую волну, едва не смывшую приморский городок в древнюю пучину («Рыбка Поньо на склоне»), внезапный ураган и потоп, из-за которого мир уходит на дно («Панда большая и маленькая. Цирк под дождем»), дурная бесконечность землетрясений и цунами («Конан – мальчик из будущего»), несущийся с бешеной скоростью гигантский демон Дэйдаработти – черный «сеятель смерти», растекающийся по земной поверхности и поглощающий все без исключения на своем пути: людей, деревья, лесных духов («Принцесса Мононокэ»).

Пугающая мощь природы, ее грозный, зловещий образ здесь в чем-то близок образу ветхозаветного Бога из «Книги Иова» с его необъяснимой яростью. Одна из теорий говорит о том, что в Японии, расположенной на цепи вулканических островов, люди традиционно верили в «духов вулкана» и «духов огня» (Оонамоти-но ками из «Идзумо-фудоки», Сусаноо и Оокунинуси из мифа о сотворении мира и т. д.). Поскольку природа, собственно, неподвластна человеку – она не поддается управлению и контролю. Без всякого смысла, без видимой причины и цели она забирает у людей имущество, земельные наделы, уносит жизни родных и любимых. В этом контексте призывы «бережно обращаться с природой», «любить и беречь природу» представляются всего лишь высокомерным бахвальством со стороны людей.

3. Сложносоставная структура, динамичность, трансформация

Но это еще не все. В анимации Миядзаки природа предстает как сложносоставное и постоянно изменяющееся единство очень разных по характеру и находящихся в динамичных отношениях элементов. Возьмем для примера лес Фукай (другое его название «Море распада») из фильма «Навсикая из Долины ветров». Сосуществование и взаимное противодействие не только людей, но и других живых существ, насекомых, растений в конечном итоге формирует необычную экосистему. С точки зрения обычных людей природа «Моря распада» никак не может считаться красивой и гармоничной, однако Навсикая называет ее «прекрасной». Оказывается, красивыми могут быть не только травы, цветы и деревья. Сложносоставная, постоянно трансформирующаяся природа, полноправными частями которой являются металл, керамика и радиоактивные вещества – это то, что наделяет «Море распада» красотой другого, высшего порядка.

Еще один пример – Замок Лапута (из ленты «Небесный замок Лапута»), где на протяжении семисот лет после окончательного исчезновения людей взаимодействовали и сосуществовали в странном соседстве роботы, животные, растения и минералы. Будучи общей средой обитания, биота которой сообща претерпевала разнообразные изменения, замок Лапута породил «невообразимо сложную экосистему».

В фильме «Мой сосед Тоторо» описывается необычное «межвидовое» общение между людьми, лесом и духами. Для Тоторо, неспешно живущего по другой временной шкале, где основной единицей времени является тысячелетие (и в этом смысле камфарное дерево ему гораздо ближе, чем люди), скорее всего нет никакой разницы между Мэй и Сацуки и детьми эпохи Эдо, жившими 200-300 лет назад.

Миядзаки Хаяо (в центре) во время пресс-конференции, на которой было объявлено об окончании работы над анимационной лентой «Унесённые призраками» (2001). В 2003 году лента получила «Оскара» в номинации «Лучший анимационный полнометражный фильм».

Лес Бога-Оленя из фильма «Принцесса Мононокэ» раскрывает тему величественной природы острова Якусимы, но в то же время чем-то напоминает парк развлечений с разнотипными аттракционами. А настоящий парк развлечений, только разорившийся во время экономического кризиса и окончательно заброшенный, встречается в фильме «Унесённые призраками» – в нашем мире он является продолжением традиционного мира духов, божеств и демонов. Примером сложной целостной системы можно считать также и собранный из разной рухляди и хлама замок Хаула (фильм «Ходячий замок»). И лес, и парк, и замок как бы собраны из множества динамичных элементов; которые постоянно видоизменяются и этим подобны природе, как ее понимает Миядзаки.

  • [30.06.2015]

Критик культуры. Родился в 1975 году. Окончил магистратуру института гуманитарных исследований в университете Хосэй. Его литературная критика, а также критические статьи об аниме и манге публикуются в журналах «Субару», «Синтё», «Юриика» (Эврика) и других историко-культурных и литературных периодических изданиях. Совмещает плодотворную писательскую работу с работой по уходу за инвалидами. Автор монографий «Фритеры и их понимание «свободы» (Фурита нитоттэ «дзию» това нани ка, Дзимбун Сёин, 2005), «Теоретизируя Миядзаки Хаяо — повести о богах и детях» (Миядзаки Хаяо-рон — камигами то кодомотати но моногатари, NHK Сюппан, 2014) и др.

Статьи по теме
Другие статьи по теме
  • Возможности «мягкой силы»: что может Наруто?«Мягкой силе» как средству продвижения национальных интересов Японии на мировой арене уделяется много внимания. Но неужели она способна воздействовать на другие страны, как хотят этого политические лидеры? Политолог Дэвид Лехени утверждает, что путём применения «мягкой силы» могут быть достигнуты только незначительные результаты.
  • Эволюция японских аниме о юных ведьмочках от «Сэйлор Мун» до наших днейВсемирно известные японские анимационные сериалы – плод самобытного развития западных сказок о волшебницах в благодатных условиях японской культуры. Однако сражения красавиц-ведьмочек – это ещё и богатый материал для исследования гендерного вопроса в современной Японии.
  • Глобальные перспективы японских анимеНевиданная популярность аниме превратила их в настоящий международный язык, понятный людям из разных стран. Однако глобальная популярность порождает глобальные задачи, которые предстоит решить японским аниматорам, чтобы оправдать ожидания любителей во всём мире и продолжать создавать шедевры высокого уровня.

Популярные статьи

В деталях Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости