В деталях Университеты Японии: время перемен
Глобальные университетские рейтинги: есть ли поводы для волнений у японских вузов?
Последствия изменения формул оценочных расчётов

Сирабэ Масаси [Об авторе]

[04.02.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | 简体字 | 繁體字 | ESPAÑOL | العربية |

Кабинет Абэ провозгласил национальную стратегию на вхождение 10 японских вузов в первую сотню лучших университетов мира в течение ближайших 10 лет. Стоит ли использовать в качестве государственных ориентиров эти цифровые показатели? Ведь по мнению компетентного специалиста, «место в рейтинге – это отнюдь не повод для волнений и беспокойства».

Место в рейтинге – свидетельство успешности науки и технологий?

2 ноября 2015 года в утреннем выпуске газете «Никкэй» появилась шокирующая статья. Правительство Японии решило включить в 5-й Основной план по науке и технологиям, представляющий собой основу для государственной политики в сфере науки и технологий на предстоящие 5 лет, целевые показатели деятельности вузов, причём в качестве одного из индексов успешности будет использоваться место соответствующего вуза в глобальных академических рейтингах.

В проекте, поданном 10 декабря в Специальный комитет по Основному плану Комиссии по науке, технике и инновациям вместе с проектом мнения по Основному плану, словосочетание «глобальные академические рейтинги» было заменено на «международное ранжирование университетов», однако точный смысл нового термина остаётся неизвестным. Если под ним по-прежнему подразумеваются глобальные академические рейтинги, следует отметить, что это нововведение повлечёт за собой серьёзные последствия в будущем.

Впервые глобальные академические рейтинги появились в государственной политике в качестве целевого показателя в Стратегии развития Японии, и именно это стало, если можно так выразиться, источником всех бед. В июне 2013 года в целевые показатели, принятые и опубликованные Комиссией по промышленной конкуренции, был добавлен пункт «как минимум 10 японских вузов в первой сотне глобальных академических рейтингов в предстоящие 10 лет», после чего рейтинги стали упоминаться во всех связанных с вузами государственных планах, программах, комплексах мер и стратегиях.

Зависимость от масштаба учебного заведения

3 наиболее известных глобальных рейтинга вузов – это Академический рейтинг университетов мира, составляемый Шанхайским университетом Цзяо Тун с 2003 года (ARWU), рейтинг лучших университетов мира по версии Times Higher Education (THE, с 2004 г.)и рейтинг университетов мира QS (с 2010 г.)(*1). Прежде всего хочу указать на отсутствие необходимости принимать во внимание рейтинг ARWU. На это есть несколько причин, главная из которых заключается в следующем: если у двух вузов совпадает 90% показателей по основным оценочным критериям, в конечном счёте лидером окажется более крупный вуз, т. к. итоговый показатель рассчитывается пропорционально размеру университета.

Приведу интересный пример – в случае объединения семёрки так называемых «императорских вузов», основанных императорским указом от 1886 г. (университеты Токио, Киото, Тохоку, Кюсю, Хоккайдо, Осака и Нагоя), образовавшийся гигант немедленно станет мировым лидером. Что касается двух оставшихся рейтингов – THE и QS, несмотря на менее выраженную зависимость основного оценочного критерия, репутации вуза, от размеров учебного заведения, у меня имеются все основания считать их неудовлетворительными(*2).

Идентичность методологий рейтингов THE и QS обусловливает получение схожих результатов. Однако тот факт, что в 2015 году в первую сотню вузов по версии THE попали 2 японских университета, а по версии QS – уже 5, свидетельствует о наличии определённых отличий. Наблюдаются и удивительные явления – например, Токийский технологический институт, в котором я работаю, в нынешнем году поднялся в рейтинге QS до 56 места, но значительно сдал свои позиции в рейтинге ТНЕ, попав лишь в группу вузов с 201 по 250 место.

Несмотря на схожесть способов подсчёта, у каждого рейтинга имеется собственный подход, а это сказывается на конечном результате. Данная особенность присуща всем рейтингам, включая академические, и всем оценочным системам в целом. Это и делает их показатели довольно сомнительными в моих глазах.

Необоснованность слухов о невыгодном положении японских вузов

В Таблице 1 приведены оценочные критерии рейтингов ТНЕ и QS с указанием процентной доли каждого показателя. Несмотря на разное количество критериев, наиболее весомым элементом в обоих рейтингах являются результаты опроса о репутации вуза, за ними следует цитируемость научных работ(*3). Возможно, именно высокая значимость критерия репутации вуза послужила поводом для распространённого мнения о невыгодности подобных рейтингов для японских университетов ввиду их малой известности.

Таблица 1 Структура рейтингов

Рейтинг THE
Основные критерии Детализация Вес
Образование Академическая репутация университета по данным глобального экспертного опроса 15%
Отношение профессорско-преподавательского состава к численности обучающихся 4,5%
Отношение докторов наук (Ph. D.) к численности бакалавров 2,25%
Отношение докторантов к численности преподавательского состава 6%
Отношение финансирования университета к численности преподавательского состава 2,25%
Исследования Научная репутация университета по данным глобального экспертного опроса 18%
Отношение объёма финансирования исследовательской деятельности университета к численности профессорско-преподавательского состава 6%
Отношение опубликованных научных статей к численности учёных 6%
Цитируемость научных публикаций Общая цитируемость научных публикаций 30%
Глобализация Отношение количества иностранных студентов к численности местных 2,5%
Отношение количества иностранных представителей профессорско-преподавательского состава к численности местных 2,5%
Доля совместных международных научных статей 2,5%
Финансирование сторонними компаниями Отношение объема финансирования сторонними компаниями исследовательской деятельности университета к численности профессорско-преподавательского состава 2,5%
Рейтинг QS
Критерии Вес
Академическая репутация университета (опрос) 40%
Репутация среди представителей делового мира (опрос) 10%
Отношение профессорско-преподавательского состава к численности обучающихся 20%
Отношение индекса цитируемости научных статей преподавательского состава к численности преподавательского состава 20%
Доля иностранных студентов по отношению к численности обучающихся 5%
Доля иностранных преподавателей по отношению к численности преподавательского состава 5%

Каждую весну журнал THE выпускает ещё один рейтинг, посвящённый исключительно репутации университетов, и его результаты опровергают расхожее мнение о невыгодности рейтингов по крайней мере для университетов Токио и Киото. На нижеприведённом графике по оси Y указана общая сумма баллов в рейтинге ТНЕ (2014), по оси X – баллы в рейтинге репутации вузов (2015). На графике приведены университеты из числа 50 лидеров рейтинга ТНЕ-2014, которые смогли набрать баллы в рейтинге репутации-2015. Кривая линия представляет собой логарифмическую регрессию, поэтому университеты, расположенные в правой нижней части от кривой, являются лидерами рейтинга репутации, а университеты в левой верхней части – аутсайдерами. Очевидно, что выделенные жёлтым цветом университеты Киото и Токио получили сравнительно высокую оценку своей репутации, поэтому наличие данного критерия является для них скорее благоприятным фактором.

Фатальные последствия изменения методики расчётов

2015 год ознаменовался серьёзными изменениями позиций японских вузов в рейтингах ТНЕ и QS. Особенно заметное снижение отмечается в рейтинге ТНЕ: Токийский университет опустился с 23 на 43 место, Университет Киото – с 59 на 88-е, Токийский технологический институт и университет Тохоку, занимавшие в прошлом году 141 и 165 места, попали в группу 201-250, университет Осака – в группу 251-300 (ранее 157 место). Значительное ухудшение позиций японских вузов (за исключением улучшивших показатели Токийского технологического института и Университета Васэда) отмечается и в рейтинге QS. Причина отрицательной динамики кроется в изменении методики подсчёта второго по значимости критерия – индекса цитируемости научных работ.

До недавнего времени рейтинг QS не учитывал разницу подходов к публикации научных работ в разных научных сферах, однако с 2015 года была внедрена система, уравновешивающая показатели различных дисциплин, то есть процедура нормализации. Это привело к снижению влиятельности таких сфер науки, как биология и медицина, повышению значимости технических наук, и обусловило текущую динамику мест в рейтинге.

В рейтинге ТНЕ к показателю цитирований до недавнего времени применялась нормализация по странам с учётом таких факторов, как язык и культура(*4), однако уровень данной корректировки был сокращен наполовину. Это привело к значительному снижению оценки всех японских вузов, уступающих по числу цитирований среднему мировому показателю. С учётом того, что в рейтинге ТНЕ нововведения коснулись не только индекса цитируемости, но и других критериев, я не могу в полной мере оценить степень их воздействия в целом.

Думаю, что вышесказанного уже достаточно, чтобы убедиться в отсутствии необходимости подпадать под влияние результатов глобальных университетских рейтингов с учётом их высокой зависимости от часто меняющихся формул расчёта, а также понять неадекватность намерений рассматривать места в данных рейтингах в качестве целевых показателей на государственном уровне. Наряду с этим нам следует позаботиться об обеспечении возможности объективного отражения достоинств японских университетов, остающихся в тени глобальных вузовских рейтингов.

Стремительное наступление ведущих вузов Азии

Осенью 2015 года под влиянием одной газетной статьи я занялся сбором статистики по библиографической базе данных Scopus, используемой для подсчёта баллов по индексу цитируемости. Результаты моей деятельности представлены в Таблице 2, где я привёл количество научных работ с как минимум 1000(*5) цитированиями по каждому университету(*6).

Таблица 2 Количество научных статей с числом цитирования от 1000

2000-14 2008-14
Токийский университет

74

19

Университет Киото

47

9

Пекинский университет (Китай)

14

8

Национальный университет Сингапура

31

16

Как мы видим, в долгосрочной перспективе с 2000 года по текущий момент лидерами среди азиатских стран стали университеты Токио и Киото, однако наличие у азиатских вузов мощной государственной поддержки в последние несколько лет заставляет задуматься о возможной утрате позиций лидера в будущем. Наличие подобной тенденции не только в вышеприведённой таблице, но и в других данных свидетельствует о необходимости оказания мощной государственной поддержки японским вузам.

Мировые университетские рейтинги не идеальны, однако они предоставляют нам сигнальные ориентиры в виде цифровых показателей и сопутствующих данных, которые заслуживают пристального рассмотрения.

Фотография к заголовку: Холл Ясуда Токийского университета и памятный холл с часовой башней, построенной в честь 100-летия Киотского университета

(Статья на японском языке опубликована 19 января 2016 г.)

(*1) ^ До 2009 года компания QS сотрудничала с журналом ТНЕ при составлении мирового университетского рейтинга, однако начиная с 2010 года QS начал публиковать собственный рейтинг вузов.

(*2) ^ Калифорнийский технологический институт, вышедший первое место в рейтинге ТНЕ 2015-16 гг., не удостоился высокой оценки в рейтинге репутации именно из-за незначительного размера данного вуза.

(*3) ^ Разница подходов к нормализации оценки цитируемости порождает ситуацию, когда уровень одного и того же японского вуза в рейтингах THE и QS значительно отличается.

(*4) ^ Проблему представляет также отсутствие чёткого описания сути принципа корректировки по странам.

(*5) ^ Обычно в статистике используется не само число цитирований, а процент по отношению к высшему показателю, однако количество цитирований более 1000 свидетельствует о значимости соответствующих научных статей. Кроме того, большое количество цитирований свидетельствует о приоритетности соответствующих исследований для науки. При этом следует понимать, что с учётом различных факторов не следует считать данный показатель абсолютным.

(*6) ^ Необходимо учитывать возможность наличия погрешности, вызванной некорректным указанием названия вуза, т.к. их поиск осуществлялся визуально.

  • [04.02.2016]

Доцент Токийского технологического института, специалист в сфере наукометрии и исследований науки и технологии (STS). Родился в 1965 году, обучался на математическом отделении научного факультета и в докторантуре комплексных культурных исследований Токийского университета, имеет степень доктора наук (Ph. D.). В прошлом – преподаватель и доцент гуманитарного факультета Университета Синсю, доцент Центра высшего образования Токийского университета сельского хозяйства и технологий; с 2010 года занимает нынешнюю должность. Соавтор книги «Введение в наукометрию для оценки исследований и науковедения» (Кэнкю хёка кагакурон но тамэ но кагаку кэйрёгаку нюмон, издательство «Марудзэн Паблишинг», 2004 г., в соавторстве) и других.

Статьи по теме
Другие статьи по теме
  • Вступительные экзамены по истории как зеркало проблем японских вузовОбразовательная система Японии пытается сделать новый шаг – от механического запоминания больших объёмов информации к воспитанию людей, способных к самостоятельному овладению знаниями. Серьёзные перемены ожидаются и в сфере вузовских вступительных экзаменов. Автор резко критикует существующую методику изучения истории в старших классах и систему приёмных экзаменов в вузы, указывая на её печальные последствия, и подчёркивает необходимость образовательной реформы, нацеленной на развитие навыков мышления и речи.
  • Кузница кадров: проблемы японских вузовНевозможность трудоустройства докторов наук, неудачная политика развития юридического постдипломного образования – это лишь верхушка айсберга проблем японского высшего образования. В настоящий момент университеты заняты реформами, связанными с глобализацией. Взгляд на ситуацию в высшем образовании от эксперта Министерства образования Японии.

Популярные статьи

В деталях Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости