В деталях Университеты Японии: время перемен
Вступительные экзамены по истории как зеркало проблем японских вузов

Момоки Сиро [Об авторе]

[11.10.2016] Читать на другом языке : ENGLISH | 日本語 | FRANÇAIS | ESPAÑOL | العربية |

Образовательная система Японии пытается сделать новый шаг – от механического запоминания больших объёмов информации к воспитанию людей, способных к самостоятельному овладению знаниями. Серьёзные перемены ожидаются и в сфере вузовских вступительных экзаменов. Автор резко критикует существующую методику изучения истории в старших классах и систему приёмных экзаменов в вузы, указывая на её печальные последствия, и подчёркивает необходимость образовательной реформы, нацеленной на развитие навыков мышления и речи.

Мышление и письменная речь вместо зубрёжки

Образовательные системы стран Восточной Азии имеют много общего. Результаты вступительных экзаменов рассматриваются как отражение способностей человека и оказывают решающее влияние на всю дальнейшую жизнь. Содержание и методика школьного образования подчинены вступительным экзаменам и делают акцент не на развитии мышления, а на запоминании большого количества информации, рамки которой, по мнению большинства жителей этих стран, должны определяться государством.

Однако у современной японской системы есть одна специфическая черта, корни которой следует искать в изменениях в японском социуме в послевоенный период. Дело в том, что в Японии от детей требуется запоминать не целые предложения, а слова и словосочетания. Школьные тесты и приёмные экзамены в вузы практически не требуют ответов в форме предложений, и сами задания, за исключением части университетов из топ-листа, тоже не предусматривают чтения сколько-нибудь длинных текстов. Подобное явление априори невозможно в Китае, Вьетнаме и Корее с традиционной системой государственных экзаменов кэцзюй, основанных на классике конфуцианства.

Истоки японской специфики следует искать в послевоенной государственной политике девелопментализма, стремящейся организовать эффективное обучение и тестирование большого числа молодёжи с помощью минимальных затрат. Именно удобство подсчёта баллов стало причиной популярности заданий с короткими ответами или выбором нужного варианта ответа (бланковое тестирование).

Наряду с этим следует понимать, что доминирование подобных заданий в Японии и практически полное отсутствие обучения письменной речи и дискуссиям, столь привычного для Китая, Кореи, Вьетнама и США начиная с младшей школы, обусловлено специфическим отношением японцев ко всеобщему равенству и нейтралитету. Задания с развёрнутыми письменными ответами подвергаются критике за «невозможность справедливой оценки», либо, наряду с собеседованиями – за наличие преимущества у детей из богатых интеллигентных семей. Что касается истории, ответы в свободной форме «нежелательны из-за возможного влияния политических взглядов преподавателя на оценку». Следует отметить, что короткие ответы в форме словосочетаний – это скорее выбор людей, у которых нет времени на чтение длинных текстов, – самураев на войне, занятых работой крестьян и горожан, – нежели воспитанной на конфуцианстве и разработавшей систему кэцзюй интеллигенции.

Губительные последствия несовершенства вступительных экзаменов для исторических наук

Массовость высшего образования в период стремительного экономического роста в 60-е годы привела к тому, что фиксированный набор богатых знаний, доступный до тех пор лишь немногочисленной элите, стал достоянием широких масс, получавших к ним доступ через систему образования и вступительных экзаменов. В этот набор знаний входили такие предметы, как «история Японии» и «всемирная история». Мало кому известно, что именно благодаря высочайшему в мире уровню историков в период быстрого экономического роста и позднее Япония располагала высокопрофессиональными специалистами практически по всем регионам мира и могла гордиться тщательностью изучения архивных материалов.

К сожалению, массовость высшего образования привела к тому, что с конца 20 века в условиях обострения прозванной «экзаменационным адом» конкуренции по-настоящему необходимые знания «утонули» в огромной массе мелких деталей, и такие изначально слабые элементы, как речевое развитие и обучение дискуссии, оказались на периферии.

Исторические науки сталкивались с рядом специфических проблем. Изучение истории Японии делало акцент на концепции «уникальной» и «единственной в своём роде» самостоятельной страны, как будто существовавшей в вакууме. Всемирная история, как и в XIX веке, продолжала уделять внимание преимущественно западным странам, рассматривавшимся в качестве модели цивилизации. Неизменность образовательных устоев и увеличение объёма мелких деталей «раздули» учебники и в конечном счёте отвратили японскую молодёжь от этого предмета.

Всемирную историю тоже постиг злой рок – к огромному количеству информации по истории Европы добавились отрывочные сведения о странах Ближнего Востока, ЮВА и Африки, изучение которых не предусматривало понимания специфики соответствующих регионов. После этого количество абитуриентов, выбирающих всемирную историю на вступительных экзаменах, резко сократилось.

А привычка небрежно относиться к предметам, которые не планируется сдавать на вступительных экзаменах, ещё больше снизила уровень понимания всемирной истории среди японских старшеклассников. Большинство поступающих на историческую специальность предпочитает историю Японии, остальные делают свой выбор в пользу истории западных стран, окутанных флёром утончённости и прогрессивности. Мало кто хочет изучать историю неразвитых, немодных и вызывающих неприязнь за антияпонские настроения стран Востока. Эта тенденция, существующая со времён довоенного периода, не только не исчезает, но даже усиливается в последние годы.

  • [11.10.2016]

Профессор Университета Осака, специалист в сфере истории Вьетнама, приморских стран Азии и преподавания истории. Родился в 1955 году в г. Йокогама. Специализировался в истории Востока в докторантуре университета Киото, имеет степень Ph. D. Начинал карьеру с должности помощника Центра исследований ЮВА университета Киото и доцента в Институте иностранных языков Осака, с 2001 года занимает нынешнюю должность. Управляющий директор Ассоциации по сотрудничеству вузов и школ старшей ступени в сфере преподавания истории. Автор книги «Становление и трансформация средневекового государства Дайвьет» (Тюсэй дайэцу кокка но сэйрицу то хэнъё, издательство Университета Осака, 2011) и других.

Статьи по теме
Другие статьи по теме
  • Кузница кадров: проблемы японских вузовНевозможность трудоустройства докторов наук, неудачная политика развития юридического постдипломного образования – это лишь верхушка айсберга проблем японского высшего образования. В настоящий момент университеты заняты реформами, связанными с глобализацией. Взгляд на ситуацию в высшем образовании от эксперта Министерства образования Японии.
  • Глобальные университетские рейтинги: есть ли поводы для волнений у японских вузов?Кабинет Абэ провозгласил национальную стратегию на вхождение 10 японских вузов в первую сотню лучших университетов мира в течение ближайших 10 лет. Стоит ли использовать в качестве государственных ориентиров эти цифровые показатели? Ведь по мнению компетентного специалиста, «место в рейтинге – это отнюдь не повод для волнений и беспокойства».

Популярные статьи

В деталях Все статьи

Видео в фокусе

Последние серии

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости