Как говорят с детьми в Японии?

Джеймс Синглтон [Об авторе]

[13.07.2015] Читать на другом языке : ENGLISH | ESPAÑOL | العربية |

Каждый, у кого есть дети или знакомая семья с детьми, знает, что большинство взрослых, независимо от образования, превращаются в жалких сюсюкающих идиотов, когда берут на руки ребёнка. Когда мы говорим с ребёнком, мы бессознательно нарочито интонируем и повторяем фразы, используем укороченные и упрощённые слова, подчас совмещая это со щёлканьем, воркованием и чрезмерной мимикой, чтобы вызвать лепет или улыбку малыша.

Исследователи называют это «нянькин язык», «язык обращения к ребёнку», а вообще это известно как «детский язык», и он существует практически в каждой человеческой культуре. В Японии лексика, ориентированная на младенцев и маленьких детей, называется икудзиго, «слова воспитания ребёнка».

Язык для малышей

Особенность японского икудзиго, отличающая его от других типов детского языка, заключается в использовании таких форм слов, которые не используются в речи взрослых. Например, в русском языке уменьшительные формы не так уж отличаются от «взрослых» слов, – так, «собака» и «утка» превращаются в «собачку» и «уточку». В японском детском языке же ину (собака) и ахиру (утка) становятся ван-ван и га-га.

Многие слова, в особенности названия животных, часто сами по себе являются ономатопеическими (звукоподражательными) и повторяющимися, что облегчает их произношение и запоминание. Для других используются подражание их голосам, – мо-мо (корова), няннян (кошка), поппо (голубь), кокко (курица). Этот же принцип используется и для слов, не относящихся к животному миру – помпон (живот) изображает звук хлопков по животу, а бу-бу (машина) имитирует звук едущего автомобиля.

Часто встречаются в икудзиго слова с повторами, не являющиеся звукоподражательными. Таковы, например, кукку (обувь, от куцу), нэнэ (ложиться спать, от нэру, «спать»), пампан (хлеб, от пан), кирэйкирэй (вытирать или мыть руки, от кирэй, «чистота»), найнай (брось, от най, «нет»). Другие слова, как камиками (жевать, от каму), сукисуки (обнимать, показывать близость, от прилагательного сукина, «любимый») содержат повторяющиеся соединительные основы глаголов «взрослых» слов. Исследования показывают, что выбор взрослыми лексики при общении с ребёнком в Японии часто зависит от выбора ребёнком слов и произношения, а отсюда возникает тенденция к ведущей роли ребёнка в построении фраз.

Лингвистические особенности икудзиго

Упрощённая грамматика характерна для любой детской речи, но сокращения особенно распространены в икудзиго. Русскоязычные родители скорее используют пары слов, существительное и глагол, – «Это кот», «Ешь кашу», – даже в том случае, если ребёнок неспособен ещё повторить фразу. В японском икудзиго взрослый может часто опускать все частицы и модификаторы, используя одно лишь существительное или глагол, как онри (от ориру, «спускаться»), чтобы попросить его спуститься на пол, или могумогу (ономатопеическое слово со значением «есть»), чтобы убедить ребёнка поесть.

Как и в обычном японском языке, вежливые формы играют важную роль в икудзиго. Названия частей тела почти всегда совпадают с «взрослым» языком, но к ним добавляют гонорифический префикс о-, – например, о-кути (рот), о-мими (ухо), о-юби (палец), о-хана (нос). О-цуму (голова) и о-тэтэ (рука) тоже имеют такой префикс, но эти слова используются только при разговоре с маленькими детьми. Анъё (нога) – одно из немногих названий частей тела, не имеющих гонорифического префикса. Других детей того же возраста и младше взрослые обозначают в отношении ребёнка как о-томодати (друзья), а мальчиков и девочек старше данного ребёнка – о-нии-тян (старший братец) и о-нээ-тян (старшая сестрица).

При взаимодействии с другими детьми в парке или группе играющих японские взрослые должны тщательно следить за манерами и сразу же извиниться за любое нарушение социальных норм, совершённое ребёнком. На хватание без разрешения игрушки у другого ребёнка, что часто бывает среди детей, со стороны взрослого может последовать осуждающее «Мэ!», детский вариант дамэ (нельзя), а потом взрослый извинится привычным гомэн насай (извините) перед «ограбленным». Мелодичное каситэ (можно я возьму?) – социально приемлемый способ попросить разрешения попользоваться игрушкой, которая находится в руках другого о-томодати.

Соответствие лексики возрасту

Помимо собственно икудзиго существует другая особая лексика, связанная с уходом за ребёнком. Оппай – слово, обозначающее женскую грудь, но применительно к ребёнку оно может обозначать и грудное молоко. В других случаях оно называется словом мируку, происходящим от английского milk. На улице родители везут ребёнка в бэбика (коляска, от baby car), или же несут при помощи дакко химо («обхватывающий шнур», приспособление для переноски маленьких детей, напоминающее слинг), а когда ребёнок устал после дневных игр, он может попросить омбу (понести его на закорках).

Важно также отметить, что в разных регионах используются разные слова икудзиго. Вышеприведенные слова характерны для Токио и региона Канто. К примеру, в Токио мать может сказать энко или энтё, уговаривая ребёнка сесть, в то время как в префектуре Ойта на Кюсю скорее скажут тянко. Чтобы указать, что вещь грязная, в Токио скажут баттити, а в западной преф. Симанэ могут использовать слово тянай.

Иногда можно услышать, что икудзиго замедляет развитие ребёнка, поскольку им позднее приходится учить «взрослые» слова, когда они подрастают. Однако слишком мало достоверных данных о том, что у японских детей замедлено развитие коммуникативных способностей. Другие исследователи указывают, что «детский язык» символизирует общественную систему ценностей, в которой он используется, – так, если в языках западных стран он отражает самостоятельность человека, заложенную в культуре, то структура икудзиго говорит о ценностях порядка и общественной гармонии, характеризующих японскую культуру.

Вне зависимости от того, насколько справедливы эти утверждения, большинство тех, кто воспитывает ребёнка, постепенно отказывается от «детской речи» по мере развития у него речевых способностей. Примерно к двум годам потребность в использовании упрощённой лексики начинает ослабевать, и у детей начинается этап молниеносного овладения языком, как может подтвердить каждый родитель, наблюдающий, как малыш с восторгом повторяет каждый звук, слетающий с губ взрослого.

Дети растут быстро, и, наверное, важнейшая общая черта, сближающая икудзиго и другие «нянькины языки» – это чувство близости и родства, объединяющее воспитателя и ребёнка.

Фотография к заголовку © Jiji Press Photo

(Статья на английском языке опубликована 13 июня 2014 г.)

  • [13.07.2015]

Переводчик и редактор Nippon.com. Окончил университет Орегона в 1996 г. по специальности «востоковедение». В том же году приехал в Японию, где и остался. Продолжая изучать японский, Джеймс объехал всю Японию, исследуя местную историю, культуру и диалекты. Начал работать переводчиком в 2008 г. как на свободной основе, так и на производстве японской еды и напитков. Поступил на работу в Nippon.com в 2014 г.

Статьи по теме
Другие колонки

Популярные статьи

Nippon.blog Все статьи

Видео в фокусе

バナーエリア2
  • Колонки
  • Новости